Дневник по следам «Мемориалов»* Коми


Автор: Игорь Сажин

Источник

12.03.2021

Дневник по следам «Мемориалов»* Коми.

10 февраля 2021. Воркута.

Минус 37. Не завтракал из-за плохого самочувствия. Непрерывно болит зуб. Спустился в фойе гостиницы «Воркута», который набит ларьками, и купил в аптеке полоскатель для зубов с мятой. Может, это успокоит зубную боль.

В 9:50 подошел журналист Максим, он ночевал у родственников, в отличие от нас с фотографом, которые ночевали в гостинице. В 10:00 подъехали Сергей и Володя. Поехали по памятникам.

Доехали до «Камня». Он напротив Рудника, поселка, который был первым создан в Воркуте, как место, где заключенные добывали уголь. Первая шахта. Взяли интервью у Сергея, как старейшего мемориальца возле «Камня». На морозе работать тяжело. Солнечный день. Минус 35. Через реку на Руднике виден польский крест, но добраться туда невозможно, все завалено снегом и ничего не чиститься.

Подъехали к подвесному мосту через реку Воркута, соединяющему нынешнюю Воркуту с поселком Рудник. Мост заброшен. Спустились. Прошли через мост. Очень холодно. Пошли в сторону здания геологоразведки. Везде протоптанные тропы. Одна ведет к зданию геологоразведки. Пустое здание с колоннами, смотрит на мир пустыми глазницами. Ужас. Запустение. Жутких мороз. По тропе дошел до стелы перед зданием с колоннами. Кирилл героически снимает на морозе. Жалуется, что техника может не выдержать мороза. Мороз гонит нас назад к машине.

Сергей и Максим ушли в машину. Мы с Кириллом продолжаем съемку. Вернулись по мосту, поднялись к машине. Аппаратура покрывается инеем. Если занесем фотокамеру в машину, тут же иней превратиться в воду и съемку можно будет не возобновлять. Складываем камеры в багажник, там холоднее.

Поехали дальше. Выехали в сторону поселка Северный. Подъехали к памятнику трудармейцам. Вышли. Памятник новый, недавно поставленный. Опять брали интервью. Два креста спускаются к земле и превращаются в рельсы, по которым едет вагонетка. Делал памятник архитектор Трошин, один из основателей и председатель Воркутинского «Мемориала"(*). Поднялся небольшой ветер. Солнце. Мороз. Памятник никто не чистит. Смахнул снег с надписи на немецком языке.

Поселок Северный

Поехали дальше. Проехали пос. Северный. Издали видна космическая станция слежения за спутниками. Вокруг снежная тундра.

Подъехали к самому известному памятнику за пос. Северным. Беседка с девушкой, одетой в национальную литовскую одежку. Рядом стоит крест славянам: украинцами и белорусам, погибшим в лагерях. Чуть дальше крест немцам, погибшим в лагерях. Это место расстрела заключенных во время восстания 1953 года. Вокруг трех памятников множество мелких крестов, занесенных снегом и обледеневших.

Опять брали интервью на морозе. Мы сильно замерзли. Спрятались в машине. Кирилл продолжал съемку. Снег либо занес надписи на памятниках, либо покрыл льдом, который очень тяжело сколоть. На улице мороз минус 39 градусов, небольшой снег. Светит солнце. По тундре не далеко от нас пронесся белый заяц. Мы, похоже, его спугнули своими брожениями по сугробам.

Поехали на поселок Северный. Там есть крест на Венгерском кладбище. Опять поснимали. Мороз сильный. Людей почти нет. Изредка ездят машины. Два каких-то человека возле железной дороги ремонтируют кабель.

Поехали дальше. Выехали из пос. Северного. Долгая дорога до шахты Воркутинской. Там второй польский крест. Подъехали ко входу к шахте Воркутинская. Стоянка машин возле проходной. На стоянке огромный польский крест. Опять вышли поснимать. Солнце идет к горизонту и образовало красивый морозный ореол или морозную радугу. Минус 33.

История Воркутинского «Мемориала»*

Съемку закончили и поехали в город Воркуту. Заехали в офис Сергея. Зашли. Попили чай с конфетами. Моя зубная боль не проходит. Постоянно поласкаю рот жидкостью и сплевываю на снег.

Взяли у Сергея интервью о его взгляде на сохранение памяти истории репрессий в Воркуте и об истории воркутинского «Мемориала"(*). Со слов Сергея, в истории воркутинского «Мемориала"(*) можно выделить 4 этапа.

1 этап.

Воркутинский «Мемориал»* создавался очень известным инженером-горняком, приехавшим не по своей воле в Воркуту, Дмитрием Ильичом Мамулайшвили, тогда в Воркуту стали приезжать первые делегации родственников репрессированных, погибших в Воркуте. «Мемориал»* только начинался.

2 этап.

Рассвет Воркутинского «Мемориала"(*) после смерти Мамулайшвили, когда приезжали много делегаций. Возникло много возможностей. Воркутой заинтересовался Эрнст Неизвестный для установки памятника репрессированным. Этот период Воркутинский «Мемориал"(*) возглавляли с одной стороны местный городской архитектор Виталий Алексеевич Трошин, поставивший много памятников, а с другой — муж и жена Хайдаровы. Сложный период. Тогда же в Воркутинском «Мемориале"(*) возникло правозащитное крыло, которое занялось вопросами защиты жителей Воркуты в вопросах ЖКХ. Тогда же в Воркуте была убита правозащитница Людмила Жоровля, которая так же занималась вопросами ЖКХ.

3 этап.

Воркутинский Мемориал (*) возглавляли Виталий Трошин и правозащитница Лидия Дрозденко. Это был расцвет правозащитного воркутинского «Мемориала"(*) и умирания «Мемориала"(*), как организации увековечивания памяти репрессированных.

4 этап.

Полное умирание воркутинского «Мемориала"(*). Все активные участники «Мемориала"(*) уехали из умирающего города. Историей памяти репрессий стали заниматься официальные структуры: Воркутинская библиотека, Воркутинский театр, Воркутинский музей, отдел по вопросам туризма при администрации города. Общественная организация «Мемориал"(*) закрыта. Государство и муниципальные власти полностью взяло на себя обязанности по сохранению памяти.

Около 16 часов Володя нас отвез в гостиницу. Поели в гостинице, в столовой. Решили сходить в местную библиотеку, в которой, нам сказали, активно занимаются темой репрессий. Становится темно. Мы идем по морозу. На улице сидит человек и играет на баяне. Собирает деньги. Удивительно. Мороз минус 37, а мужик играет.

Зашли в библиотеку, где нам рассказали о новой книге, изданной библиотекой, с собранными фактами о героях советского союза из Воркуты, бывших заключенных, получивших свое высокое звание в годы Великой Отечественной войны. Также нам показали книгу, изданную в Китае, о жизни китайских заключенных в Воркуте в 40-е годы. Ее активно переводят библиотекари. Библиотекари подсказали, что в Театре Воркуты есть небольшая экспозиция о репрессированных актерах.

Договорились, что библиотекари расскажут нам о книге своей на камеру и ответят на наши вопросы.


 

* Выполняет функцию иностранного агента
Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| АНДРЕЙ САХАРОВ. Виртуальный музей
| А.Д. Сахаров — 100 лет
| Украли жизнь, теперь украли имена. Вандалы в форме дворников опять похитили таблички «Последнего адреса» в Екатеринбурге
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
Воспоминания узников ГУЛАГа
ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВОЕННОПЛЕННЫХ
| «Это действительно трагедия страны»
| Там были разные люди
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus