Головомор


Автор: Алексей Тарасов

Источник

19.04.2020


Кадр из сериала «Зулейха открывает глаза»

Чулпан Хаматова за роль в сериале «Зулейха открывает глаза» получает лавину оскорблений и обвинений в очернительстве.


 ЦИТАТА

Чулпан Хаматова — о травле вокруг сериала «Зулейха открывает глаза»

«Мало того, что были ожидаемые проклятия со стороны радикально настроенной части татарского общества, с удивлением обнаружила, что добавилась еще и претензия на тему «осквернения нашей истории». Не только искажения татарского быта, но и исторической правды в целом. Для меня раскулачивание — это убийство, однозначно трагедия огромного числа людей, преступление, морально-этическая катастрофа. И вдруг я обнаруживаю, что огромное число людей думает по-другому. […] У меня были опасения, что картина будет недостаточно жесткой, что не появится ощущения боли и трагедии от происходящего. Боялась, что она будет чересчур лайтовой… И даже в голову не могло прийти, что претензии будут иного рода».


 Продюсер сериала Ирина Смирнова сказала РБК: «Мы прекрасно понимали, что возмутятся и коммунисты, и фундаменталисты в Татарстане, и еще масса людей, отрицающих сам факт раскулачивания».


 «Для меня оказалось большой новостью, что среди московской интеллигенции много тех, кто спокойно относится к раскулачиванию, считает, что все правильно делали».


Морально осудили абсолютно лживый, клеветнический, антисоветский сериал («элемент информационной войны») и требуют запретить его показ коммунисты (партия Сурайкина). Говоря о пасквиле на советское прошлое и плевке в лицо всему российскому народу, коммунисты ссылаются на многочисленные общественные организации и граждан, высказывающих категорическое несогласие с тем, как представлено непростое, но героическое время. К Чулпан, «пляшущую под чужую дудку», Сурайкин обратился отдельно — в тоне, знакомом до боли зубной, и советами, которых с него никто не спрашивал.

Не учили б коммунисты сирот плакать.

Бессмысленно пытаться переубеждать упертых, оскорбленных, возбужденных. На свое безумие каждый имеет право (худо, когда оно транслируется, — это заразно).

Чулпан права. Действительно «Зулейха» — явление искусства облегченного, массового. Таков формат и запрос. О том, в частности, что всюду жизнь. Что она неистребима. Хотя мы знаем: истребима.

И быстро. Один актуальный пример — на фоне «очернительства и клеветы», какую увидели в «Зулейхе». Исключительно документы, никакого искусства.

***


 ИЗ ПИСЬМА СТАЛИНУ

«Новожилов из Москвы. Шофер. Окончил работу, собирался с женой в кино, пока она одевалась, вышел за папиросами и был взят. Гусева, пожилая женщина. Живет в Муроме, приехала в Москву купить мужу костюм и белого хлеба. Никакие документы не помогли. Назин, пом. нач. пож. охраны Большого Театра, один из работников пожарной охраны Кремля. Взят на улице. Пропуск в Кремль не помог. Серов Давид Петрович, мальчик. Взят в Арзамасе. Отец работает на станции Арзамас ремонтным рабочим на железной дороге. Войкин, рабочий в Серпухове. В выходной день ехал на футбольный матч. Паспорт оставил дома».


Весной 1933 года жители крупных городов СССР, особенно Москвы и Ленинграда, боялись выходить на улицы и, если могли, самоизолировались. В стране объявили паспортизацию, и развернулась чистка улиц от деклассированного элемента: выйдя, ты мог не вернуться. Как заведено, пошли перегибы, и никакие документы, никакие бумаги, даже «самые окончательные», не помогали.


 Горожан хватали на улицах, и они исчезали. Вот что было с этими людьми дальше.


ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ. РАССЕКРЕЧЕНО

Из письма (публикуем со значительными сокращениями) инструктора Нарымского окружкома ВКП(б) В. Величко в парторганы, 3–22 августа 1933 года «Совершенно секретно. И. В. Сталину, Р. И. Эйхе (секретарю Западно-Сибирского крайкома. — А. Т.), секретарю Нарымского окружкома К. И. Левиц.

29 и 30 апреля этого года из Москвы и Ленинграда были отправлены на трудовое поселение два эшелона деклассированных элементов. Эти эшелоны, подбирая по пути следования подобный же контингент, прибыли в город Томск, а затем на баржах — в Нарымский округ. 18 мая первый и 26/V — второй эшелоны, состоя из трех барж, были высажены на реке Оби у устья р. Назина, на остров Назин. Всего — 6114 человек. Остров оказался совершенно девственным, без каких бы то ни было построек. Люди были высажены в том виде, в каком они были взяты в городах: в весенней одежде, без постельных принадлежностей, многие босые. При этом на острове не оказалось никаких инструментов, ни крошки продовольствия. Еще на баржах многие из-за недостатка хлеба голодали. Однако эти сомнения комендантом Александро-Ваховской комендатуры Цыпковым были разрешены так:

— Выпускай… Пускай пасутся.

На второй день прибытия первого эшелона выпал снег, поднялся ветер, а затем мороз. Голодные истощенные люди, без кровли, не имея никаких инструментов и в главной своей массе трудовых навыков и тем более навыков организованной борьбы с трудностями, очутились в безвыходном положении. Обледеневшие, они были способны только жечь костры, сидеть, лежать, спать у огня, бродить по острову и есть гнилушки, кору, особенно мох и пр. Трудно сказать, была ли возможность делать что-либо другое, потому что трое суток никому продовольствия не выдавалось. По острову пошли пожары, дым.

Люди начали умирать.

Они заживо сгорали у костров во время сна, умирали от истощения и холода, от ожогов и сырости, которая окружала людей. Так трудно переносился холод, что один из трудпоселенцев залез в горящее дупло и погиб там на глазах людей, которые не могли помочь ему, не было ни лестниц, ни топоров.

В первые сутки после солнечного дня бригада могильщиков смогла закопать только 295 трупов, неубранных оставив на второй день. Новый день дал новую смертность и т. д.

Сразу же после снега и мороза начались дожди и холодные ветра, но люди все еще оставались без питания. И только на четвертый или пятый день прибыла на остров ржаная мука, которую и начали раздавать трудпоселенцам по несколько сот грамм.

Получив муку, люди бежали к воде и в шапках, портянках, пиджаках и штанах разводили болтушку и ели ее. При этом огромная часть их просто съедали муку (так как она была в порошке), падали и задыхались, умирая от удушья.


 Вскоре началось изредка, затем в угрожающих размерах людоедство. Сначала — в отдаленных углах острова, а затем — где подвертывался случай.


За все время пребывания на острове трудпоселенцы ничего не делали. Тот, кто не двигался или делал мало движения, — умирал.

В такую обстановку попал и второй эшелон, быстро воспринявший порядок острова.

В результате всего из 6100 чел., выбывших из Томска, и плюс к ним 500–600–700 чел. (точно установить не удалось), переброшенных на Назинские участки из других комендатур, на 20 августа осталось 2200 человек».

Фамилии советских граждан выше — из этого же письма тов. Сталину. Величко записал «факты неправильной ссылки людей».


Трудопоселенцы. Фото из музейных архивов


ИЗ ПИСЬМА СТАЛИНУ

«Голенко Никифор Павл. — старик. Из Хоперского округа, ехал через Москву к сыну на ст. Богашево Курской ж. д. Взят на вокзале. Виноградова — колхозница из ЦЧО. Ехала к брату в Москву. Брат — начальник милиции 8-го отделения. Взята по выходу из поезда в Москве. Остротюк Ив. Сол., был у брата в г. Горьком (строительство моста через Волгу), ехал через Москву домой в свой колхоз в Винницкой области. Взят в Москве. Трофименко Никита Никитович. Рабочий Метростроя в Москве, имел паспорт как сезонник, шел с работы в общежитие». И т. д.


Письмо дошло до И. Сталина — изложенные в нем события обсуждались на заседании Политбюро. Правда, с полугодовым интервалом, в марте 1934 года.

В 2002 году СО РАН, госархивы Новосибирской и Томской областей, томский «Мемориал» и Музей истории политрепрессий издали сборник документов о назинской трагедии 1933 года.


 Еще раз — это не беллетристика, не «Зулейха». Это официальные бумаги.


С кратким пояснением д. и. н. С. Красильникова: руководство ОГПУ направило в единое русло несколько потоков принудительной миграции, объединив их в «новый контингент»: помимо деклассированного элемента из крупных городов, осуществлялась массовая высылка крестьянства (крупнейшая после акции 1930–31 годов, в какую попала Зулейха), а также шла зачистка приграничных районов и разгрузка мест заключения и лагерей ОГПУ.

Ранее созданные спецпоселения с преимущественно крестьянским по составу населением планировалось превратить в трудовые поселения с пестрым социальным составом — от «кулаков» до «рецидива». Трехлетний опыт организации труда раскулаченных предполагалось применить в целях колонизации северных и восточных районов страны. В районы Нарымского севера и Северного Казахстана первоначально планировалось депортировать в 1933 году до 2 млн человек — по одному в каждый регион.


ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ

Из доклада о назинских событиях И. И. Долгих начальнику СибЛАГа А. А. Горшкову, 18 сентября 1933 г.

«Арестовано 9 рецидивистов в связи с людоедством. Характерно, что все они хорошо упитанны и не проявляют никаких признаков голода. Все это говорит за то, что на почве голода такие случаи не могли иметь места. Врач комендатуры Хацкелевич объяснил эти случаи людоедства оттанизмом (так в документе, следует: атавизмом) — объяснение, к которому молчаливо склонялись даже некоторые руководящие работники-партийцы. Обращают на себя внимание некоторые обстоятельства этих случаев: так, например, у одного обнаруженного трупа была оторвана головка члена, у другого подрезом была снята кожа полового органа, у одной женщины была вырезана грудь и др. Такой садизм преступников может являться результатом или определенных политических намерений, или личной развращенности. Но, скорее всего, оба момента имеют здесь место».


Справка по следственному делу № 103 Нарымского окротдела ОГПУ, 7 августа 1933 г.

«По настоящему делу привлекаются:

1) Бутенко Д. П., 1906 г. рожд., переселенец из крестьян, выслан в порядке изоляции деклассированного элемента в 1933 г. судим за кражу;

2) Иващенко-Шмыглов, 1914 г. рожд., выходец из семьи кустарей, выслан из центральной части СССР в порядке изоляции деклассированного элемента, судим в 1931 г. по ст. 162 УК;

3) Новиков А. В., 1912 г. рожд., выслан в порядке изоляции деклассированного элемента из центральных городов СССР.

Обвиняются в том, что по общей договоренности принимали в пищу человеческое мясо, полученное ими от умерших трупов.

Добытыми следственными данными устанавливается, что людоедство не являлось результатом отчаяния и безвыходности при отсутствии питания, т. к. обвиняемые ежедневно получали продукты — 300–400 гр. муки или хлеба, также получали крупу и сахар. Кроме того, врачебным осмотром обвиняемых констатируется, что обвиняемые в основном здоровы, и, таким образом, их физиологическое состояние не имеет резких отклонений от нормы. По делу имеется заключение прокурора ПП следующего содержания: "Имея в виду, что употребление в пищу мяса умершего человека по законам советской власти в уголовном порядке ненаказуемо, что материально-бытовые условия привезенных трудпоселенцев на остров "Назиново" (так в документе, следует: Назино) были тяжелые, что, таким образом, оснований к преданию суду не усматривается, а поэтому дело производством прекратить, предложив Сиблагу направить обвиняемых в какую-либо комендатуру Нарымского округа".

Прошу указаний Полпреда о заслушивании дела на Тройке ПП. — И применения жестких мер Репрессии.

Нач. секрполитотдела Жабрев».

***

На сайте красноярского «Мемориала» (действие сибирской части «Зулейхи» происходит здесь) оцифровано великое множество историй татарских семей, высланных сюда в 1930-м, и история Зулейхи на их фоне — игры в песочнице. Я лично записывал такие семейные истории, и там (например в Верхнепашино) до сих пор люди живут в землянках.

Но искусство не нуждается в оправданиях и пояснениях. Их и не будет. Что до живого человека Чулпан Хаматовой, то и в мыслях нет попытки вставать на ее защиту — это смешно, это она нас защищает (даже тех, кому это кажется лишним, кому кажется, что он в этом не нуждается, кому кажется, что он защищен). Я о другом.

С начала года у нас происходят явления народу, одно за другим, скапливаясь, — Терешковой, гречки, коронавируса, федерализма и региональных властей, новой полиции, отслеживающей и регулирующей теперь то, что никогда не отслеживалось и не регулировалось, «нового единения» с государством, новых простых решений, новой Пасхи.

Список можно продолжать, и очевидно, что количество этих новостей перейдет в качество, — ждать, по всей видимости, не так долго.

Страна выйдет из самоизоляции. И окажется на очередной развилке — в истории это нечасто, но случается. Наши партия и правительство засучив рукава примутся решать, куда нас, отформатированных, вести.

Нас, естественно, не спросят, но вот какая штука. Мы уже давно живем в информационном мире, где важна (для властей в первую очередь) не правда, не значимость события, а реакция на него обывательского сознания. Манипулировать им, а не управлять событиями — давний тренд.

Иллюстрации к нему не нужны, они за каждым окном и в каждом экране.

Неважно, что и как на самом деле.

Важно, что существенная часть народа верит, скажем, в заговор мира против России или в жидомасонский заговор, в то, что китайцы вырубили Сибирь (как вариант, подожгли ее и сожгли), в победу имбиря на коронавирусом и не верит в сталинские репрессии или глобальные изменения климата.

Кремль опирается на этот народ и на это видение мира. Так было всегда и, видимо, будет.

И этот народ, проклинающий Чулпан за очернение истории, кажется, уже все простил своей власти. И готов слиться с ней и шагать к новым свершениям.

Аудитория смотрит «Зулейху» как нечто историческое (кто-то вовсе как фэнтези), но это же было только что, а люди вовсе никогда не меняются.

Не только мы, весь мир провалился на шесть веков, в чуму и беспомощность, так что устроить экскурс-лайт на 70 лет назад вообще не вопрос. Будущее начинается сейчас. А в нашей стране оно будет таким, какими мы сейчас предстаем перед Путиным, Собяниным, Шойгу.


И если снова находятся слова любви к усатому, то почему бы не перестать брить под носом и не забить трубку?


Страна-то — все та же. С той же железной поступью, с чугуном, рельсами, ржавчиной, окалиной, дегтем, снегом, несущимся из-под сцепки вагонов в составе Тында — Кисловодск… Неужто в самоизоляции забыли?

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| «Выкорчеванные». Роберт Латыпов рассказал про новую выставку Пермского «Мемориала»
| Суды над «Мемориалами». Подана жалоба в ЕСПЧ
| «Выкорчеванные»: о дальнейшей работе выставки
Ширинкин А.В. Мы твои сыновья, Россия. Хроника политических репрессий и раскулачивания на территории Оханского района в 1918-1943гг.
По местам спецпоселений и лагерей ГУЛАГа
Карта террора и ГУЛАГа в Прикамье
| «Нас, как собак, покидали в телегу…»
| Факт ареста отца марает мою биографию
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus