Бабушка из Кудымкарского района 9 лет ждала сертификат на жилье. Не дождалась, умерла


Автор: Елена Истомина

Источник

03.12.2018

88-летняя Нина Баяндина осталась без жилья. 20 лет назад у нее сгорел дом, и она перебралась к дочери. По закону, она имела право на субсидию для приобретения нового жилья, так как в детстве маленькая Нина попала под политические репрессии. Но субсидию женщина так и не получила.

Нина Спиридоновна Баяндина последние 20 лет жила в деревне Мижуево, до этого — в селе Антипино. Когда у нее сгорел дом, она перебралась из Юсьвинского района в Кудымкарский, к дочери.

В 2009 году дочь пожилой женщины Вера подала документы на улучшение жилищных условий своей мамы. Они узнали, что реабилитированным жертвам политических репрессий положена субсидия.

Как убивали отца

Нина Баяндина родилась в Карелии. В базе данных «Открытый список» говорится, что отец Нины Спиридон Климов был десятником камнедобычи Щелейского диабазового карьера. В 1938 году его арестовали сотрудники НКВД.

50-летнего мужчину обвинили в участии в кулацкой диверсионной группе, проведении контрреволюционной агитации против Советской власти, подготовке вооруженного восстания.

Почти сразу же после ареста отца Нины приговорили к расстрелу с конфискацией имущества. Приговор исполнят в Ленинграде, а его семью впоследствии направят в далекий Коми-Пермяцкий округ.

В 1957 году президиум Ленинградского областного суда отменил постановление «тройки» и реабилитировал Спиридона Климова.

О законе

По законодательству Пермского края, реабилитированные жертвы политических репрессий имеют право на субсидию на приобретение жилья.

На субсидию из числа реабилитированных могут претендовать те, у кого нет своего жилья, те, чье жилье находится в аварийном состоянии, а также те, кто находится в стесненных жилищных условиях (недостаточно на каждого члена семьи квадратных метров).

Председатель краевого отделения международного общества «Мемориал» Роберт Латыпов объясняет, как происходит постановка в очередь:

— В каждом районе работают комиссии, они проводят обследование жилья и нуждающихся в улучшении жилищных условий ставят на учет, после чего информацию передают в краевое Министерство социального развития и далее — на краевую комиссию по восстановлению прав (именно эта комиссия утверждает выдачу сертификатов).

Данные из очереди

В 2009 году Нина Баяндина встала в очередь на получение субсидии. По данным региональной комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий на 2017 год, Нина Спиридоновна стояла в очереди на 44 месте.

В тот год должны были получить субсидии 33 человека. В среднем, в год получают субсидии 20-25 человек.

— Получается, что в 2018 году Нине Спиридоновне выдали бы субсидию, — говорит Роберт Латыпов. – Но! Уже в списках на 1 января 2018?года ее фамилии нет. Убрали! Надо выяснять, почему. Обычно это происходит потому, что у человека меняются жилищные условия. Надо уточнять в районной администрации.

Комментарий главы

Вопрос, почему Нину Баяндину исключили из списка, «ПН» задала главе Кудымкарского района. В ответе на письменный запрос Валерий Климов пишет, что согласно закону «О персональных данных» он не может предоставить запрошенную информацию, так как не приложены документы, подтверждающие согласие граждан.

— Операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, — цитирует строчки из закона глава.

Что говорит дочь

Ситуацию объясняет дочь Нины Баяндиной Вера Кольчурина. Оказывается, в свое время — в 2011 году — у ее мамы умерла сестра, которая жила в Добрянском районе, а дом она завещала Нине Спиридоновне.

— Дом был в аварийном состоянии. Там жить было нельзя. Мы продали его вместе с земельным участком. Покупатели на сделку-то и пошли из-за земельного участка, — вспоминает она. – Администрация посчитала, что таким образом мы якобы намеренно ухудшили свои жилищные условия, и в конце 2017 года сняла маму с учета.

А потом стало поздно

В 2018 году такое решение чиновников Вера Кольчурина опротестовала в прокуратуре. Надзорное ведомство обязало администрацию Егвинского сельского поселения поставить Нину Баяндину на учет. Но было уже поздно.

11 октября 2018 года Нина Баяндина умерла.

— Сейчас я все время плачу, — говорит Вера Кольчурина. — Думаю, до чего же несправедливо власти обошлись с моей мамой: тогда, и сейчас. Так хочу поехать в Антипино и обнять могилу матери. Может, проревусь и мне легче станет.

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Книги о ГУЛАГе. Список Элен Каплан. Часть II
| Читать и видеть. Публикуем отрывок из графического романа «Дневник Анны Франк»
| Книги о ГУЛАГе. Список Элен Каплан. Часть I
Организация досуга
О Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
Воспоминания узников ГУЛАГа
| «У нас еще будут хорошие дни»
| Мудрец
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus