Гражданский раздел:

Ушел Вацлав Гавел.


Памяти Гавела.

Ушел драматург, эссеист, политический писатель, чье имя стало для Чехии, России,
всей Восточной Европы символом интеллектуального противостояния диктатуре,
символом конечной победы свободного разума и свободного слова над государственной
ложью и насилием.
Ушел человек, воплощавший в своем творчестве и в своей общественной
деятельности дух чешского народа и чешской культуры – дух трезвой разумности и
мудрой иронии. Более всего на свете Гавелу был чужд какой бы то ни было пафос, и в
особенности – пафос «отца отечества», пафос трибуна и пророка, самодовольный пафос
догматической правоты, из чего бы она ни исходила.
Ушел государственный деятель, положивший в основу своей политики ценности,
выработанные мыслью и практикой Сопротивления – ценности, названные его погибшим
учителем и другом, философом Яном Паточкой, «неполитической политикой». Именно
эта неполитическая политика президента Гавела
– сегодня ее еще называют
«гражданской политикой» – позволила чешскому народу в небывало короткий срок
превратить социалистический Абсурдистан гавеловских пьес в страну свободы и
устойчивой демократии.
Вацлав Гавел – это редкая, можно сказать, историческая удача, выпавшая на долю
чешского народа.
Здесь, в России, на протяжении вот уже двадцати с лишним лет популярна фраза:
«Нашей стране не хватает своего Гавела!». Мы повторяли эту фразу и в самые последние
дни, когда в Москве и других российских городах прошли массовые митинги в защиту
демократии и свободы.
Теперь Гавела будет не хватать всему человечеству.

 

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Как мы жили, как близнецы-братья
| «Пожалуйста, найдите дело моего отца и дайте мне правдивый ответ»
| Благодарности-2017
| Историческая политика в России: почему она разобщает, а не объединяет
| Мемориальские хроники. Июль 2017
| «Осужденным к расстрелу рубили головы топором...». Зачем Сталин устроил Большой террор и утопил страну в крови?
| Без отцов и Дмитриева. Сироты Сандармоха вспоминают расстрелянных родственников
| Стена скорби — между нами
| «В 1930-е годы люди ещё помнили, как жили до революции». Историк Сергей Шевырин о мотивах Большого террора
| Акция памяти жертв Большого террора прошла в Перми

blog comments powered by Disqus