В Музее советского наива можно прочесть «Папины письма»


10 сентября в 17.00 часов Музей советского наива совместно с Пермским краевым отделением общества «Мемориал» открывает выставку «Папины письма».

На выставке представлен особый пласт свидетельств сталинской эпохи – письма арестованных в 1930-1940-е годы родителей из разных лагерей ГУЛАГа. Это интеллигенты разных специальностей – журналисты, врачи, педагоги, ученые. Даже из лагеря они в своих письмах продолжают воспитывать детей. От письма к письму они ведут с дочерьми и сыновьями серьезный разговор, стремясь расширить их кругозор, заинтересовать своими увлечениями, передать собственные знания и понимание мира – их единственно возможное «наследство».

Afisha_Papiny_pisma

В выставку включены и пермские сюжеты: истории трёх арестованных по политическим мотивам пермяков, – это документы из семейных архивов, частично – из Пермского государственного архива новейшей истории, отобранные сотрудниками Пермского краевого отделения общества «Мемориал».

На стендах будут представлены письма, рисунки, придуманные рассказы и сказки, через которые заключенные пытались поддерживать связь с детьми, воспитывать, передавая свою любовь и заботу. 

Музей советского наива пригласил для этой выставки специальный проект молодой художницы Марии Полуэктовой – инсталляцию «Линия жизни». Этот проект – попытка автора проследить истоки собственной линии жизни. В его основу легли фотографии, аудиозаписи и воспоминания из семейного архива. Прадед Марии Иван Алексеевич Черкасов провел в заключении 10 лет, а его брат Василий Алексеевич был расстрелян в 1937 году.

«Этот проект начинался с того, что я стала собирать истории жизни советских людей, не только моих родственников. Однако у меня есть и интервью и фотографии других людей, и я эту тему думаю развивать. Идея этой моей выставки — побудить обратить внимание людей на их собственное прошлое, помочь им найти ответы для себя, в том числе и в их прошлом», — говорит Мария Полуэктова. Проект «Линия жизни» был представлен в рамках IV Московской биеннале молодого искусства в Музей ГУЛАГ в августе 2014 года.

«Мы сознательно добавили в пространство музея произведение современного художника. Тема репрессий табуировалась, и для нас важно показать, что современное искусство  может отвечать на самые сложные вопросы. Надеемся, что это поможет зрителю стать ближе к этой сложной теме», — отмечает Надежда Агишева, директор Музей советского наива. 

Выставка «Папины письма» проходит в рамках мероприятий, посвященных Дню памяти жертв политических репрессий и продлится до 8 ноября.

Адрес: Комсомольский пр.1, 1 подъезд, 6 этаж. Вход свободный.

 

Priglasheniye_na_vystavku_Papiny_pisma

 

 

Предлагаем вашему вниманию первые отзывы об открывшей в Перми выставке.

 


Федор Парамонов, Аргументы и факты – Пермь

Интернет-источник

 

В музее советского наива открылась выставка «Папины письма». Экспонаты для нее пермское отделение «Мемориала» собирало около 30 лет: в основном, это письма репрессированных. 10 граждан своей страны, 10 непростых судеб. Микроистория государственной системы подавления. Тема репрессий здесь, казалось бы, играет роль первой скрипки. Но, всматриваясь, начинаешь понимать, герои как бы поднимаются над этой «лагерной ямой», в которую их бросило родное государство. Нет, конечно, в своих посланиях они пишут о трудностях, которые и не снились никому из современного поколения. Но в основном, и это поражает, они пишут своим детям о вечных ценностях. Всепобеждающая любовь и вера – основа генетического кода выставки «Папины письма».

Вот стенд про советского ученого Алексея Вангенгейма, создателя главной геофизической обсерватории. В своих письмах он готовит дочку к школе. Учит азам математики, биологии, рисует и рассказывает про море, северное сияние, высылает из Соловков засушенные растения для гербария.

Еще один герой выставки, Виктор Лунев, присылал из ссылки своей дочке стихи и комиксы, оформленные в маленькую детскую книжку.

Сразу у нескольких политзаключенных рефреном звучит мысль, не потерявшая до сих пор актуальности: вкладывайтесь в образование своих детей! На секунду представьте себе, какую надо иметь выдержку и силу духа, чтобы на скудном пайке дистанционно решать со своей дочкой примеры или обучать рисованию, а не думать каждую секунду, «как выжить»?

«Читайте ребята, больше – лишь то, что вы знаете, не сможет отобрать ни один деспотизм мира. Знание – самое дорогое для нас и самое страшное для произвола дело!» – цитата из письма домой.

Или вот, что пишет наш земляк Михаил Бессонов, попавший в плен во время войны и за это осужденный на 10 лет: «Учитесь прилежно: то, что вы знаете, бессильны отнять тюрьма и ссылка, это сила, которую у вас никто не отберет».

История репрессий на выставке «Папины письма» подается не через ужасы ГУЛАГа, а через неразрывную связь между людьми. Письма «оттуда» как воздух нужны папам, которые в них черпают смысл жизни, и, конечно, семьям, которым «на воле» тоже очень тяжело. Клеймо «сын/дочь врага народа» прилипало быстро и потом – не отмоешься.

 

Читаешь письма и изумляешься, как государство может ненавидеть собственных граждан, как буйным цветом расцветает система доносительства, как параноидальные поиски антисоветчины рушат судьбы.

«Дали мне 5 лет северо-восточных лагерей (Дальний Восток), а за что… я сам не знаю, так как никаких обвинений мне предъявлено не было, должно быть за 27-28 год», – пишет из второй своей ссылки Михаил Стройков. Спустя год он будет расстрелян.

«Я два раза почти умирал, но все-таки живу, не зная для чего: десять лет – срок для меня почти безнадежный. А за что – я не знаю. Если бы знал, было бы легче. Врагом народа не был и никогда не буду», – пишет родным Михаил Бессонов.

Доносы, выбитые показания, ложные обвинения в заговоре… В октябре 1937 года все тот же Алексей Вангенгейм был обвинен в принадлежности к буржуазно-националистической организации «Всеукраинский центральный блок» и расстрелян.

«Миллионы граждан великой страны, строившей светлое коммунистическое будущее, были принесены в жертву этой утопии. Десятилетиями страна жила в атмосфере пафоса и террора, страха и восторга, повального доносительства и военно-патриотической истерии. Обратной стороной великих строек были бесчисленные лагеря, в которых содержались в чудовищных условиях, истощенные голодом и непосильным трудом строители великой утопии. Их хоронили с бирками на ногах, голыми, в безымянных могилах.  Это были миллионы людей, лишенных нормальной человеческой жизни – дома, семей, нормальной профессиональной работы. Единственной живой связью заключенных с отставленным миром были письма – женам и детям…»

Эти слова принадлежат писательнице Людмиле Улицкой.

Добавить к ним нечего.

 

 

 

Людмила Оборина, Интернет-портал «Перм-ньюс» 

Интернет-источник

 

Пермяки смогли прочесть письма заключенных ГУЛАГа

10 сентября в Пермском Музее советского наива открылась выставка «Папины письма», на которой пермяки могут прочитать письма, адресованные арестантами ГУЛАГа своим детям. Кроме писем, посетители могут увидеть работы молодой московской художницы Марии Полуэктовой.

Официального открытия выставки еще не было, но координатор общества «Мемориал» Роберт Латыпов уже рассказывает заинтересованным гостям об экспонатах, поясняет идею, которую создатели хотели донести до нас:

– Это далеко не обычная выставка. Во-первых, вместо картин здесь представлены письма, и вам придется уделить немного больше времени, читая и проникаясь ими. А во-вторых, мы хотим показать, что даже в такие тяжелые времена, люди верили в будущее, хотели, чтобы их дети были счастливы.

И вправду, во многих письмах своим детям заключенные писали «не волнуйся, учись хорошо, читай книги» и рисовали оптимистичные картинки на картонных кусочках бумаги или на полях письма. Роберт рассказал ещё одну необычную историю: один арестант пытался передать своему сыну послание, которое вышил красными нитками на кусочке ткани, потому что переписка была запрещена. Это «письмо» сохранилось, потому что его изъяли, и теперь мы видим его на этой выставке.

Во время открытия нам представляют московскую художницу Марию Полуэктову, которая тоже отразила события репрессий необычным образом. Она изобразила лица людей на больших полотнах, сделанных из обоев. Оказалось, все, кого она поместила на полотна, являются членами её семьи: от неё самой до прадедов, которых тоже коснулись репрессии. Еще одна часть её проекта - это письма и мемуары её отца, которые размещены одной линией вдоль стены, что очень символично, ведь проект называется «Линия жизни».

Пока гости внимательно читают письма, я задаю Марии Полуэктовой несколько вопросов:

- Мария, почему вы выбрали такой необычный материал для проекта?

- Потому что это не просто обои. Вы можете видеть, что они советского времени. Этим я старалась выразить нашу связь с людьми, жившими в то время.

- А что означает пустое полотно среди портретов?

- Это и есть символ репрессии: тоска, пустота, разлука, - то, что мои родные могли чувствовать в то время. Это полотно делит экспозицию на две части: время до и после репрессии.

Письма, представленные на выставке, оказались очень проникновенными, и смогли задеть меня до глубины души, а у многих гостей от прочтения писем даже выступили слезы. Поражаясь силой духа людей того времени, я сделала вывод, что главными помощниками в их стойкости были их дети, любовь и вера в их светлое будущее.

Stend_Laishchev

 

Stend_Yevseyev_i_Bessonov

 

 


Пермский «Мемориал» готов предоставить данные передвижные выставки культурным и образовательным учреждениям для экспонирования. Выставки станут важным дополнением к школьной и вузовской программе изучения истории советского периода нашей страны.


 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| "Я увидел палача". Жертвы расстрелов в Твери не реабилитированы
| "По вагонам!" В Литве вспоминают жертв массовой депортации 1948 года
| "Вставайте, дети, на улице солдаты!" История крымских татар, переживших депортацию в Узбекистан
7 мест в Перми, от которых пойдут мурашки по коже
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
Ссыльные в Соликамске
| Я помню тебя, отец
| Столько горя, нищеты, унижений пережито
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus