Исторический раздел:

Тексты воспоминаний


Стрелецкий Дмитрий Николаевич

Свирепова Тамара Андреевна. "Из всей семьи я одна осталась на чужбине.."

Потапова Нонна Петровна. Без родителей.

Минусова Вера Викторовна

Степанцева Наталья Ильинична

Курочкина (Просвирнина) Ольга Александровна

СЛЕД НА ЗЕМЛЕ. О своем отце Иване Ивановиче Лауте рассказывает его дочь Татьяна

Лaут Татьяна. СЛЕД НА ЗЕМЛЕ

Апанасенко Иван Семенович

Мудрец

Вера Федоровна Баландина размышляет о своих родных, о трагической судьбе больших крестьянских семей

В МОЕМ ПОСЕЛКЕ - МОЯ СУДЬБА. Крюк Тамара Афанасьевна

П. Чусовское в начале своего существования носил название л/п Головная, Чусовского отделения. Возник он в 1945 г. на месте лесопункта. Здесь осужденные пилили лес и сплавляли его по речке Вишерке... Моя малая Родина, северный суровый край, поселок, где родились мои дети, остается безлюдным, заброшенным. Сиротливо торчат полуразрушенные дома, да летают стаи воронья.

"Земля рождения, земля судьбы". Воспоминания Крюк Тамары Афанасьевны

"Вишерка" - река памяти в Ныробском районе Пермского края. История населенных пунктов, по материалам воспоминаний старожилов этих мест, собранных Т.И. Крюк

Зоря, Зорька

Зоря, Зорька – так с детства звали замечательного пермского ученого, социолога, экономиста профессора Захара Ильича Файнбурга. Он пользовался широкой известностью в стране и за ее рубежами. Но только родные и близкие друзья знали, какая нелегкая судьба выпала ему, какие испытания пришлось преодолеть, чтобы завоевать признание, любовь и уважение людей…

Слово об учителе

А.М. Калих: «До сих пор помню потрясение, которое тогда пережил. Перед нами, десятилетиями жившими в информационной блокаде, открылись зияющие «высоты» недавней истории. То, о чем все мы думали, над чем мучились в сомнениях и догадках, сформулировал, сложил в слова и понятия человек, к которому каждый из нас чувствовал абсолютное доверие. Впервые о причинах и последствиях культа личности Сталина рассказывал изголодавшимся по правде людям не жаждущий известности политик, а большой ученый, опирающийся не только на свой личный опыт, но, прежде всего, на точное научное знание. Я был одним из счастливчиков, которым повезло стать слушателем знаменитых лекций профессора Файнбурга. Он прочел их в мае 1987 года в актовом зале Пермского политехнического института. Повезло мне потому, что попасть в этот зал было непросто, сюда стекался разнообразный люд со всей Перми. Захар Ильич говорил, сидя за маленьким столиком, подчеркнуто тихо, спокойно. Я только теперь понял, почему он сидел – следствие тяжелого ранения на фронте, в результате которого чуть не потерял ноги. На любительском рисунке неизвестный автор, участник тех событий, простой шариковой ручкой изобразил переполненный актовый зал. Над рисунком написано: 30-35 градусов. Не знаю, я не чувствовал жары, не помню ее. Зато навеки запомнил невероятное интеллектуальное напряжение, которое висело в зале. Запомнил тишину и чувство единства, которое каждый из нас испытывал наедине с лектором. Единство, о котором сегодня можно только мечтать. Это я сегодня знаю, что Захар Ильич Файнбург готовился к тем лекциям, можно сказать, всю жизнь. С тех трагических дней, когда арестовали, а потом расстреляли его родителей. С детдома, где ему повезло на воспитателей, с фронтов войны, на которую ушел со студенческой скамьи, на которой все-таки не погиб, хотя воевал на самом передке в почетном звании рядового. Но тогда мы не знали об этом. Боюсь, и до сих пор сотни людей, помнящие Файнбурга и три его знаменитые лекции 87-го года, мало что знают о нем самом. Больше двух десятилетий нет с нами Захара Ильича. Сегодня, дорогие читатели, у нас есть возможность исполнить свой долг памяти, ближе познакомиться с выдающимся человеком, профессором З.И. Файнбургом. Воспоминания о нем написал его сын Григорий Захарович, который, как и следовало ожидать, сам стал известным ученым, доктором технических наук, профессором. Мы много разного натворили за два последних десятилетия. Запутались в мифах, которыми сами же спеленали свое трагическое прошлое. Вновь возлюбили тирана и хвалим его методы управления страной. С энтузиазмом наводим порядок везде и всюду, но только не у себя. Никак не хватает рук, чтобы преодолеть собственный духовный и экономический раздрай. Через 27 лет я вновь прослушал лекции профессора Файнбурга. Впечатления такие же яркие, как и в те давние майские дни. Многое и сегодня звучит свежо, некоторые прогнозы и оценки Захара Ильича поражают совпадением с проблемами сегодняшнего дня. Они сделаны с позиций марксиста. Кому-то захочется с ними поспорить, задать острые вопросы, посоветоваться. Не сомневаюсь, Захар Ильич смог бы, как и всегда, спокойно и мудро ответить на все наши вопросы и сомнения. И каждый из нас почувствовал бы, что эта мудрость – навсегда. Что она не имеет ничего общего с нашей традиционной догматичностью и партийной узколобостью. Но время не вернешь. Придется к правде пробиваться самостоятельно. В этом трудном пути нашим советчиком, учителем и защитником может стать профессор Файнбург, его судьба, его книги, его слово и дело. Александр Калих, почетный председатель Пермского краевого отделения общества «Мемориал»

«Только бы это не повторилось…»

В Медведке Таисья Васильевна Борисова живёт с третьего класса. А на свет она появилась в посёлке Боровском, куда в тридцатых годах были высланы её родители – отец из Смоленской области, мать – из Псковской.

Поделиться:

Рекомендуем:
| «Фраза Довлатова про „четыре миллиона доносов“ — опасная неправда». Разговор с экс-главой «Мемориала» — о репрессиях, Нобелевской премии и современной правозащите
| Советский самиздат, как способ сопротивления и опыт свободы / Наталья Самовер
| Дочь обжаловала отказ ФСБ предоставить ей допуск к архивному делу нереабилитированного отца
История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
| Это не власть, а преступники
| Факт ареста отца марает мою биографию
| Главная страница, О проекте