Трудпоселок Яйвинский лесозавод*


 

 

Координаты:

57.268655, 59.333574

Месторасположение:

Кизеловский район Пермской области

(с 1940 г. по 1942 г. –  Кизеловский район Молотовской области, с 1942 г. по 1957 г. – Александровский район Молотовской области, ныне –  Александровский муниципальный округ Пермского края)

Период проживания спецпоселенцев:

Точное время их появления в населённом пункте неизвестно. Есть данные на 01.07.1939 г. [1]; 01.01.1941 г. [2]; 01.06.1941 г. [3]; 01.10.1942 [4]; 01.01.1943 г. (2-е полугодие 1942 г.) [5]; 01.07.1943 г. [6] 01.07.1943 г. (1-е полугодие 1943 г.) [7];  01.01.1944 г. [8]; 01.08.1944 [9]; 01.01.1945 г. [10]; 01.01.1946 [11]; 01.07.1946 [12]; 01.01.1948 [13]; 01.07.1948 [14]; 01.01.1950 г. [15]; 01.01.1951 г. [16]; 17.12.1952 г. [17]. Официальная дата закрытия спецпосёлка также неизвестна.

Подчинение:

На 01.07.1939 г.:

Кизеловской райкомендатуре Кизеловского района Пермской области [1];

На 01.01.1941 г.:

Кизеловской ГО НКВД Кизеловского района Молотовской области [2];

На 01.06.1941 г.:

Поселковой комендатуре Яйвенская Кизеловской районной комендатуры Кизеловского района Молотовской области [3];

На 01.01.1943 г. (2-е полугодие 1942 г.):

Поселковой комендатуре Яйвинская Александровской районной комендатуры Александровского района Молотовской области [5];

На 01.07.1943 г.:

Кизеловской комендатуре г. Кизел, Александровского района, Молотовской области [6];

На 01.07.1943 г. (1-е полугодие 1943 г.):

Поселковой комендатуре Яйвинский лесозавод Александровской районной комендатуры Александровского района Молотовской области [7];

На 01.01.1944 г.:

Поселковой комендатуре Яйвинская Александровской районной комендатуры Александровского района Молотовской области [8];

На 01.08.1944 г.:

Поселковой спецкомендатуре № 27 Александровской районной комендатуры Александровского района Молотовской области [9];

На 01.01.1945 г.:

Спецкомендатуре НКВД п. Яйва Александровского района Молотовской области [10];

На 01.01.1946 г.:

Спецкомендатура НКВД № 27 пос. Яйва Александровского района Молотовской области [11];

На 01.07.1946 г.:

Спецкомендатура МВД № 27 пос. Яйва Александровского района Молотовской области [12];

На 01.01.1948 г.:

Спецкомендатура МВД пос. Яйва Александровского района Молотовской области [13];

На 01.07.1948 г.:

Спецкомендатура пос. Яйва Александровского района Молотовской области [14];

На 01.01.1950 г.:

Спецкомендатуре № 1 п. Яйва Александровского района Молотовской области [15];

На 01.01.1951 г.:

Спецкомендатуре № 1 п. Яйва Александровского района Молотовской области [16];

На 17.12.1952 г.:

Спецкомендатуре № 1 п. Яйва Александровского района Молотовской области [17].

Трудоустройство:

Трест «Кизелуголь» [1]; трест «Кизелшахтстрой» [2,3,6]; «Шахтстрой» [5]; «Кизел-трест» [7]; Яйвинский завод [8]; Яйвинский лесозавод, Кизелшахтстрой [9]; Яйвинский деревообделочный комбинат [17].

Наркомат, хозяйственный орган:

Наркомат угольной промышленности [3,5,6,7,8,9]; Министерство лесной промышленности СССР [17]

Численность:

579 чел. (205 семей, в т.ч. мужчин - 215, женщин - 202, детей до 16 лет - 162) – 01.07.1939 г. [1]

616 чел. (211 семей, в т.ч. мужчин - 253, женщин - 235, детей до 16 лет - 128) – 01.01.1941 г. [2]

608 чел. (211 семей, в т.ч. мужчин – 238, женщин – 234, детей – 136) – 01.06.1941 г. [3]

2 чел. (1 семья)** – 01.10.1942 г. [4]

499 чел. (207 семей, в т.ч. мужчин – 188, женщин - 180, детей – 131) – 01.01.1943 г. (2-е полугодие 1942 г.) [5]

559 чел. (214 семей) – 01.07.1943 г. [6]

481 чел. (205 семей, в т.ч. мужчин – 168, женщин - 175, детей - 138) – 01.07.1943 г. (1-е полугодие 1943 г.) [7]

457 чел. (200 семей, в т.ч. мужчин – 162, женщин - 159, детей - 136) – 01.01.1944 г. [8]

122 чел. (53 семьи, в т.ч. мужчин – 36, женщин - 42, детей - 44) – 01.08.1944 г. [9]

548 чел. (243 семьи, в т.ч. мужчин - 206, женщин - 171, детей - 171) – 01.01.1945 г. [10]

1401 чел. (452 семьи, в т.ч. мужчин – 487, женщин - 451, детей - 463) – 01.01.1946 г. [11]

1358 чел. (717 семей, в т.ч. мужчин – 1001, женщин - 215, детей - 142) – 01.07.1946 г. [12]

1203 чел. (473 семьи, в т.ч. мужчин – 825, женщин - 210, детей - 168) – 01.01.1948 г. [13]

1143 чел. (473 семьи, в т.ч. мужчин – 765, женщин - 210, детей - 168) – 01.07.1948 г. [14]

637 чел. (96 семей, в т.ч. мужчин - 373, женщин - 167, детей до 16 лет - 97) – 01.01.1950 г. [15]

590 чел. (134 семьи, в т.ч. мужчин - 295, женщин - 188, детей до 16 лет - 107) – 01.01.1951 г. [16]

461 чел. – 17.12.1952 г. [17]

Категории спецпоселенцев:

На 01.07.1939 г.:

трудпоселенцы - 579 чел. (205 семей) [1];

На 01.01.1941 г.:

трудпоселенцы - 616 чел. (211 семей) [2];

На 01.06.1941 г.:

трудпоселенцы – 608 чел. (211 семей) [3];

На 01.10.1942 г.:

советские немцы  – 2 чел. (1 семья)** [4];

На 01.01.1943 г. (2-е полугодие 1942 г.):

трудпоселенцы – 499 чел. (207 семей) [5];

На 01.07.1943 г.:

трудпоселенцы - 559 чел. (214 семей) [6];

На 01.07.1943 г. (1-е полугодие 1943 г.):

трудпоселенцы – 481 чел. (205 семей) [7];

На 01.01.1944 г.:

трудпоселенцы – 457 чел. (200 семей) [8];

На 01.08.1944 г.:

Крымские татары – 25 чел. (24 семьи), болгар - 18 чел. (4 семьи), греков - 10 чел. (3 семьи), прочих - 69 чел. (22 семьи) [9];

На 01.01.1945 г.

«Из Крыма» - 121 чел. (49 семей), «бывшие кулаки» - 427 чел. (194 семьи) [10];

На 01.01.1946 г.:

Из Крыма  – 377 чел. (94 семьи), бывшие кулаки – 905 чел. (358 семей), немцы, мобилизованные в промышленность – 119 чел. [11];

На 01.07.1946 г.:

Бывшие кулаки – 409 чел. (189 семей), оуновцы – 114 чел. (60 семей),  власовцы - 468 чел. (468 семей), немцы, мобилизованные в промышленность – 367 чел. [12];

На 01.01.1948 г.:

«оуновцы» – 110 чел. (55 семей), из Крыма – 321 чел. (77 семей), советские немцы – 378 чел. (341 семья), власовцы - 394 чел. [13];

На 01.07.1948 г.:

«оуновцы» – 110 чел. (55 семей), из Крыма – 321 чел. (77 семей), советские немцы – 378 чел. (341 семья), власовцы - 334 чел. [14];

На 01.01.1950 г.:

«Из Крыма» - 130 чел. (22 семьи), советские немцы – 208 чел. (68 семей), «оуновцы» - 68 чел. (6 семей), власовцы – 231 чел. [15];

На 01.01.1951 г.:

«Из Крыма» - 135 чел. (34 семьи), советские немцы – 238 чел. (82 семьи), «оуновцы» - 48 чел. (18 семей), власовцы – 168 чел., калмыки – 1 чел. [16].

Примечание:

* по документам на 01.10.1942, и с 01.07.1943 (1-е полугодие 1943) – поселок Яйва.

** сведения только по советским немцам, не включая другие категории трудпоселенцев.

Источники:

1. Архив ИЦ ГУВД по Пермскому краю. Ф.39. Оп.3. Д.4. Л.31-36.

2. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.92. Л.98.

3. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.93. Л.133об, 134.

4. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.117. Л.69.

5. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.142. Л.51об,52.

6. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.119. Л.91-93.

7. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.142. Л.58об,59.

8. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.142. Л.66об,67.

9. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.191. Л.237.

10. ГАПК. Ф.р-1366. Оп.1. Д.724. Л.1.

11. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.320. Л.125об.

12. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.322. Л.153об.

13. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.437. Л.279.

14. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.440. Л.256.

15. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.558. Л.1об.

16. ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.562. Л.118.

17. Архив ИЦ ГУВД по Пермскому краю. Ф.21. Оп.2. Д.6. Л.1,2.

Современное состояние населенного пункта:

На 12.06.2014 г. существует

 

 

 

Необходимые пояснения:

Спецпоселение (трудпоселение, спецпосёлок) – общее, типовое название населённого пункта, включённого в масштабную систему режимных поселений граждан, высланных в административном порядке в 1920 – 1950-е годы. Спецпоселение управлялось поселковыми и районными спецкомендатурами и отделами спецпоселений ГУЛАГа НКВД СССР. Подробнее

Время существования спецпоселения. Ввиду отсутствия доступа к архивным документам, содержащих приказы НКВД–МВД, об организации и закрытии спецпоселений, определить точное время и период существования спецпосёлков сегодня трудно. Доступные нам документы содержат информацию лишь на конкретную дату (см. ссылку на источники). Обычный населенный пункт (деревня, село) переставал быть объектом репрессий, когда все проживавшие в нем репрессированные снимались со спецучёта НКВД–МВД.

Категории спецпоселенцев. Среди них перечисляются и те, кто до настоящего времени не был реабилитирован и признан жертвой политических репрессий (например, «власовцы», «оуновцы» и др). Архивные данные не позволяют сегодня вычленить их количественно. Между тем упоминание всех категорий спецконтингента необходимо. В том числе это связано и с тем, что процесс реабилитации в нашей стране продолжается и имеются примеры, когда невинно осуждённые из этих категорий проходили процедуру реабилитации в индивидульном порядке.

Список сокращений

Дополнительные материалы

Установлен памятный знак жертвам политических репрессий. Подробнее.

Наполнение справочных сведений  интерактивной карты происходит постепенно. Если вы желаете принять участие в этой работе, поделиться информацией о конкретном месте, просим обращаться к нам по электронной почте porekam@yandex.ru

 

 

 

 

Документы свидетельствуют

Обвинительное заключение Березниковского оперсектора ПП ОГПУ по Уралу по делу группы спецпереселенцев, бежавших с места ссылки

 

F. 641-1. Op. 1. D. 14988. L. 31

F. 641-1. Op. 1. D. 14988. L. 32

 F. 641-1. Op. 1. D. 14988. L. 33

11 сентября 1931 г.

р.п. Березники

Березниковского района

Уральской области

 

ПО ОБВИНЕНИЮ: ПШЕНИЧНИКОВОЙ Анастасии Ивановны, ПШЕНИЧНИКОВОЙ Надежды Дмитриевны, СУХОВА Феодосия Дмитриевича, АЗАРОВА Якова Андреевича, ЧЕРНОБРОВКИНОЙ Татьяны Леонтьевны, ПАВЛОВА Петра Васильевича по ст. ст. 58-10, 82 и 73 УК.

В связи с частичным перебоем в снабжении продуктами питания среди спецпереселенцев, находящихся на высылке в Березниковском районе Уральской области, на В.-Яйвинском участке леспромхоза, под влиянием агитации началось массовое бегство спецпереселенцев с места ссылки. Так, например, 20 августа 1931 года спецпереселенцы в количестве 539 человек ушли с места поселения и всей толпой, организованным порядком направились на ст. Яйва и Вильва.

При задержании спецпереселенцев на ст. Яйва на предложение опергруппы ОГПУ вернуться обратно к месту ссылки группа переселенцев в составе ПШЕНИЧНИКОВОЙ Анастасии Ивановны, ПШЕНИЧНИКОВОЙ Надежды Дмитриевны, СУХОВА Феодосия Дмитриевича, АЗАРОВА Якова Андреевича, ЧЕРНОБРОВКИНОЙ Татьяны Леонтьевны и ПАВЛОВА Петра Васильевича обратились ко всей массе спецпереселенцев с антисоветской агитацией, призывая последних не подчиняться опергруппе, отказаться от возвращения к месту ссылки.

 

Под влиянием их агитации спецпереселенцы в течение трех суток категорически отказывались от возвращения обратно. Антисоветская агитация персонально каждого характеризуется следующими фактами, подтверждающимися свидетельскими показаниями:

ПШЕНИЧНИКОВА Анастасия Ивановна, обращаясь к переселенцам, говорит: «Возвращаться обратно не надо. Пусть нас возвращают домой на родину или в другое место. Нас и так сгубили, выслав сюда. Нас посылают обратно на голодную смерть. Нам вашего хлеба не надо. Советская власть – насилие, и я ее не признаю». Обращаясь к конвою, Пшеничникова кричала: «Вам, как представителям власти, я подчиняться не буду, стреляйте в меня. В знак протеста мы объявим голодовку». […]*

ПШЕНИЧНИКОВА Надежда Дмитриевна, поддерживая в выражениях свою дочь Анастасию, кричала: «Вы заморили наших детей с голоду. Обратно мы вам не пойдем, лучше убейте на месте; ваш хлеб только свиньям есть, а вы им нас кормите. Вы как воронье налетаете на нас, собаки, наших детей заморили». Обращаясь к женщинам, Пшеничникова Надежда кричала: «Стойте, женщины, плотнее, никаких уступок». Помимо агитации Пшеничниковы подбивали женщин на сопротивление, ребятишек натравливали на конвой, заставляя их бить кулаками и палками. […]

СУХОВ Феодосий Дмитриевич все время ходил от группы к группе спецпереселенцев, призывая их не возвращаться, говоря: «Не соглашайтесь возвращаться обратно. Пусть нас отправляют в сельский округ. Долго ли мы будем подчиняться советскому насилию. Нас разорили, выслали беспричинно. Здесь жить невозможно, надо категорически отказываться. Строить дома не надо. Такой хлеб, какой они дают, пусть сами кушают. Советская власть – насилие, и мы ее не признаем. А вас (обращаясь к конвою) мы считаем продажными шкурами. Подчиняться вам не будем». […]

АЗАРОВ Яков Андреевич также принимал активное участие в антисоветской агитации. При выдаче хлеба спецпереселенцам от получения такового категорически отказывался, говоря: «Вы хлеб даете нам только здесь, чтобы склонить нас к возвращению, а там опять будете морить голодом. Вы – шкурники, насильники. Уйдите, мы на вас смотреть не можем. Вся Советская власть – насилие. Обратно мы вам не пойдем». Поймавшись за свои котомки, в лежачем положении Азаров кричал: «Мы еще с вами поборемся; если нужно, то против насилия тоже сделаем насилие». […]

ЧЕРНОБРОВКИНА Татьяна Леонтьевна, подбивая женщин к неподчинению, кричала по адресу конвоя: «Вы творите насилие, беззаконие. Все вы продажные сволочи». Своего сына 11-ти лет натравливала бить конвой, и он под ее влиянием бросался на конвой, бил кулаками. Обращаясь к переселенцам, Чернобровкина говорила: «Братья и сестры во Христе, не давайтесь в руки насильников. Если нас дома по одному выселили, то здесь мы не дадимся. Давайте объявим голодовку и с места не тронемся – пусть стреляют». […]

ПАВЛОВ Петр Васильевич в момент посадки спецпереселенцев в баржи, сопротивляясь посадке, ударил палкой конвоира РАЗЖИГАЕВА; кроме этого, до посадки ходил от группы к группе, агитируя: «Обратно ехать не соглашайтесь. Нас до сих пор Советская власть обманывала и теперь также, не верьте им ни одному слову». На предупреждение конвоя прекратить агитацию Павлов отвечал нецензурными словами. […]

Спрошенные по делу в качестве обвиняемых:

ПШЕНИЧНИКОВА Анастасия Ивановна признает себя виновной в том, что она агитировала за объявление голодовки, кляла Соввласть за то, что она, Соввласть, сгубила ее молодость. […]

ПШЕНИЧНИКОВА Надежда Дмитриевна признает себя виновной в том, что она самовольно сбежала с места ссылки. На предложение возвращения обратно агитировала объявить голодовку; в остальной агитации виновной себя не признает. […]

СУХОВ Феодосий Дмитриевич виновным себя в антисоветской агитации не признает. Самовольный побег из ссылки не отрицает. […]

АЗАРОВ Яков Андреевич признал себя виновным в том, что он совместно с другими отказывался возвратиться обратно, мотивируя свой отказ отсутствием продовольствия, а также и тем, что они, переселенцы, – хлеборобы, а не лесорубы. Также не отрицает и того, что он говорил, что Советская власть их разорила. […]

ЧЕРНОБРОВКИНА Татьяна Леонтьевна признает себя виновной в самовольном побеге, но совершенно отрицает проводимую ею антисоветскую агитацию. […]

На основании вышеизложенного и принимая во внимание, что виновность вышеуказанных лиц доказана свидетельскими показаниями, подлежат ответственности по ст. 58 и 82 УК:

ПШЕНИЧНИКОВА Анастасия Ивановна, 19 лет, дочь кулака-спецпереселенца, высланная из ст[аницы] Вознесенской Армавирского района, девица, б/партийная, грамотная, со слов не судилась;

ПШЕНИЧНИКОВА Надежда Дмитриевна, 45 лет, кулачка-спецпереселенка, высланная из ст. Вознесенской Армавирского района, замужняя, б/п., неграмотная, со слов не судилась;

СУХОВ Феодосий Дмитриевич, 30 лет, кулак-спецпереселенец, высланный из ст. Вознесенской Армавирского района, женат, б/п., грамотный, со слов не судился;

АЗАРОВ Яков Андреевич, 41 год, кулак-спецпереселенец, высланный из ст. Вознесенской Армавирского района, женатый, грамотный, со слов не судим;

ЧЕРНОБРОВКИНА Татьяна Леонтьевна, 52 года, замужняя, кулачка-спецпереселенка, высланная из ст. Вознесенской Армавирского района, малограмотная, со слов не судимая;

и по ст. 58-10, 82 и 73 УК:

ПАВЛОВ Петр Васильевич, 25 лет, кулак-спецпереселенец, высланный из ст. Вознесенской Армавирского района, женат, малограмотный, со слов не судим.

Настоящее дело направить на внесудебное рассмотрение санкцией райпрокурора на тройку ПП ОГПУ по Уралу.

 

Уполномоченный СПО Ширинкин 

 

«СОГЛАСЕН и УТВЕРЖДАЮ»: 

 

Начальник Березн[иковского] оперсектора

ПП ОГПУ по Уралу Озолс 

 

ПРИМЕЧАНИЕ: Вещественных доказательств по делу не имеется. Арестованные находятся при арестном помещении раймилиции и с сего числа перечисляются за тройкой ПП ОГПУ по Уралу[i].

 

Уполномоченный СПО   Ширинкин

ПермГАНИ. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 14988. Л. 31–33. Подлинник. Машинопись.



* Здесь и далее опущены ссылки на номера листов дела.



[i] Постановлением Тройки ПП ОГПУ по Уралу от 12 октября 1931 г. А.И. Пшеничникова и др. были осуждены по ст. 82 УК к 1 году лишения свободы.

 

Поделиться:

Рекомендуем:
| Реконструкция Мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД»
| «Дело врачей». Выставка в Музее истории ГУЛАГа с 5 апреля по 30 июня 2024 года.
| Не «обижать» старую общественность. Луначарский, Рыков и заслуженные артисты
Ширинкин А.В. Мы твои сыновья, Россия. Хроника политических репрессий и раскулачивания на территории Оханского района в 1918-1943гг.
Компас призывника
История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
| Оправдать свое существование на земле
| «Это действительно трагедия страны»
| Главная страница, О проекте