Гражданский раздел:
  • Гражданские сезоны.Пермские дни памяти
  • Право на альтернативу
  • Библиотека
  • Архив проектов
  • Годовые отчёты

  • «ПЕРМЬ-36»: ВОЗМОЖНО ЛИ ПАРТНЕРСТВО?


    28 июля состоялась пресс-конференция директора департамента гражданских и социальных программ администрации губернатора Пермского края Сергея Маленко, которая была посвящена проблемам развития Мемориального музея «Пермь-36». Мероприятие вызвало бурную дискуссию в региональной (и не только!) прессе. Особое внимание журналистов и читателей привлек весьма своеобразный отклик на выступление С.Маленко от председателя Пермской гражданской палаты Игоря Аверкиева.

    Редакция обратилась к Александру Калиху, основателю Пермского «Мемориала», члену Правления Международного «Мемориала» с просьбой прокомментировать статью Игоря Аверкиева и заодно рассказать о том, что сейчас происходит с музеем «Пермь-36».

    Я вот задумался – к какому жанру отнести эту статью Игоря Аверкиева? Того, о чём он пишет, нет в природе, описываемые события еще не состоялись. Тем не менее, читатель невольно подчиняется автору, ощущает правду в его футурологическом прогнозе. Фантазия на заданную тему?

    Дело в том, что в пресс-конференции Сергея Маленко (на наш взгляд, вполне внятный отчет с пресс-конференции опубликован), на которую ссылается Игорь Валерьевич, ни разу впрямую не прозвучали слова о предстоящем переформатировании деятельности музея. Да и как им звучать, если губернатор Пермского края В.Ф.Басаргин не раз публично заявлял, что «Пермь-36», став государственным музеем, ни в коем случае не сменит свой курс. Но современный пермский чиновник (и не только пермский) умеет слышать то, что начальник как бы не говорит, но думает. Сергей Маленко, бывший КВН-щик, а ныне директор департамента администрации губернатора, тоже нас успокаивает, но нам неспокойно. Никакой смены курса, просто некоторые содержательные дополнения, некоторая, так сказать, перестановка мебели.

    Так что Игорь Аверкиев всего лишь прочёл подтексты, расшифровал то, что мы и сами привыкли читать между строк.

    Но есть в его замечательном тексте некая странность. Как мне показалось, Игорь Валерьевич гораздо лучше «читает» подтексты, чем те редкие фразы, в которых всё-таки излагается позиция «реформаторов» общественного музея истории политических репрессий.

    Оказывается, есть в выступлении представителя пермской администрации и периоды прямой, недвусмысленной речи. Это там, например, где он говорит, что «обновленный» музей охватит историю репрессий «от Бориса Годунова до СССР». Удивительно, но «такая широта подхода» – единственное, что понравилось И. Аверкиеву в новой концепции музея. Широты и разнообразия, говорит он, явно не хватало прежнему негосударственному музею.

    Может быть, и не хватало. Но только в чём угодно другом, а не в этом. Вспоминаю, что идею «от Бориса Годунова до СССР» популяризировали ещё в начале 90-х годов некоторые «продвинутые» коммунисты. Будучи не в силах отрицать факт политических репрессий в СССР, они убеждали нас, что репрессии были всегда и везде, что без них как бы и невозможно создать что-то путное. Теперь на эту подловатую (исторически несостоятельную) идею повелись представители власти.

    Ну, ладно власть, её спекулятивные игры нам понятны. Но когда такое заявляет один из лидеров пермского гражданского сообщества, чувствуешь недоумение. Бог его знает, что это. Жажда парадокса? Или глубоко запрятанная ирония? Надеюсь, – второе, хотя, каюсь, до самого дна этой глубины я не достал.

    Директору АНО «Пермь-36» Виктору Шмырову, как и всем мемориальцам, сегодня не до шуток, не до игры в слова. В ответ на «идею» С. Маленко он изложил гораздо более точную позицию: «Предложение создать такую экспозицию по истории репрессий ставит беспримерный массовый государственный террор в ряд с дворцовыми интригами 16-го века, снижая тем самым его смысл и значение». В подобного рода безграмотных проектах уважающий себя историк участвовать не может. Не имеет права. 

    Или другой пример. Раньше идеологию музея определял фактически московский «Мемориал», теперь идеологию музея будет определять Пермский ГУФСИН, считает Аверкиев. И то другое – из ряда сомнительных парадоксов. Никогда московский (видимо, автор всё-таки имеет в виду международный) «Мемориал» не определял политику и идеологию музея. Свидетельствую об этом, как член правления Международного общества «Мемориал».

    Что же касается службы исполнения наказаний… Зачем пугать народ ужасами, которые где-то там, в будущем? Ведь они творятся уже сегодня! Министерство культуры Пермского края предложило АНО «Пермь-36» проект соглашения о партнёрстве, в котором, как говорится, печать негде ставить. В нём все построено на всепроникающей цензуре, контроле за каждым шагом общественников. Проект провокационный, откровенно рассчитанный на то, что основатели музея и его правление почувствуют полную невозможность сотрудничества. И смирятся с захватом музея как с реальностью, которую невозможно изменить.

    Muzey_Perm_36 Всё-таки, повторяю, в футурологических прогнозах И.Аверкиева много правды. Или того, о чем хочется поспорить, что надо обсудить. К примеру, вполне продуктивна его идея обратиться к тем сторонникам музея, которые откликнулись на призыв «Мемориала» и подписали открытое обращение к губернатору края «Спасти от развала общественный музей истории ГУЛАГа!». Если каждый из них перечислит хотя бы небольшое пожертвование в фонд поддержки «Перми-36», то из собранной суммы может быть сформирован эндаумент-фонд. В таком случае развитие музея будет обеспечиваться в основном не из средств пожертвователей, а за счет дохода от вложения этих средств в различные инвестиционные проекты.

    Правление Пермского «Мемориала» серьёзно рассматривает это предложение И. Аверкиева. Реализовать его не так просто, как кажется. Но мы не теряем надежду – тем более, что к сегодняшнему дню нашу петицию поддержали уже более 65 тысяч граждан из регионов России и зарубежных стран (около 10 тысяч подписей).

    Одно только не хочу комментировать в статье Игоря Валерьевича. Это те моменты, когда в его тексте вдруг пробивается нота непонятного мне высокомерия, когда он свысока вразумляет «идейный актив старой «Перми-36». Его личное (всего лишь!) мнение иногда звучит, как приговор в последней инстанции. По-моему, так отзываться о работе коллег, мягко говоря, некорректно: «Хотелось бы, чтобы предстоящая «Пилорама» отличалась от прошлогоднего вегетарианского, слезливого паллиатива». Грубо, батенька!

    Заключительная филиппика в его статье звучит не только спорно, но и по-учительски назидательно: «В крайнем случае, – пишет он, – музей и фестиваль должны мощно и с достоинством умереть, не затягивая малоприятную агонию. Пока во всей истории с ликвидацией «Перми-36» достоинства было немного». Не знаю, как читатель, а я испытываю неловкость, читая эти слова.

    Но вернемся к истории конфликта общественного музея и власти. В декабре 2013 года на встрече губернатора края с правлением АНО «Пермь-36» были определены основные принципы соглашения об общественно-государственном партнерстве. Стороны сошлись на идее разделения полномочий – бюджетное учреждение возьмет на себя решение хозяйственных проблем, а общественники продолжат просветительские проекты, разработку и демонстрацию новых экспозиций и т.д.

    Эта идея вроде бы примирила всех.

    Но прошло несколько недель и власть в лице краевого министра культуры Игоря Гладнева, упомянутого выше Сергея Маленко и других оставшихся в тени чиновников резко повернула в сторону, отказалась от компромиссного проекта. Тогда и совершилось то, что позже назвали рейдерским захватом музея. Эта история подробно описана в различных СМИ, а также в упомянутом выше обращении Пермского общества «Мемориал» ко всем неравнодушным гражданам и общественным объединениям, опубликованном на портале change.org.

    Чиновники в буквальном смысле закусили удила. Не обращая внимания на многочисленные письма, на требования остановиться, не уничтожать то, что создавалось усилиями сотен людей, они стали творить чудеса, которые падкая на сенсации пресса, с удовольствием описывала, причём как на региональном, так и федеральном уровне. То новая дирекция музея по неразумию своему взялась за уничтожение артефакта – бывших лагерных ворот. То вдруг затеяли проверку документов у зарубежных гостей музея, приехавших, чтобы принять участие в одном из серийных семинаров, проводившихся здесь ещё с «мирных» времён. Затем власть фактически запретила проведение в музее традиционного волонтерского лагеря пермского «Мемориала». Почти 20 лет ребята приезжали со всех концов страны и мира, чтобы помочь в ремонте объектов, благоустройстве территории. А тут вдруг стали ненужными.

    Наконец, откуда-то выкатился тот самый проект соглашения министерства культуры, который как бы отменял все прежние договорённости и который общественники с полным основанием посчитали провокацией.           

    Самое смешное произошло совсем недавно. Гражданские активисты Перми, сторонники и друзья музея, решили провести у стен бывшей политической зоны нечто вроде пикника. Они хотели обсудить свои действия в защиту «Перми-36» и закрытого властями форума «Пилорама». Но тут разыгралась настоящая комедия: у подходов и подъездов гостей ждали тройные пикеты полиции, имена всех прибывших записывали. И самое главное – музей оказался закрыт в связи с проведением… учений МЧС. Люди учились важному делу – как тушить пожары.

    С этим психозом (иначе не скажешь) надо было что-то делать. 22 июля в Салехарде пермский скандал обсудили участники выездного заседания рабочей группы по разработке Федеральной целевой программы по увековечению памяти жертв политических репрессий. Совещание рекомендовало руководству Пермского края «ликвидировать бюджетное учреждение «Мемориальный комплекс политических репрессий» и направить высвобождающиеся средства в качестве субсидий для АНО «Пермь-36». Казалось бы, найден здравый выход из тупика…

    На прошлой неделе представители АНО «Пермь-36» и Пермского общества «Мемориал» встретились с главой администрации губернатора А.В.Фроловым. Он заявил, что предложение о ликвидации бюджетной организации администрацией рассматриваться не будет. Взамен чиновник предложил вернуться к соглашению об общественно-государственном партнерстве, проект которого был выработан в декабре 2013 года. Такая повестка вполне может быть обсуждена на совещании с участием губернатора ПК В.Ф.Басаргина и членов правления АНО «Пермь-36». В.А. Фролов заверил, что совещание можно организовать в третьей декаде августа.

    Автор этих строк, принимавший участие во встрече, просил напомнить губернатору края, что давно пора дать публичный ответ 65 тысячам участников петиционной кампании, обратившимся к нему с требованием сохранить Мемориальный музей «Пермь-36». Нам обещали напомнить…

    Теперь общественники должны были принять непростое решение. Реально ли в данной ситуации возвращение к нормальному сотрудничеству?

    20 августа правление АНО «Пермь-36» направило главе администрации губернатора письмо, в котором сообщается о готовности принять участие в новом раунде переговоров о партнерстве. Но при этом правление сформулировало базовые условия дальнейших взаимоотношений с властью. Платформой для переговоров должны стать предложения губернатора Пермского края В.Ф. Басаргина, высказанные на встрече с АНО «Пермь-36» 12 декабря 2013 года. Также среди выдвинутых условий - смена нынешнего руководства ГАУК «Мемориальный комплекс истории политических репрессий», за короткое время неоднократно продемонстрировавшего свой непрофессионализм и угрозу сохранности музейного комплекса.

    К моменту сдачи этого материала «в печать» ответ администрации еще не был получен.

     

    Поделиться:

    Также рекомендуем почитать:
    | Анна Герман. Детство в Таласе, или История советских немцев в биографии звезды
    | Дети Большого террора: как потомки репрессированных в СССР борются за право вернуться домой
    | Вспышка неосталинизма – признак моральной катастрофы
    Карта террора и ГУЛАГа в Прикамье
    ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
    Чтобы помнили: трудармия, лесные лагеря, Усольлаг
    | Национальность свою никогда не скрывал
    | Я помню тебя, отец
    | Главная страница, О проекте

    blog comments powered by Disqus