Суд в Твери рассмотрит иск о незаконном демонтаже мемориальных досок


Исчтоник

19.10.2020

19 октября 2020 года в Центральном районном суде Твери (Волоколамский проспект, 31) должно состояться рассмотрение иска Международного Мемориала о признании незаконным снятия памятных досок со здания Тверского государственного медицинского университета. Судья – Марина Степина. Начало в 10.00.

Краткое содержание иска:

На главном здании Тверского государственного медицинского университета (ТГМУ, ранее – Медакадемии, Мединститута) в течение 29 лет висели две мемориальные доски в память о том, что в 1930–50-е годы в здании располагалась внутренняя тюрьма УНКВД по Калининской области, где расстреливали советских и польских граждан в период сталинских репрессий. Доски были установлены в 1991 и 1992 годах. 

7 мая 2020 года обе доски были демонтированы ТГМУ под предлогом исполнения представления Прокуратуры Центрального района Твери от 25 октября 2019 года № 27-15-2019, которое якобы предписывает демонтировать мемориальные доски.

Демонтаж досок нарушает закон, так как: 

1) представление прокуратуры требовало не демонтажа, а привести в порядок документацию на мемориальные доски; 
2) мемориальные доски были установлены в соответствии с законом, который действовал в период их установки; 
3) они установлены по верному адресу, то есть на здании, где находилась внутренняя тюрьма УНКВД;
4) решение об их установке было принято надлежащим лицом;
5) ТГМУ не имел полномочий на принятие решения о демонтаже мемориальных досок;
6) ТГМУ нарушил установленную законом процедуру демонтажа. 

Демонтажом нарушены права административных истцов на уважение памяти о предках, расстрелянных в подвале НКВД, и законный интерес не предавать забвению преступления сталинского режима.
Иск к ТГМУ коллективный: помимо Международного Мемориала признать демонтаж незаконным и вернуть доски на прежнее место требуют еще 16 истцов, четырнадцать из которых – родственники расстрелянных во внутренней тюрьме Калининского УНКВД. 

Среди них жительница Твери Галина Игнатьевна Кошелева, дочь расстрелянного и впоследствии реабилитированного Игнатия Казуро, в выписке из акта о расстреле которого указано, что расстрел произведен работниками УНКВД Калининской области во внутренней тюрьме УНКВД. Или, например, уроженец польского Ольштына Анджей-Лех Клочевски, внук расстрелянного Михала Клочевски – военнопленного, который был отправлен в распоряжение начальника УНКВД по Калининской области. А затем, как и все отправленные в УНКВД по Калининской области поляки, был расстрелян. 

Обстоятельства расстрелов подробно изложены в интервью генерал-майора Дмитрия Токарева, который с декабря 1938 г. руководил Калининским УНКВД. «В камеру, где совершались расстрелы, я не входил. Там технология была выработана Блохиным, да, и комендантом нашего Управления Рубановым. Они обили войлоком двери, выходящие в коридор, чтобы не было слышно выстрелов в камерах. Затем выводили приговоренных – так мы [о них] будем говорить – по коридору, сворачивали налево, где был красный уголок. В красном уголке проверяли по списку: сходятся ли данные, данные личные, не имеется ли какой-нибудь ошибки, да..., а затем, когда удостоверялись, что это тот человек, который должен быть расстрелян, немедленно надевали ему наручники и вели в камеру, где совершались расстрелы. Стены камеры также были обиты звукопоглощающей материей». В ночь расстреливали около 250 человек, расстрелы держали в строжайшей тайне. Текст и видео допроса Токарева доступны здесь

Международный Мемориал обращался к ТГМУ с просьбой вернуть мемориальные доски на место. Однако медуниверситет отказал, заявив, что «в ходе проверки Прокуратурой района было установлено, что первая из указанных выше мемориальных досок должна располагаться по другому адресу, а в отношении второй [с надписью „Памяти поляков из лагеря Осташков, убитых НКВД в Калинине. Ради предостережения мира"] мемориальной доски – Прокуратурой установлено, что сведения, указанные на ней, не основаны на документальных фактах». 

Владимир Трегубов, представляющий в суде интересы истцов, отдельно отмечает, что мнение жителей Твери по поводу демонтажа мемориальных досок не выяснялось, в то время как многие жители города не одобряют исчезновение памятных знаков с фасада бывшего здания УНКВД и внутренней тюрьмы.

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Новые законодательные инициативы - новые угрозы обществу
| Отрубленные пальцы и обманутые лыжники. Советско-финская война в документах НКВД
| Борис Вишневский: «Не хочет ли СК заняться расследованием сталинских преступлений?»
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
«Вместе!»
Организация досуга
| «Мне всегда больше всех было надо…»
| «У нас еще будут хорошие дни»
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus