Исторический раздел:

Тюрьма НКВД №2


Пересыльная тюрьма/исправдом №2/тюрьма НКВД №2/ промколония №1

г. Пермь, ул. Сибирская, 65

 

История тюрьмы НКВД №2 началась ещё в дореволюционное время. Пермь изначально находилась на Сибирском тракте, по которому шли в Сибирь на каторгу и ссылку арестанты. Для их размещения в 1871 году на окраине города был построен пересыльный замок-тюрьма. Тюрьма состояла из каменного корпуса с камерами, деревянной больницы и церкви святого Николая Мирликийского. В 1899 году к пересыльному замку было пристроено здание исправительного приюта для несовершеннолетних. Позднее пересыльный замок был преобразован в Исправительное арестантское отделение (ИАО). В отличие от тюрьмы, где заключенные работали по желанию, в ИАО, как и на каторге, труд был обязателен.

15 августа 1919 года исправительное арестантское отделение было переименовано в Исправительный рабочий дом №2 (ИРД №2). В 1920-е годы он состоял из главного каменного корпуса, в котором было 10 камер, рассчитанных на 12–30 человек; барака, разделенного на шесть камер по 40–50 человек; бани, кухни, хлебопекарни, складов и квартир администрации. В ИРД №2 имелись собственные мастерские: сапожная, портновская, столярная, кузница, а также прачечная и огород. В ноябре 1920 г. в новом корпусе был открыт «машиностроительный завод №7», состоящий в ведении отдела металла, где работали исключительно заключенные[1].

Первым начальником ИРД №2 был назначен Г.П. Кропотухин, член РКП(б), с образованием три класса. На 1920-1921 годы ИРД №2 был рассчитан на 454 «штатных» заключённых. Конечно же, эта численность не всегда соблюдалась. Так, в январе 1921 году в ИРД содержалось 504 заключённых, а в июле – 392[2]. Число административных работников и охраны должно было быть по штату 106 человек[3].

Голод 1921 года сказался и на местах заключения. Предписания центра о повышении производительности труда, введении сверхурочных работ в пользу голодающих оказались невыполнимыми. На протяжении некоторого времени заключённым вообще не выдавался хлеб, лишь в отдельные дни выдавали по 100 или 200 граммов. Людей приходилось кормить одной картошкой, запасов которой было по словам руководства ИРД «было недостаточно»[4].

В 1920-е годы в ИРД №2 содержались заключённые, обвиняемые в самых разных преступлениях: за кумышковарение (самогоноварение), за игру в карты, за расхищение казенного имущества, за спекуляцию, за притеснение коммунистов, за службу у белых, за распространение ложных слухов, за дезертирство, за пьянство и т.д. Сроки заключения тоже были самые разные: от двух недель (за хищение бидона с маслом) и… «до окончания Гражданской войны»[5]. В 1922 году была открыта специальная камера для несовершеннолетних, называвшаяся «Реформаторием».

После 1923 года ИРД №2 стал именоваться Домом заключения №2 (Домзак №2), позднее Исправительно-трудовым домом. В 1930-х годах в пермском Домзаке существовали портновская и сапожная мастерские. Судя по сохранившимся отчётам, в них занимались починкой и пошивом одежды, обуви для заключённых и администрации Домзака. Также здесь имелось профтехобразование (школа кройки и шитья, специальная ученическая бригада в портновской мастерской) и культурное воспитание (действовали две школы для неграмотных и малограмотных, драматический и музыкальный кружки, библиотека с фондом 2309 книг[6]).

В 1932 году пермский Домзак увеличил свои производственные мощности. К уже существующим портновской и сапожной мастерским добавились столярная, кузнечная мастерские и кожзавод. Если в 1930 году в документах не встречается упоминания о производственном плане, то в 1932 году заключённые борются за выполнение плана. План «спускался» областным Управлением исправительно-трудовыми учреждениями (УИТУ). Методы стимулирования труда в основном были идеологические – «объявление месяца штурма», «решительный месяц борьбы за выполнение плана», вручение переходящего Красного знамени, а также зачёты рабочих дней и премирование ударников.


Пересыльная тюрьма НКВД №2/исправдом №2/тюрьма НКВД №2/ промколония №1 (ПермГАНИ. Ф.8043. Оп.1. Д.А-60.)

С 1935 года после реформы НКВД Домзак стал именоваться Тюрьмой НКВД №2, а накануне войны – Промышленной колонией №1. К этому времени колония уже специализировалась на производстве гвоздей. Для этого были построены деревянные цеха и территория колонии выросла до целого квартала, ограниченной улицами К. Маркса (ныне – улицей Сибирской), П. Осипенко, Газеты «Звезда» и Красноармейской.

На 1 апреля 1941 года среднесписочное число заключенных составило 308 человек. Большинство из них были заняты на работах по металлообработке, деревообработке и в швейной промышленности[7].

В годы Великой Отечественной войны колония производила болванки для мин на базе гвоздарного производства. К февралю 1942 года администрация колонии отчитывалась о том, что освоено производство 50-мм мин 350 штук в сутки[8]. Для улучшения работы в колонию были переведены высококвалифицированные специалисты из других учреждений ГУЛАГа. Так, например, бывшие инженеры-конструкторы пермского авиамоторного завода имени Сталина Л. Брезгин, С. Красовский, И. Бабурин. До войны они проходили стажировку в США и были осуждены «за восхваление буржуазного строя».

В 1942 году количество заключённых в колонии возросло до 1140 человек, причём некоторые из них выполняли план на 230%[9]. В 1943 году число заключенных составило 1292 и это притом, что колония была рассчитана на 900 человек[10].

Некоторое время в этой колонии находилась спецтюрьма – так на гулаговском языке назывались конструкторские бюро, состоящие из заключенных. В архиве сохранился документ «О создании первичной парторганизации спецтюрьмы». Из документа можно узнать, что тюрьма прибыла из Томска и временно расположена на территории Сталинского района[11].

В годы войны заключённые часто работали по 11-12 часов в день, а питание было недостаточным: «…утром каждый заключенный получал 100 граммов соленой рыбы и кашу – сечку из ячменя. В обед – суп (баланда) и разные каши: сечка, просо, горох. Вечером на ужин – каша сечка»[12].

В 1945 году население колонии составило 1305 человек (из них 388 – несовершеннолетних) при 1055 жилых мест[13]. В августе, после окончания Великой Отечественной войны, производство мин было свернуто и началось освоение мирной продукции. Для Промколонии №1 это было производство мясорубок[14].

На 1 августа 1948 года в колонии содержалось 1371 человек[15]. В первой половине 1950-х годов часть строений была снесена, а другие сменили хозяев – сюда было переведено медицинское учреждение УНКВД.

В 1957–1958 годах здание этапной тюрьмы было перестроено, и в нём с 1959 года расположился Пермский кукольный театр.


В 2010 году  в хозяйственных помещениях театра, где сохранились камеры, тюремный коридор, бывший тюремный дворик (сильно видоизмененный), старая фасадная стена и вход в тюрьму, Пермским «Мемориалом» был создан Просветительский центр «История тюрьмы НКВД №2».




[1] Гайсин О.Д. Пересыльная тюрьма, где пути в Сибирь останавливались ссыльные // http://metrosphera.ru/history/arch/?pub=44

[2] ГАПК. Ф. р-320. Оп. 1. Д. 33. Л. 133; Оп. 2. Д. 8. Л. 7.

[3] Акт проверки ревизионной комиссией рабочего дома №2 // ГАПК. Ф.Р-49. Оп.1. Д.86. Л.65.

[4] ГАПК. Ф. З-320. Оп. 1. Д. 33. Л. 64, 130.

[5] Обухов Л.А. Пермский исправительный рабочий дом в годы Гражданской войны // Пермский дом.

[6] ГАПК. Ф. р-122. Оп. 3. Д. 8. Л. 144–145.

[7] Дислокация ИТЛиК ГУЛАГа НКВД СССР и экономическая характеристика на 1 апреля 1941 г. // ГАРФ. Ф.9414. Оп.1. Д.1162. Л.30.

[8] ПермГАНИ. Ф. 3387. Оп. 1. Д. 3. Л. 12.                                          

[9] Докладная записка "О работе партийных организаций промышленных колоний, выпускающих боеприпасы за 1942 г. // ПермГАНИ. Ф.105. Оп.9. Д.399. Л.4.

[10] ПермГАНИ. Ф.2464. Оп.1. Д.19. Л.101.

[11] Протоколы заседаний бюро Сталинского РК ВКП(б) от 11 июля 1942 г. // ПермГАНИ. Ф. 231. Оп. 1. Д. 123. Л. 28.

[12] Воспоминания Г.В. Мельникова // Годы террора. Т. 2. С.67.

[13] Сводка о численности и составе заключенных, содержащихся в колониях и лагерях УИТЛК УНКВД МО на 1 января 1946 г. // ГАРФ. Ф.9414. Оп.1а. Д.425. Л.92.

[14] ГАРФ, ф.9414, оп.1с, д.3189, л.44.

[15] ГАПК. Ф.Р-1366. Оп.1. Д.657. Л.362

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Стартовали осенние события Гражданских сезонов «Пермские дни памяти»
| Вестник «Мемориала». Август-сентябрь 2018
| «Это так здорово – кому-то помочь!». Нужны волонтёры для участия в традиционной благотворительной акции «Чистые окна»
Чтобы помнили: трудармия, лесные лагеря, Усольлаг
Ширинкин А.В. Мы твои сыновья, Россия. Хроника политических репрессий и раскулачивания на территории Оханского района в 1918-1943гг.
7 мест в Перми, от которых пойдут мурашки по коже
| Я помню тебя, отец
| «У нас еще будут хорошие дни»
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus