ФСБ пытаются отделить от НКВД. Историк пытается рассекретить фамилии советских чекистов


Автор: Анастасия Курилова

Источник

04.09.2021

Исследователь архивов Сергей Прудовский обратился в Верховный суд РФ с иском об отмене отдельных положений президентского указа 1995 года о гостайне и схожего приказа ФСБ. Эти нормативно-правовые акты позволяют ФСБ засекречивать в архивных документах фамилии сотрудников НКВД. Истец настаивает, что советских чекистов нельзя считать российскими контрразведчиками.


Фото: facebook.com/sergey.prudovskiy

Исследователь архивов и автор книги о сталинских репрессиях «Спасская красавица» Сергей Прудовский занимается изучением так называемой харбинской операции. В 1930-х годах Япония оккупировала Маньчжурию, после чего советские власти эвакуировали жителей Харбина и специалистов, работавших на Китайско-Восточной железной дороге. Но в сентябре 1937 года руководство НКВД с одобрения Политбюро ЦК ВКП(б) издало приказ №00593 — об аресте «кавэжэдэшников» и «харбинцев» как японских шпионов. В документе говорилось про 25 тыс. человек, однако НКВД превысил план и арестовал 32,7 тыс. В результате «харбинской» операции были расстреляны свыше 21 тыс. человек.

В ходе своих научных изысканий господин Прудовский запросил у ФСБ архивно-уголовное дело Татьяны Кулик — одной из жертв «харбинской» операции. Получив документы, историк обнаружил, что в них вымараны фамилии, должности и подписи сотрудников НКВД. Он подал в Мосгорсуд иск к ФСБ с требованием раскрыть убранные сведения. В суде представители УФСБ России по Москве и Московской области заявили, что эти данные касаются «принадлежности конкретных лиц к кадровому составу органов безопасности», а значит, попадают под понятие гостайны на основании приказа ФСБ №0120 от 2015 года и указа президента №1203 за 1995 год.

Пункты 84 и 91 указа относят к гостайне сведения о «силах, средствах контрразведывательной деятельности», а также о кадровом составе органов контрразведки. Аналогичный смысл заложен в пунктах 1.7 и 2.23 приказа ФСБ.

В июне 2020 года Мосгорсуд встал на сторону ФСБ и отказал исследователю. Господин Прудовский не согласен с такой трактовкой законодательства. «Получается, просто приравняли НКВД к ФСБ. Но по нашему мнению, эти нормативно-правовые акты должны распространяться только лишь на сотрудников российских служб безопасности, а не на лиц, служивших в другом органе и в другой стране — СССР»,— пояснил он “Ъ”.

Исследователь отмечает, что Мосгорсуд даже не стал исследовать, обвинялись ли «засекреченные» чекисты в преступлениях. И подчеркивает, что Татьяна Кулик была признана жертвой репрессий, а вот сотрудники НКВД, которые активно себя проявили во время «харбинской» операции, позднее были осуждены за пытки и фабрикацию дел, расстреляны, а в 2015 году признаны не подлежащими реабилитации.

В четверг, 2 сентября, Сергей Прудовский подал в ВС РФ административный иск. В нем оспариваются те самые положения президентского указа и приказа ФСБ, на которые в суде ссылались сотрудники спецслужб. Господин Прудовский уверен, что эти документы противоречат статье 7 закона «О государственной тайне» — она запрещает засекречивать сведения о нарушении законности госорганами и их должностными лицами, а также о нарушении прав человека. Также истец напоминает в иске о законе от 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий», где закреплено «осуждение» советского террора.

А осуждение предполагает и предание гласности имен людей, ответственных за террор,— уверен господин Прудовский.— В данном случае сами фамилии мне известны из других источников. Но это принципиальный момент. Возмущает, что произвольно трактуются законы и от общественности скрываются фамилии палачей, которые были признаны виновными».

Интересы исследователя в суде представляет юрист «Международного Мемориала» (внесен в реестр иностранных агентов) Марина Агальцова. Она считает, что авторы президентского указа вряд ли планировали скрыть имена сотрудников НКВД: «Указ был подписан в 1995 году, а тогда в нашей стране активно рассекречивали документы о терроре и признавали действия чекистов однозначно преступными. Поэтому в указе, скорее всего, учитывались только нынешние контрразведчики. Но теперь суды распространяют его действие и на НКВД».

Отметим, что имена и фамилии многих сотрудников НКВД не являются тайной для исследователей. Научный сотрудник Музея истории ГУЛАГа Татьяна Полянская рассказала “Ъ”, что личные анкеты чекистов можно получить в Российском госархиве социально-политической информации. А на сайте «Мемориала» (внесен в реестр иностранных агентов) опубликована база данных о 41 тыс. людей, работавших в системе безопасности с 1935 по 1941 год. Кроме того, если дело хранится не в архиве спецслужб, а в Государственном архиве РФ, то там все фамилии будут открытыми, добавила госпожа Полянская.

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Телеканал «Рифей»: «Возвращение имён»
| Вестник «Мемориала». Октябрь 2021 года
| Заявление постоянной комиссии СПЧ по развитию гражданских институтов
Воспоминания узников ГУЛАГа
Мартиролог репрессированных
Список «12 километра»
| Меня звали вражинкой
| Судьба инженера
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus