Узники Соловецких островов. ЧАСТЬ II: "перековка", расстрелы и уничтожение


Автор:Ирина Флиге,
руководитель петербургского "Мемориала", историк

Источник

18.08.2020

Российский историк Ирина Флиге открывает для читателя внутренний мир одного из самых известных советских лагерей - Соловецкого лагеря на территории бывшего Соловецкого монастыря. Во второй части статьи речь пойдет о начале конца лагеря. На Соловки надвигается сталинизм, который еще больше ужесточил и без того жестокий режим. Видимую духовную жизнь лагеря сворачивают, устанавливается крайне жесткий внутренний распорядок и начинаются массовые расстлеры заключенных. Первая часть рассказа, где описывается жизнь лагеря в 1922-1929 гг., доступна здесь.

1929-1936: от «перековки» к изоляции


Соловецкие узники в цехе. Фото: https://visit-solovki.ru/

«Великий перелом» принес существенные изменения в положение заключенных и был ознаменован ужесточением лагерного режима и ограничением соловецких вольностей.

Весной 1930 с административно-хозяйственных должностей в лагерной администрации изгнали «каэров»; их место заняли осужденные из числа бывших сотрудников ОГПУ и «социально-близкие», т.е., уголовники.

Заключенных стали водить на работы под конвоем. Ввели запрет на ношение своей одежды, выдали лагерное обмундирование, стрижка под машинку и бритье бород сделались обязательными для всех заключенных, включая священнослужителей.

Для посещения Онуфрриевской церкви стало необходимо получать специальное одноразовое разрешение, а через два года церковь была окончательно закрыта для богослужений. (Католические службы запретили еще в 1928, а ксендзов за катакомбное служение отправили на остров Анзер).

Культурная и научная жизнь Соловков тоже заметно пошла на убыль: в 1929 прекратилась деятельность общества краеведения, последний номер журнала «Соловецкие острова» вышел в феврале 1930, театральная программа оскудела. В это время (1929-1931) лагерь на Соловецких островах стал лаготделением большого лагерного комплекса, который располагается в основном в Карелии и Мурманском округе и называется то Соловецким ИТЛ, то Соловецкими и Карело-Мурманскими лагерями (СиКМИТЛ), то вновь Соловецким ИТЛ.

В результате эмбарго, наложенного весной 1930 Соединенными Штатами, Канадой и Францией на ввоз советского леса как товара, произведенного с использованием принудительного труда, снизилось экономическое значение карельских лесозаготовок.

Однако в 1931 начинается строительство Беломорско-Балтийского канала. 16 ноября 1931 Соловецкий ИТЛ расформировывают, и на его базе создается БелБалтЛаг - Беломорско-Балтийский лагерь. 1 января 1932 его островное подразделение, не имеющее отношения к строительству канала, вновь выделяется в отдельный небольшой лагерный комплекс под прежним названием – Соловецкий лагерь ОГПУ.


Соловецкий кремль. Фото: Wikimedia.

Начинается переброска заключенных с островов на материк: на строительство ББК отправляют уголовных, бытовиков и «малосрочников», годных к физическому труду. На Соловки же вновь везут «особо опасных» политических с тяжелыми статьями и большими сроками. В это время Соловки служат для изоляции «спецконтингента»: троцкистов, зиновьевцев, украинских «национал-уклонистов». Сюда же отправляют инвалидов и «доходяг».

В ноябре 1933 Соловецкий лагерь вновь влили в БелБалтЛаг в качестве 8-го специального (штрафного) отделения.

Производственная деятельность в это время на Соловках практически сошла на нет, основные работы относятся к самообеспечению: три сельхоза, заготовка дров (в основном плавника), дорожно-строительные и ремонтные работы. Из внешних заказов остается «иодпром» – добыча водорослей для производства агар-агара, и пушное хозяйство, сильно сократившееся после переброски его на материк в столицу карельского Гулага – Медгору.

1937-1939: изоляция и уничтожение

20 февраля 1937 Соловецкое отделение ББК ГУЛАГа было передано 10-му (тюремному) отделу ГУГБ НКВД (Главное управление государственной безопасности Народного комиссариата внутренних дел – ред.) и реорганизовано в Соловецкую Тюрьму Особого Назначения (СТОН), отличавшуюся суровым режимом. Заключенных, которых перевели на тюремный режим, - к августу их было около 2300 человек - заперли в помещениях Кремля, на Муксалме и Анзере.

Согласно «лимиту», отпущенному на СТОН директивой №59190 наркома внутренних дел Ежова от 16.08.1937 и последующим дополнениям к этой директиве, 1825 заключенных Соловецкой тюрьмы в октябре 1937-феврале 1938 были приговорены «тройкой» УНКВД по Ленинградской области к расстрелу и казнены (1111 человек – в урочище Сандормох в Карелии, 509 – в не установленном до сих пор месте на материке, 198 – на самих Соловках, в районе Исаково).

 
Фото и данные заключенных на Соловках. Фото: https://visit-solovki.ru/

После массовых расстрелов контингент Соловецкой тюрьмы пополнялся заключенными, вывезенными из нескольких материковых тюрем ГУГБ НКВД, а также теми, кого отправляли сюда отбывать тюремное заключение по приговору.

Режим еще более ужесточился: заключенные были лишены фамилий - им присвоили номера; от подъема до отбоя запрещалось не только ложиться на кровать, но и прислоняться к стене и спинкам кровати, сидеть надо было с открытыми глазами, держа руки на коленях; прогулка 30 минут в день; ограниченная переписка, полученные письма заключенным не выдавались - их разрешалось прочитать один раз в присутствии надзирателя.

В 1938 на месте бывшего монастырского Кирпичного завода, в 3-х километров от Кремля, началось строительство новой тюрьмы. Здание, рассчитанное не менее чем на 3 тысячи человек, было закончено в 1939, но так никогда и не использовалось по назначению – летом заключенным СТОН отменили тюремный режим и начали распределять по лагерям: Норильлаг, Ухтопечерские лагеря и другие.

2 ноября 1939 Соловецкая тюрьма была закрыта официально, а территория Соловецких островов передана в ведение Учебного отряда Северного флота.

Ирина Флиге (род. 1960) занимается изучением советских репрессий с конца 1980-х годов. Она работает с 2002 года руководителем петербургской организации историко-просветительского и правозащитного общества "Мемориал" в России. Она внесла большой вклад в обнаружение и изучение мест массового захоронения жертв коммунистического режима. Вместе с коллегами Флиге обнаружила, например, захоронения времен Большого террора в Сандормохе. 

Источники и литература:

Бродский Ю.А. Соловки. Двадцать лет Особого назначения. – М.: 2008. – 528 с., ил.

Флиге [Резникова] И.А. Православие на Соловках. Материалы по истории Соловецкого лагеря. – СПб.: Издательство Научно-информационного центра «Мемориал», 1994. – 208 с.

Сошина А.А. На Соловках против воли: судьбы и сроки. 1923–1939. – Соловки; М.: «Издательство ТСМ», 2014. – 232 с. :ил.

Флиге И.А. Сандормох: драматургия смыслов. – СПб.: Нестор-История, 2019. – 208 с., ил.

Система исправительно-трудовых лагерей с СССР, 1923–1960: Справочник / О-во «Мемориал», ГАРФ. Сост. М.Б. Смирнов. Под ред. Н.Г. Охотина, А.Б. Рогинского. М: Звенья, 1998. – 600 с., карт. (Беломоро-Балтийский ИТЛ. – С.162-164; Соловецкий ИТЛ ОГПУ – С.394-397)

Воспоминания:

Волков О. Погружение во тьму. Из пережитого. – Paris: Atheneum, 1987. – 447 p.

Чирков Ю.И. А было все так… – М.: Политиздат, 991. – 99. – 382 с.: ил.

Безсоновъ. Двадцать шесть тюремъ и поб?гъ съ Соловковъ. – Издание Imprimerie de Navarre (5, rue des Gobelins, Paris), 1928. – 228 стр.

Генерал-майор И.М.Зайцев. Соловки (коммунистическая каторга, или м?сто пыток и смерти). Из личных страданiй, переживанiй, наблюденiй и впечатл?нiй. В двух частях. (С приложенiем четырех планов.) – Шанхай, 1931 г. Типографiя издательства «Слово». – 169 стр.

Мих.Розанов. Соловецкий концлагерь в монастыре. 1922–1939 годы. Факты – домыслы – «параши». Обзор воспоминаний соловчан соловчанами. В двух книгах. Книга первая. Издание автора. 1979. [Место издания не указано, автор жил в США].

М.З.Никоновъ-Смородинъ. Красная каторга (Записки соловчанина) / Подъ редакцiей А.В. Амфитеатрова. – Софiя, Издательство Н.Т.С.Н.П., 1938 г. – 369 стр.

С.Пiдгайний. Украïнська iнтелiгенцiя на Соловках. Спогади 1933–1941. – Мюнхен: издательство «Прометей», 1947. – 93 стр.

Vladimir V. Tchernavin. I speak for the Silent. Prisoners of the Soviets. – Boston & New York, 1935. – 368 стр.

Г.Андреев. Соловецкие остров

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| «Чем грозит исследователям, науке и исторической памяти новый виток борьбы с "фальсификацией истории"?»
| «Многие не знают историю Дмитриева и что такое Сандармох». В Петрозаводске открылась передвижная выставка об историке Юрии Дмитриеве
| «Под руководством тов. Хрущева…». Секретная «Справка о сталинских репрессиях на Украине» с комментарием историка. Публикуется впервые
Компас призывника
По местам спецпоселений и лагерей ГУЛАГа
Что отмечено на Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
| Невиновен, но осужден и расстрелян
| Не кричи, не плачь…
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus