Исторический раздел:

Захоронения военнопленных в Прикамье


Р. Р. Латыпов

Пермский «Мемориал»

 

Очень сложно писать об истории Пермского края в контексте сохранения и благоустройства городских и сельских некрополей, если обращать свой взор к теме, где нам практически нечем гордиться. К такой неудобной и неприятной теме относится история кладбищ военнопленных периода Второй мировой войны.

До сегодняшнего дня тема пребывания военнопленных в нашем крае и, как следствие, захоронений заключённых этой категории была фактически закрытой. Имеющиеся сведения весьма скупы на подробности, а архивные документы по этой теме за последнее десятилетие вновь стали недоступны. Действовало и, вероятно, продолжает действовать негласное табу на исследования в этой области. Считается неприличным говорить об оккупантах, пусть даже пленённых и затем умерших, если не всё ещё сказано, не всё ещё сделано для победителей. Ни в коем случае не отрицая значение Победы и вклада наших земляков в её достижение, нельзя не увидеть ущербность этой позиции. Она заключается не только в том, что сегодня фактически утрачены сами места захоронений наших бывших противников. Мы, к сожалению, совсем мало знаем о самой этой странице истории нашего края и родного города.

Тема пребывания в 1940-х годах военнопленных немецкой, австрийской, итальянской и венгерской национальностей ещё ждёт своего большого исследования. Пока же можно ограничиться лишь краткими сведениями. На пермской земле с 1943 по 1950-ый годы действовали четыре крупных лагерных учреждения НКВД для военнопленных – лагеря №241, №207, №366, №346 – с общей численностью не менее 25 тысяч человек. Их лагерные командировки были тогда раскиданы по всему нашему краю: от Кунгура до Соликамска, от Краснокамска до Тёплой Горы. К ним нужно добавить и четыре отдельных рабочих батальона для интернированных граждан и два спецгоспиталя, обслуживавших все подобные лагерные учреждения. Наполняемость каждого из лагерей всегда была разной. Но известно, что наибольшее количество военнопленных концентрировалось тогда в Молотове (тогдашнее название Перми), Краснокамске, в районе Кизела, Гремячинска и Соликамска.

В течение всего времени нахождения в плену военнопленные рядового состава должны были трудиться. Содержание в заключении мало чем отличалось от обычных сталинских лагерей: такие же бараки, колючая проволока, изнурительный труд, охрана, жесткий режим содержания заключённых, голод.

Mnogokvartirnyy_dom_po_ulitse_Chistopolskoy_4 Многоквартирный дом по улице Чистопольской, 4 г. Перми, построенный руками военнопленных в 1940-е годы

На Западном Урале труд военнопленных использовался в шахтах Кизеловского угольного бассейна, на строительных работах Соликамского и Краснокамского ЦБК, Лысьвенского и Добрянского металлургических заводов, Соликамского магниевого и калийного комбинатов. Часть военнопленных использовалась на производстве предметов широкого потребления, производимых из отходов местной промышленности. Например, среди наиболее значительных объектов, построенных силами военнопленных только в городе Молотове в этот период, можно назвать: здание комбината и гаража треста «Молотовуголь», драмтеатр, посёлок из тринадцати жилых двухэтажных домов на станции «Пермь-2», строительство шестидесяти индивидуальных домов. Посёлки Закамск и Курья тогда тоже приросли десятком двухэтажных домов. Тот, кто помнит это тяжёлое время, понимает, насколько важно это было тогда.

По официальным данным НКВД за этот период от болезней и истощения только в одном лагере №207 скончались 993 военнопленных. По неофициальным же данным (в основном по воспоминаниям очевидцев) число погибших было значительно больше. Опять же по документам НКВД того времени на территории Прикамья захоронено 1272 военнопленных и 170 интернированных граждан. Если смотреть по национальному составу умерших, то больше всех немцев – 1268 человек, австрийцев – 58, венгров – 79, итальянцев и иных национальностей – 37. 

По архивным документам в Молотовской области было обустроено не менее 35 кладбищ. Чаще всего они устраивались отдельными некрополями вблизи лагерей или больниц, реже – при местных, гражданских кладбищах. Количество похороненных военнопленных на каждом из них разнится: от нескольких человек до сотен. Самые крупные захоронения находились в городе Перми (вблизи станции Бахаревка), Краснокамске, Соликамске и Кизеле.

Судя по отчётам специальных комиссий НКВД, следивших за состоянием подобных некрополей, выглядели они весьма своеобразно. Двадцать пять могил образовывали отдельный квартал. По заполнению одного, приступали к рытью могил следующего квартала. На каждую из них ставился обычный для ГУЛАГа деревянный колышек с номером умершего заключённого, без указания его имени и воинского звания. Всё место окружал невысокий и опять же деревянный палисадник. Разумеется, через пять-шесть лет от таких временных сооружений мало что оставалось.

К тому же надо добавить, что после закрытия лагерей военнопленных и репатриации (возвращения на историческую родину) выживших в конце 1940-х и начале 1950 года, кладбища закрывались и специальными актами передавались органами НКВД в ведение местных органов власти. Учитывая известные экономические трудности и социально-политическую ситуацию в то время, неудивительно, что места захоронений очень быстро переставали существовать как нормально обустроенные кладбища. Нередки были случаи строительства на этих местах жилых и производственных зданий и объектов. Например, в городе Гремячинске вскоре после закрытия лагеря на месте кладбища для немецких военнопленных и советских трудоармейцев немецкой национальности построили здание средней школы.

Большая часть кладбищ военнопленных в Прикамье сегодня либо уничтожена, либо находится в крайне запущенном состоянии. Как правило, отсутствуют мемориальные знаки и ограда захоронений. Население региона просто не знает о существовании таких мест и собственно о самой истории пребывания военнопленных на территории края. В редких случаях места захоронений благоустраиваются силами энтузиастов.

Примером может послужить кладбище на восточной окраине посёлка Усьва Гремячинского района. Зона для военнопленных была здесь закрыта одной из последних – в мае 1950 года. А кладбище официально было ликвидировано в июне 1959 года. Тем не менее, сегодня там стоит мемориальный крест с надписью на немецком языке, сооруженный одним из местных жителей. Или
другой пример – памятные стелы на месте захоронения итальянских военнопленных на кладбище Нижней Губахи и на северной окраине посёлка Всеволодо-Вильва. Правда, поставлены эти стелы были в 1992 году по инициативе и на средства итальянского графа, который в своё время был в плену в этих местах. В 2011 году после приезда в Добрянку пермских и немецких волонтёров молодёжного лагеря «Преодоление» местная администрация спонсировала установку мемориальной плиты на месте захоронения немецких военнопленных на ныне закрытом гражданском кладбище.

Poseshchenie_v_Dobryanke_2012_ Посещение захоронения немецких военнопленных в Добрянке. Август 2012 года

А в июле 2016 года при содействии администрации города Краснокамска волонтёры уже другого российско-немецкого лагеря установили и два временных мемориальных знака на местах памяти в микрорайоне Мясокомбинат и Больничный городок.

8._Nizhnyaya_Kur'ya Памятник венгерским военнопленным в Закамске

Если говорить о Перми, то в черте города сегодня можно, пусть и с трудом, определить и зафиксировать шесть официальных мест захоронений. Так, одно из них располагается в микрорайоне Закамск, близ остановки на улице Ушакова. Здесь неподалёку от мемориала погибшим от ран советским воинам установлены католический крест и стела в память о венгерских военнопленных.

Другое – так называемое «инфекционное кладбище». Оно располагается отдельным кварталом на нынешнем Южном кладбище города, напротив бывшей инфекционной больницы. Хоронили здесь умерших от туберкулёза. Место захоронения обозначено большим камнем с непонятными цифрами и без эпитафии, а также стелой в память о венгерских военнопленных. Хотя и в том, и в другом случае в большинстве своём там покоятся немцы. По словам работников кладбища, в конце 1990-х гг. это место посещали люди, приехавшие из Германии – вероятно, родственники погибших военнопленных.

К числу тех кладбищ военнопленных, о состоянии которых известно ещё меньше, относятся некрополи в микрорайонах Нижняя Курья, Гайва и Бахаревка. Здесь также установлены стелы в память о венгерских военнопленных. Вероятнее всего, они появились после 1997 года и соответствующих соглашений между Венгрией и Российской Федерацией. Сегодня уход за этими местами памяти ведётся российской Ассоциацией «Военные мемориалы».

Часть захоронений либо снесены и утрачены полностью, либо сегодня их поиск затруднён из-за отсутствия документов и свидетельств. К числу уже утраченных кладбищ можно смело отнести захоронение в сосновом бору микрорайона Пролетарский. По словам местных старожилов, в конце 1950-х годов здесь активно шло строительство жилых домов, и необходимый песок брали здесь же, на месте кладбища, особо не обращая внимания на человеческие кости. Чуть позднее здесь появился детский стадион. А в 2000-е годы разгром некрополя довершило строительство автостоянки.

Stadion_i_avtostoyanka_na_meste_byvshego_zakhoroneniya_voennoplennykh Стадион и автостоянка на месте бывшего захоронения военнопленных в микрорайоне Пролетарский г. Перми

Хочется напомнить, что согласно международным конвенциям и соглашениям, подписанных и ратифицированных сначала Советским Союзом, а затем его правопреемником – Российской Федерацией – мы обязаны выявлять и в меру сил и возможностей благоустраивать места захоронений военнослужащих других стран на своей территории. То есть предполагается, что должны проводиться работы по установке соответствующих мемориальных знаков и памятников, а сами объекты должны находиться под защитой местных органов власти. По сути, в этих документах утверждается гуманистический подход в осознании итогов войны и расширительное понимание самого понятия «жертвы войны». К этим жертвам причисляются не только те, кто участвовал и погиб в ходе боевых действий, но и все, кто так или иначе пострадал от войны – начиная от мирных граждан и до военнопленных.

Кстати, последнее и весьма интересное межправительственное соглашение было подписано главами МИД Германии и РФ совсем недавно – 22 июня 2016 года. Россия и Германия создадут электронную базу данных по советским и немецким военнопленным и интернированным времен Второй мировой войны. «Уже собранные и планируемые к сбору данные должны быть оцифрованы и сведены в электронную базу данных, с тем чтобы компетентные органы и профильные инстанции России и Германии могли давать ответы на запросы граждан и ученых», – говорится в заявлении.

Согласно документу, в период с 2000 по 2014 год был реализован проект по установлению судеб советских и немецких военнопленных и интернированных. «Таким образом, стало возможным установить и сделать доступной информацию с личными данными на примерно 1 млн советских и 2,2 млн немецких граждан», – говорится в заявлении. «Сознавая свою историческую ответственность, мы намерены устранить оставшиеся пробелы и в дальнейшем проводить изыскания и документирование в рамках нового совместного проекта, основывающегося на предшествующем». И далее: «Российское и германское правительства будут оказывать посильную поддержку проекту, прежде всего содействовать доступу к архивам и предоставлению архивных документов, а также созданию благоприятных условий для работы ученых и экспертов при поиске, обработке и оцифровке данных».

Насколько успешно будут реализованы эти планы сегодня трудно сказать. Но уверен, что сегодня усилия по сохранению памяти в этом направлении оправданы и необходимы. Эта работа должна включать в себя полноценное исследование темы военнопленных в стране и Пермском крае, в частности, обследование мест расположения бывших лагерей и кладбищ, их регистрацию, установку мемориальных знаков, организацию информационной и просветительской кампании среди населения региона. И дело здесь не только в том, что это нормальное, человеческое отношение к тем, кто лежит в нашей земле. Это отчасти ещё и признание того вклада, который внесли военнопленные в экономическое развитие региона в тяжёлые 1940-е годы. Это тоже история нашего края.

Посмотреть описание захоронений военнопленных.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Газета «30 октября». Выпуск № 144. 2018 г.
| Мемориальские хроники. 24 выпуск.
| Архив разобрали по статьям обвинения
Информация по спецпоселениям ГУЛАГа в г. Чусовом и Чусовском районе Пермского края, существовавших
в 1930-1950-е годы

По местам спецпоселений и лагерей ГУЛАГа
Мартиролог репрессированных
| Любила его всей душой
| «Это действительно трагедия страны»
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus