Приговор Оюбу Титиеву: мнения людей


Источник

21.03.2019

18 марта Шалинским судом был вынесен приговор Оюбу Титиеву, руководителю грозненского офиса Правозащитного центра «Мемориал». По обвинению в хранении наркотиков, которое большинство наблюдавших за процессом уверенно называет сфабрикованным, он приговорен к 4 годам колонии-поселения. За прошедшие дни множество людей успело высказать - в соцсетях, блогах или интервью -  свое мнение об этом процессе. Мы приводим лишь часть из них — мнения правозащитников, политиков, журналистов, художников, юристов. Мы также отслеживаем международную реакцию на приговор.

Павел Чиков, руководитель Международной правозащитной группы «Агора»

«Оюбу Титиеву суд изменил категорию преступления с тяжкого на среднюю тяжесть (применил статью 15 УК РФ) и назначил 4 года колонии-поселения. Поскольку квалификация осталась ч. 2 ст.228 УК РФ, срок, проведенный в СИЗО будет засчитываться 1 к 1. Сокращения срока в связи с этим не будет.

Однако поскольку снижена категория преступления с тяжкой на средней тяжести, к Титиеву применяются более льготные правила условно-досрочногоосвобождения. Право на УДО возникает по отбытии 1/3 срока. Таким образом, ходатайство об УДО Оюб Титиев сможет подать сразу после апелляции, если приговор останется в силе.

Возможно, сделано это в том числе для того, чтобы отговорить Титиева от обжалования приговора. Полагаю, вряд ли он на это пойдет. Но если приговор обжаловаться не будет, то УДО он сможет просить после истечения 10 дней».

Дмитрий Макаров, сопредседатель Координационного Совета International Youth Human Rights Movement

«В Шалинском суде уже больше 8 часов зачитывают приговор правозащитнику Оюбу Титиеву. Приговор, неправосудность и лживость которого очевидна любому, кто хоть как-то следил за процессом. Рискну предположить, что очевидна она и судье, и стороне обвинения. От того, что много раз повторяется ложь, она не станет правдой.

Последнее слово Титиева — слово честного человека из-за решетки, обращённое, в том числе и к тем, кто из-за страха или желания выслужиться забыл и про честь, и про совесть».

Елена Милашина, журналистка

«Четыре года, которые фигурируют в приговоре и которые с точки зрения контекста этого дела и, главное, возраста и здоровья самого подсудимого, выглядят устрашающе, на самом деле ничего не значат. Приговором Шалинского суда Оюб, по сути, освобожден от наказания. Вот его главный смысл».

Олег Новиков, фонд «Общественный Вердикт»

«В последнем слове Оюб Титиев рассказал анекдот. Грустный, конечно. Никто не сомневается, что его посадят за свободу мысли и силу духа при бандитах у власти. Сельский учитель физкультуры, цвет нации. Правозащитник. Анекдот про Стену плача, вернее про реальность.

„Старик каждый день ходил к стене плача, и журналист решил его спросить, зачем он это делает. Старик рассказал, что 40 лет уже просит для народа благ, лучшей жизни и так далее. И какое ваше ощущение, спросил журналист? Как будто я 40 лет разговариваю со стеной — такой был ответ.“

Стас Жицкий, художник, дизайнер

«Оюб Титиев, как мне кажется — совершенно героический человек и образцовый мусульманин (да и просто образец для всех, кто, исповедуя разное, не может идти против веры и — главное — совести).

И, конечно и увы — живое свидетельство того, в чём мы живем. Назвать то, в чём мы живем, можно разными словами, но вряд ли хоть одно из них будет приличным… Так что подставьте на своё усмотрение любое слово».

Евгений Ройзман, политик, экс-мэр Екатеринбурга

«На сегодняшний день, мы уже не раз говорили об этом, власти недостаточно просто отбросить человека в сторону. На Кавказе это очень серьезно, если человека объявили наркоманом на официальном уровне.

Это действительно позорит, ломает репутацию. Но слава богу, что этому никто не поверил, потому что все было слишком очевидно. Гораздо проще было ему подкинуть оружие, подкинуть патроны. Но надо было именно опорочить. Поэтому весь такой долгий спектакль, долгий суд, 10-часовойприговор. Все понимают, что 4 года колонии-поселения — это практически оправдание».

Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт»

«Когда неделю назад ехали из Магаса в Грозный, а потом на суд в Шали, поймала себя на мысли, что все практически указатели на дороге для меня как Карта докладов Мемориала.

Судебный процесс по Оюбу Титиеву уже давно показал и полную несправедливость, и абсурдность. Но все это уходит на второй план, когда ты подходишь к зданию суда и видишь большое количество людей в очереди, чтобы пройти внутрь и быть на вынесении приговора. Мы стояли в очереди, чтобы пройти внутрь через запись и рамку, час. Последний человек в очереди зашёл в здание суда уже через час после начала оглашения. Холл перед залом был плотно наполнен людьми, которые уже не зашли в зал суда. Причём и в зале судебных заседаний, и в холле очень много местных — и молодых, и пожилых, мужчин и женщин.

И вот это для меня было самым главным. Люди свой вердикт уже давно вынесли. Независимо от приговора, независимо от срока и вообще от всех дальнейших действий, люди верят и знают, что Оюб Титиев достойный человек, что обвинение абсурдно и лживо. И это уже ничто не изменит».

Александр Рыклин, главный редактор «Ежедневного журнала»

«Надо думать, руководство Чечни полагает, что пошло навстречу гражданскому обществу, проявив терпимость и великодушие к человеку, чью профессиональную деятельность на территории республики — охрану прав человека — сам Рамзан Кадыров приравнял к экстремизму и терроризму. И это никакая не метафора — буквально так и сказал. Возможно, Рамзан Кадыров хотел предстать перед подведомственным населением в образе великодушного отца нации, но, скорее всего, свою роль сыграло беспрецедентное давление, которому подвергалось политическое руководство Чечни на протяжении всего предварительного следствия и суда над Оюбом Титиевым. Можно без преувеличения сказать, что за главу местного „Мемориала“ вступилось практически все мировое правозащитное сообщество.

Глава республики не хочет выносить сор из избы и имеет неограниченный ресурс, чтобы добиться желаемого результата. Ему на Кавказе никто не указ, включая, судя по всему, и федеральное руководство. Поэтому расправа над Оюбом Титиевым — в прямом смысле показательная»

Татьяна Глушкова, юрист Правозащитного центра «Мемориал»

«По большому счету, сегодняшний приговор по делу Оюба Титиева — это победа.

Победа адвокатов, последовательно обращавших внимание на десятки несостыковок в деле и убедительно доказавших всем (кроме, разумеется, суда), что оно не просто шито белыми нитками — но шито ими „на живульку“: так, что чуть потяни — развалится. Победа всех, кто на протяжении более чем 14 месяцев предавал дело Оюба гласности на всех уровнях, от фейсбука до ООН, от разговоров на кухне до статей в крупнейших СМИ. Победа тех, кто каждую неделю ездил, летал, ходил в Шалинский суд, обеспечивая процессу максимальную публичность — то единственное, что заставляло нервничать и представителей обвинения, и судью. Победа, прежде всего, самого Оюба, не сломавшегося, не согнувшегося, произнесшего перед лицом возможного десятилетнего срока невероятно смелое последнее слово и 9 с лишним часов простоявшего на ногах во время оглашения приговора.

Но что-то никакой сладости от этой победы не чувствуется».

Ян Рачинский, председатель правления международного общества «Мемориал»

«Дело полностью фальсифицировано, — это очевидно любому непредвзятому наблюдателю. К сожалению, то, что в России можно вынести такой приговор, — абсолютно противоправный, абсолютно очевидно сфальсифицированный, — характеризует и нашу судебную, и нашу государственную систему. Заведомо понятно было и президенту страны, что это дело было сфальсифицировано. Для этого не нужно вникать глубоко, там достаточно вопиющая история. Это показывает и его отношение к роли правосудия, и его возможность влиять на ситуацию в Чечне.

Судя по тому, что рассказывают коллеги, результат двойственный, — с одной стороны, действительно, самый активный правозащитник оказался в заключении. Но при этом произошло то, чего не было на протяжении многих последних лет, — односельчане, соседи Оюба Титиева, пришли в суд свидетельствовать в его пользу. По существу выступили, так или иначе, против процесса, организованного властями. Может быть, это в какой-то степени возрождение гражданского общества в Чечне».

Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие», руководитель программы «Миграция и право» ПЦ «Мемориал»

«Президент прекрасно знал об этом вопиющем деле. Ему о нем регулярно напоминали самые разные лица, включая, например, (президента Франции) Макрона или (Григория) Явлинского. Но Владимир Путин, хорошо зная, что человек ни в чем не виноват, не счел нужным одернуть власти Чеченской республики. Следовательно, он должен разделить ответственность за случившееся.

Это дело лишний раз показывает, что в Чечне по-прежнему можно вытворять все, что угодно, лишь бы не было никаких сепаратистских настроений, вот и все.

Ему (Путину) не раз говорилось, что нужно обратить внимание на это дело, что оно сфабриковано. Я беседовала с несколькими людьми, которые разговаривали лично с ним. И каждый раз он удивлялся. Даже когда один и тот же человек второй раз ему говорил об этом, он все равно удивлялся и делал вид, что слышит это впервые. Такой у нас гарант.

Я бы не сказала, что это сигнал. Все сигналы давно были уже поданы. Увы, это состоявшаяся практика, получившая распространение, к сожалению, не только в республике. Да, в Чечне уже не первый раз творится беззаконие. Но подобных дел хватает и в России. Они совсем не обязательно касаются правозащитников. Это свидетельствует о полном развале судебной системы в стране в целом».

Василий Аленин, журналист

«Есть Чечня Кадырова-Путина, а есть Чечня Эстемировой-Титиева. Если бы в Чечне не было таких людей как Титиев, то лозунги „хватит кормить Чечню“, „отделить Чечню от России“ и прочий националистический антураж, были бы в России единственной альтернативой Чечни Путина-Кадырова.

Но, к счастью, такие люди как Титиев в Чечне есть. И это — наша надежда на совместное будущее — в новой России — правовом государстве европейского типа.

Не нужно думать, что Чечня чем-то принципиально отличается от остальной России — бесправие людей перед властями существует везде. Разница в степени, а не в качестве. Поэтому, когда Титиев в Чечне сражается за права человека, он сражается за наше общее — всероссийское дело».

Зияутдин Увайсов, адвокат, правозащитник

«Оюб Титиев перед оглашением сказал адвокатам: «Я выдержу любое испытание, которое послал мне Всевышний». И после оглашения, когда журналисты набросились на его клетку, он повторил эти слова. «Я выдержу любое испытание».

Константин Гусев

«Оюб Титиев: 4 года колонии-поселения. Видимо это было тем „сюрпризом“ о котором заявила самая „правильная“ чеченская правозащитница. В принципе, никто и не ждал оправдания. Думаю, что главный результат этого вполне циркового процесса в другом. Оюба хотели не столько наказать, сколько опорочить. А вот тут получилось как раз наоборот: судилище ещё больше повысило уважение к этому порядочному и скромному человеку. И судимость ну никак не будет клеймом на его биографии.

пы-сы: А теперь можно горько пошутить кто на Кавказе следующий…..»

Алексей Навальный, политик

«Возмутительный приговор не имеющий ничего общего с законностью. Честного человека посадили в тюрьму просто потому, что Кадыров приказал это сделать».

Macha Chichtchenkova, координатор Front Line Defenders

«Вчера было очень много местных людей. Внешним людям не очень понятно что здесь происходит, как на людей давят, и что, в некоторых обстоятельствах, приход в суд это поступок. Спасибо вам. И спасибо всем тем, кто не смог, но был рядом.

И мне кажется важным сказать спасибо от всех нас дипломатам, которые летали на заседания и вчера стояли вместе со всеми десять часов. В этом деле это правда было важно».

Сергей Давидис, руководитель программы помощи политзаключенным ПЦ «Мемориал»

«Хотя это и было ожидаемо, но предсказуемость беззакония не делает его менее беззаконным. Осуждение заведомо невиновного человека на основании очевидно убого сфабрикованных „доказательств“ не перестает быть преступлением против правосудия. И не только судьи Зайнетдиновой и полицейских-лжесвидетелей, которые в условиях террористической диктатуры Кадырова вынуждены выбирать между соучастием палачам и ролью жертвы. В первую очередь, это еще одно преступление клики Кадырова-Путина».

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Книга памяти без имен. Почему красноярцы просят убрать данные о репрессированных родственниках с сайта "Мемориала"
| Приговор – расстрел: как уничтожали крымскотатарскую интеллигенцию
| Уважаемый
«Вместе!»
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
Без вины виноватые
| «Нас, как собак, покидали в телегу…»
| Власть скрывала правду
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus