Домой спустя 70 лет


Автор: Василиса Ошарина

Источник

14.08.2020

Ровно 30 лет назад президент СССР Михаил Горбачёв подписал указ «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20–50-х годов». Однако многие реабилитированные до сих пор не могут вернуться домой. Возможно ли восстановление справедливости, рассказывает исполнительный директор Международного «Мемориала» Елена Жемкова

В 1991 году в России был принят очень важный закон о реабилитации жертв политических репрессий. Этот закон – единственный, дающий оценку преступлениям государства против граждан в годы советской власти. В результате государственного террора были убиты, лишены свободы, изгнаны из родных мест, разлучены с близкими миллионы людей.

Закон был, конечно, в какой-то мере компромиссом. Он предусматривал политическую реабилитацию, то есть отмену неправосудных и незаконных решений, причём в гораздо более широких границах, чем это делалось когда-либо раньше. В качестве примера – впервые право на реабилитацию получили жертвы раскулачивания. Но обеспечить полноценную компенсацию за годы в заключении и за утраченные крестьянскими семьями дома возможности не было. Поэтому были предусмотрены условные компенсации – денежные (пропорциональные отбытому сроку и объёму утраченного имущества и зависевшие от минимального размера оплаты труда, индексация происходила автоматически) и ряд натуральных мер наподобие внеочередного предоставления путёвок в санатории, права проезда один раз в год на поезде в любую точку страны, обеспечения лекарствами за полцены, бесплатного зубопротезирования и т. п.

 
Михаил Горбачев. 26 апреля 1991 года Верховный Совет РСФСР принял Закон «О реабилитации репрессированных народов».

Среди этих мер едва ли не наибольшее символическое и моральное значение имело право вернуться к прежнему месту жительства. При этом предусматривалось, что обеспечение жилплощадью возвратившихся в родные места реабилитированных должно осуществляться в первоочередном порядке. Это не гарантировало конкретных сроков получения жилья, но всё же обозначало – на общегосударственном уровне – приоритетные права людей, у которых жильё было противоправно отнято государством. И эта норма худо-бедно, но всё же действовала. (Естественно, речь не идёт о том, чтобы вернуться на своё место  жительства по точному адресу, эта площадь уже давно занята; возможно только возвращение в родной город или село.)

В 2006 году была проведена монетизация льгот, то есть льготы в натуральном выражении были заменены денежными выплатами. Это коснулось и реабилитированных. А это просто нечестно, потому что в их случае это не льготы, а компенсации. Раньше реабилитированным государство гарантировало поддержку в виде пожизненной компенсации половины затрат на жилищно-коммунальные услуги. Или, например, если человек раньше жил в Москве, а сейчас вследствие репрессий проживает в Республике Коми, то государство предлагало оплату поездки до столицы один раз в год. Всё это из закона было исключено.

За репрессии, которые осуществлялись по инициативе и под руководством правительства СССР, теперь должны расплачиваться регионы, у которых очень разные возможности

Но, пожалуй, самое возмутительное, что было сделано при «монетизации», – это то, что вся поддержка реабилитированных, все компенсационные меры теперь стали обязанностью регионов. То есть за репрессии, которые осуществлялись по инициативе и под руководством правительства СССР, теперь должны расплачиваться регионы, у которых очень разные возможности. При этом законодатель не обозначил никаких границ для размеров поддержки реабилитированных – и денежные выплаты в регионах различаются на порядок, не меньше различаются и сохранившиеся кое-где натуральные формы поддержки.

Ещё хуже ситуация с формально оставшимся в законе правом на возвращение в родные места. Не осталось никакого намёка на приоритетность прав реабилитированных. Теперь в законе сказано, что «в случае возвращения на прежнее место жительства реабилитированные лица и члены их семей принимаются на учёт и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством субъектов Российской Федерации». Но в региональном законодательстве специальных норм для возвращения реабилитированных может быть не предусмотрено вообще, а общий порядок может и вовсе делать такое возвращение невозможным.

В результате получается совершенно издевательская ситуация, когда формально в законе право реабилитированных на возвращение записано, но таким образом, что реализация его невозможна. Абсурдность этого признал и Конституционный суд – но чиновники пытаются свести его решение к нулю.

Проект, внесённый правительством, трудно назвать иначе как жульничеством. Он по-прежнему возлагает решение проблемы на регионы, ни в коей мере не гарантируя реализацию прав реабилитированных.

 
Русские немцы во время депортации в Казахстане.

Всё это несправедливо не только по отношению к людям, много десятилетий оторванным от родных мест, но и по отношению к регионам. Кто высылал людей? Государство. Почему расплачиваться должны регионы из своих бюджетов?

Часто звучат вопросы: «А как же другие не менее важные льготные категории – например, военные или ветераны? Им жильё не нужно?». Конечно, Россия как правовое социальное государство должна заботиться обо всех категориях льготников, но так, чтобы их интересы не сталкивались, стараться разумно и равномерно решать проблемы каждого. Сталкивать разные категории нуждающихся в социальной жилплощади – это дешёвый приём чиновников. Если вы, например, многодетная мать и рассчитываете на субсидию, это же не значит, что из-за вас её не получит какой-нибудь человек с инвалидностью.

Реабилитированные ждут не реализации льгот, а восстановления своих законных прав,
и ждут гораздо дольше, чем любой очередник в любом городе страны

Но главное, что надо понимать: реабилитированные ждут не реализации льгот, а восстановления своих законных прав, и ждут гораздо дольше, чем любой очередник в любом городе страны. Сначала они 70 лет ждали, когда закон в принципе появится, а потом кому-то говорят: «Ну, ты вставай в очередь и жди ещё лет 40–50». Я не случайно называю именно такие цифры, потому что человек в возрасте 70–80 лет встаёт в очередь на жильё под каким-нибудь  номером 5 236. Ясно, что он просто не доживёт.

«Мемориалу» как организации, занимающейся в том числе и правами жертв политических репрессий, было понятно, что закон нужно реформировать – и как можно быстрее. Наконец появились силы и возможности менять эту нелёгкую ситуацию. В 2017 году к нам на помощь пришли юристы из Института права и публичной политики, которые стали досконально разбираться и разработали точный план действий. Благодаря им возобновился судебный процесс по восстановлению того нарушенного положения закона о реабилитации, который мы теперь называем «Право вернуться домой». Им удалось добиться нужного решения в Конституционном суде. Нужно теперь ещё создать механизм для реализации этих прав как на федеральном уровне, так и на региональном, преодолеть сопротивление чиновников. В общем, мы в союзе с Институтом права и публичной политики создали сайт, объясняющий, на что люди имеют право и что им делать дальше. Кроме того, мы написали инструкцию, что людям делать до того момента, пока закон не заработает в полную мощь. Ведь многие вещи лучше сделать заранее, чтобы к принятию обновлённого закона уже иметь на руках папку со всеми документами, подтверждающими, что семья была репрессирована, что раньше они жили в другом месте и так далее.

 
Крымские татары по прибытии к месту депортации в Узбекистане, 1944 год.

С начала осени пройдут слушания по реформе закона о репрессированных, будут обсуждаться два законопроекта. Один, о котором уже шла речь, подготовлен Министерством строительства и жилищно-коммунальных услуг и внесён в Госдуму правительством, а второй – от партии «Справедливая Россия» – внесён депутатами Сергеем Мироновым и Галиной Хованской. Этот второй законопроект предлагает закрепление гарантий реабилитированным на федеральном уровне, указывая конкретные сроки предоставления жилья или средств на его приобретение, а также выделение средств на это из федерального бюджета. Мы очень надеемся, что этот закон будет принят за основу. Слушания назначены на октябрь. Думаем, что в конце месяца всё будет ясно. Хотелось бы, чтобы наш сайт заработал уже с принятым законом к 30 октября – Дню памяти жертв политических репрессий.

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Жертвам репрессий создали невыполнимые условия. Общественная палата опять недовольна правительственными поправками
| Газета «30 октября». Выпуск № 156. 2020 г.
| Вестник «Мемориала». Сентябрь 2020 года
Ссыльные в Соликамске
Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
| Не кричи, не плачь…
| Власть скрывала правду
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus