Исторический раздел:

«Мы живем при Сталине, мы в постсталинскую эпоху живем, мы оттуда еще не вышли», - журналист Виктор Шендерович


Из интервью на радиостанции «Эхо Москвы»

О.Рябцева  -  Это программа «Особое мнение», с вами Леся Рябцева и у меня в гостях Виктор Шендерович. Мы продолжаем обсуждать «Прямую линию» Владимира Путина. Был еще очень важный интересный момент в 4-часовой беседе с народом. Путин сказал, что нельзя ставить на одну доску нацизм и сталинизм, и объяснил это тем, что при всем уродстве сталинского режима, при всех репрессиях, всех ссылках целых народов, все-таки цель – уничтожение никогда режим не ставил. Во-первых, первый вопрос, согласны ли в с тем, что это нужно разъединять, или, может быть, объединять нацизм и сталинизм?

В.Шендерович  -  Вы знаете, бубонную чуму совершенно не обязательно объединять с холерой! Надо просто констатировать, что то и другое смертельно опасно; и констатировать, что любой разносчик бубонной чумы или холеры опасен для человека, что его надо изолировать – разносчика, а саму болезнь постараться победить. А то, что чума бубонная и холера – это разные болезни, там разные штаммы, разные микробы – это, разумеется. Пускай потом ученые подробно-подробно описывают, чем штамм одного вируса отличается от штамма другого вируса – пускай! Но для пользователя важно другое: надо мыть руки, надо соблюдать гигиену, и надо понимать, что это смертельно опасно. А сравнивать — зачем же их сравнивать? Надо просто констатировать, что и то и другое смертельно опасно, вот и все.

О.Рябцева  -  Просто интересна позиция президента: как будто бы он одобрил сталинизм. Как будто он сказал, что в принципе это было не так уж и страшно, и мы можем теперь, например, на билбордах в Перми разрешать изображение Сталина, автобусы со Сталиным – это что, оправдание?

В.Шендерович  -  Это реабилитация сталинизма. Ничего нового в этом нет, ничего нового мы ни о Сталине, ни о Путине не узнали. Это реабилитация сталинизма, которая долгое время шла исподволь: возвращением гимна, какими-то такими робкими знаками, — но потом вошли во вкус. Вошли во вкус, и сегодня уже… Я не думал, что я до этого… что этот позор я увижу снова.

О.Рябцева  -  Позор – это в смысле, что?

В.Шендерович  -  Сталин на билбордах в открытую…

О.Рябцева  -  Но это же история.

В.Шендерович  -  Гитлер тоже история. Давайте в Берлине повесим Гитлера. Это огромная часть истории — давайте вешать. Одно дело – в музее, одно дело – в историческом журнале; одно дело, что, когда я попадают в Европу, то по каналу ARD или какому-то другому регулярно фильмы именно про Гитлеровскую эпоху, но это исторические фильмы с совершенно недвусмысленными оценками. Когда это стало историей для страны, когда эту историю можно изучать.

О.Рябцева  -  А через сколько лет Сталин станет такой историей? Не станет?

В.Шендерович  -  Нет, в нашем случае это не история ¬ мы живем в этом. Мы живем при Сталине, мы в постсталинскую эпоху живем, мы оттуда еще не вышли. Мы не выблевали из себя это. Десталинизация, которая проводилась Хрущевым, провалилась: очень скоро был новый виток. Потом вроде бы показалось в перестройку, что уж это тему мы прошли – ни черта не прошли! Снова Сталин на билбордах. И это означает, собственно говоря, что мы тяжело больны — не холерой, а бубонной чумой…

О.Рябцева  -  Лечить нужно разными лекарствами?

В.Шендерович  -  Лечить нужно разными лекарствами, но лечить надо. А, когда глава государства говорит, что в бубонной чуме есть очень много привлекательного – ну, конечно, были некоторые перегибы: лишних несколько миллионов померло, — но в принципе довольно симпатичная вещь-то – бубонная чума; и человек, больной бубонной чумой, довольно привлекательно выглядит… у него пятнышки такие милые – говорит глава демократического государства. Кстати, впрочем, о чем я – какого демократического? Сегодня уже можно! Сегодня у нас уже такой список соратников, что можно и Сталина на билборды вешать. Поздно пить боржоми. В этом смысле то, что раньше было — как какие-то нарывы отдельные, там где-то, в Якутии хотят поставить памятник – дикий скандал! А сейчас это уже очередное – не первое и не последнее – свидетельство той исторической катастрофы, которая с нами происходит. Настоящий ужас даже не в том, что это с нами было, повторяю. Мало ли что с кем было, мало ли какие времена были у какой нации, у какого народа. Наша поразительная неспособность извлекать уроки. Наша поразительная способность настаивать, что наш позор – это наша гордость, настаивать на позоре, как на гордости! – значит, новые поколения будут идти этим тухлым и кровавым путем. Потому что человек рождается, я повторяю, голеньким, с головкой пустой: что туда положишь, то там и будет. И уже выросло поколение и растет второе поколение, собственно, при Путине выросшее. Мы уже его видим. Они вообще ничего не помнят, что было до! И вот, что им в голову положат из этого телевизора, весь этот коллективный «православный Мединский» в самом тяжелом клерикальном варианте – вот это у них в голове и будет. И потом опять вспухнет, разумеется, потому что не может не вспухнуть. Раз заражение есть, то однажды оно примет довольно тяжелый характер. Это все довольно… не просто довольно, а очень тревожно.

Читать далее...

 

 

Поделиться:

Рекомендуем:
| Работа выполнена до конца
| Неизвестный снял табличку с «Последним адресом» в Перми. Мы нашли того, кто это сделал
| Вестник «Центра исторической памяти». Июль 2022 года
Список «12 километра»
Чтобы помнили: трудармия, лесные лагеря, Усольлаг
Ссыльные в Соликамске
| У нас даже фруктовые деревья вырубили
| «Смерть Сталина спасет Россию»
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus