Журналист Николай Кононов написал биографию одного из лидеров Норильского восстания. Получился отличный документальный роман


Автор: Галина Юзефович

Источник

31.01.2019

В «Новом издательстве» вышла книга журналиста и писателя Николая Кононова «Восстание». Она рассказывает о жизни Сергея Соловьева, одного из предводителей восстания заключенных в Норильском лагере в 1953 году. Литературный обозреватель «Медузы» Галина Юзефович рассказывает, как Кононов сумел написать эмоциональный и захватывающий роман от первого лица, соблюдая все требования, которые предъявляет к автору документальный текст.

Знаменитый русский философ-космист Николай Федоров, создатель так называемой «философии общего дела» считал необходимым все силы науки бросить на «воскрешение отцов»: в его картине мира рай следовало построить не где-нибудь, но на земле, по эту сторону смертной черты, вернув за нее всех когда-либо умерших. Документальный роман журналиста Николая Кононова «Восстание» в некотором смысле проекция федоровских идей на плоскость словесности: этот не имеющий, пожалуй, аналогов в современной русской прозе текст возвращает его герою, Сергею Соловьеву, если не буквально физическую жизнь, то голос и индивидуальную судьбу.

Сергей Дмитриевич Соловьев прожил жизнь необычайно длинную (родился в 1916 году, умер в 2009-м), и столь же фантастическую, сколь и скрытную, потайную. Соловьеву всегда было от чего прятаться: сын управляющего в дворянском имении, он с рождения нес на себе печать принадлежности к классу «угнетателей». В 1937 году отец Соловьева был репрессирован, что еще ухудшило положение сына. Техникум (об институте для человека с его анамнезом не могло быть и речи), неприметная работа топографа на одной из строек социализма, начало войны, фронт — топографы получали бронь, но Соловьев ушел на войну добровольцем, рассчитывая избавиться от позорного клейма «сын врага народа».

Все это, в общем, довольно типично для сталинской эпохи, однако в дальнейшем судьба героя закладывает в высшей степени крутой и неожиданный зигзаг. Ранение, плен, лагерь для военнопленных, а после него — служба во Власовской армии, и снова концлагерь, еще страшнее прежнего: Соловьев отказывается надеть немецкую форму и вступить в ряды эсэсовцев… Побег, относительно мирная жизнь и работа в Бельгии, ностальгия, возвращение на родину — и новый концлагерь, теперь уже советский. В 1953 году Соловьев активно участвует в знаменитом Норильском восстании — том самом, в котором десятки тысяч бесправных заключенных выступили против чудовищных лагерных порядков и победили, а после пытается поднять еще один бунт — в Колымских шахтах. И это далеко не конец его, если в данном случае уместно это слово, приключений.

Для человека с такой немыслимо яркой биографией Сергей Соловьев оставил удивительно мало следов и свидетельств своего существования: он не написал мемуаров, а все его персональное документальное наследие — несколько писем друзьям и родным да сонник, в который он на протяжении многих лет записывал собственные сны. Именно эту недостачу (очевидно, намеренную — Соловьев был великим мастером конспирации) восполняет книга Николая Кононова. По утверждению самого автора, чтобы понять Сергея Соловьева, ему пришлось им стать.

И тут мы подходим к самой интересной особенности «Восстания»: этот в полной мере документальный, скрупулезный в деталях текст написан, тем не менее, от первого лица. Это нестандартное и несколько спорное решение для нехудожественной в строгом смысле слова прозы, и адаптация к нему требует времени. Однако понемногу — на самом деле, уже к концу первой главы — авторский замысел становится прозрачен: Кононов щедро предлагает своему герою самого себя, делится с ним собственными эмоциями, позволяет взглянуть на мир своими глазами. Словом, становится Соловьевым в самом прямом и непосредственным смысле слова: сплавляется, срастается с героем, вступает с ним в особые, ни на что не похожие, почти эмпатические отношения, возможные только между исследователем и объектом его многолетнего исследования. Глубинное погружение в жизнь Сергея Соловьева дает Николаю Кононову право говорить от его лица — право быть им.

Назвать «Восстание» книгой захватывающей будет, пожалуй, некоторым преувеличением. Кононов очень аккуратно работает с эмоциями, нигде не переходя линию, отделяющую исторически достоверную реконструкцию от стилистики журнала «Караван историй», поэтому, несмотря на очень высокую степень персональности, роман производит впечатление сдержанности, приглушенности и камерности. О каких бы жутких или невероятных событиях ни шла в нем речь, авторский голос остается подчеркнуто негромким, без следа напора и аффектации.

Но, тем не менее, на каком-то более глубоком уровне «Восстание» захватывает и волнует по-настоящему. Биография Соловьева — это единственная в своем роде, универсальная и вневременная (хотя в то же время очень конкретная и локальная) история человека, органически неспособного терпеть насилие над собой в любой — даже самой незначительной — точке. Вся его жизнь — одно сплошное, бесконечное восстание, и Николай Кононов сумел найти для рассказа об этом восстании форму, близкую к идеальной.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Оюб Титиев вышел на свободу
| Поход в зону кино. Рассказываем о программе показов кинофестиваля «Сталкер» в Перми
| Программа Международного кинофестиваля фильмов о правах человека «Сталкер». 24-28 июня, г. Пермь
Компас призывника
Чтобы помнили: трудармия, лесные лагеря, Усольлаг
Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы
| Я родился в «сорочке»
| «У нас еще будут хорошие дни»
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus