На Ордынке, на полянке. Только сейчас, благодаря научному исследованию, установлено точное место захоронения 6609 репрессированных


Автор: Олег Хлебников

Источник

27.09.2018

«На Ордынке, на Полянке/Тихо музыка играла» — эти строчки из светло-печальной песенки Сергея Никитина на стихи Юнны Мориц написаны как будто не только о прелестных улочках старой Москвы. Стоит в слове «Полянка» заменить заглавную «П» на строчную и получится, что речь идет о совсем другой московской достопримечательности — одной из самых страшных: спецобъекте НКВД СССР «Коммунарка», обосновавшемся на территории дачи наркома внутренних дел СССР Г.Г. Ягоды после его ареста в марте 1937 года.

Дело в том, что расположена Коммунарка на правом берегу речки Ордынка, а неподалеку от речки, «на полянке», находятся могильные рвы и ямы разной величины, в которые сбрасывали тела расстрелянных. Размер ям определялся в зависимости от количества трупов, которые надо было захоронить в этот день. Потом ямы засыпали, а еще позднее маскировали лесонасаждениями. Потому что место захоронения невинных жертв государственных репрессий — большая государственная тайна. Судя по всему, тайна до сих пор — иначе зачем закрыли или сделали практически недоступными приоткрытые было при Ельцине архивы, хотя все сроки давности по делам репрессированных и их палачей давно прошли.

В исторической справке, подготовленной Музеем истории ГУЛАГа, по инициативе которого в нынешнем году были проведены поисковые работы, изменившие представление о местонахождении массового захоронения в Коммунарке, говорится: «Со 2 сентября 1937 года по 24 ноября 1941 года на территории Коммунарки были захоронены 6609 человек. Большинство из них были осуждены Военной коллегией Верховного суда СССР с санкции И.В. Сталина — как участники «правотроцкистского заговора».

Кто же эти ужасные «правотроцкисты»?

Портреты некоторых из них прибиты — чаще всего родственниками (у кого остались таковые) — к деревьям этого страшного леса. Приехав сюда, вы их можете увидеть. Вот — Самгин (но не Клим, у этого судьба еще несчастней) Дмитрий Александрович, студент истфака МГУ, родился 04.01.1918, арестован 05.09.1937, расстрелян 10.12.1937. То есть прожить этому Самгину Сталин дал только девятнадцать лет. Никаким троцкистом Дмитрий, конечно, не был — реабилитирован 27.06.1957. А вот — Сергей Эфрон, муж Марины Цветаевой, родился 29 сентября 1893 года, расстрелян 16 октября 1941-го. И очень много фото брошенных здесь во рвы и ямы советских руководителей среднего звена и выше: военачальники, наркомы СССР и союзных республик, директора заводов, главные редакторы газет, дипломаты, разведчики, секретари обкомов, ректоры институтов, академики. Кто-то из них мог жить «на Ордынке, на Полянке». И тогда до слез пробирает вот эта строфа:

Тихо музыка играла
На Полянке, на Ордынке.
Мама стекла вытирала,
Где в обнимку мы на снимке.

А в одной из коммунарских ям покоится даже председатель Стратосферного комитета Петр Сергеевич Дубинский (1887–1938). Вот с тех пор и нет над нашей многострадальной отчизной никакой стратосферы.

Злодейскую логику Сталина в отношении захороненных здесь видных политических деятелей царской России, министров Временного правительства и даже государственных деятелей стран Балтии, насильственно присоединенных к СССР в 1940 году, еще можно уловить. Но почему рядом с ними свалены во рвы тела расстрелянных детей — студентов и школьников, да и взрослых: рядовых врачей, учителей, железнодорожников, инженеров, библиотекарей? А целиком правительство очень, конечно, опасной для СССР Монголии что здесь делает? (Кстати, по сведениям «Мемориала», в Коммунарке лежат представители более 60 национальностей — вот он настоящий коммунистический интернационал!)

Здесь захоронены расстрелянные жертвы государственного террора. Фото: Василий Кузмичёнок / для «Новой»

То, что на бывшей даче Ягоды (территория — 20 га!) «отдыхают» тысячи репрессированных, стало известно только в 1991 году. Но точное место захоронений не было установлено. И вот сейчас по инициативе Музея истории ГУЛАГа и при поддержке Фонда памяти были проведены поисковые работы. Гидрорадарного исследования в таком деле недостаточно. Использовались и квадрокоптеры для аэрофотосъемки, и шурфирование, и компьютерное моделирование. Выработалась научная методика, которой (а не только разрешительных документов) так очевидно не хватило в Сандармохе копателям из военно-исторического общества.

Под руководством археолога и автора исследования Михаила Жуковского и завкафедрой археологии исторического факультета МГУ д.и.н. Анатолия Канторовича был проведен ретроспективный анализ территории спецобъекта с использованием разведывательного аэрофотоснимка люфтваффе, сделанного 26 августа 1942 года (в настоящее время хранится в Национальном архиве США), и современных методов компьютерной фотограмметрии. Полученные данные дополнили визуальными обследованиями, и было заложено несколько стратиграфических разрезов.

По словам Михаила Жуковского, выяснилось, что поляны в восточной и южной частях спецобъекта не использовались в качестве мест массовых захоронений. Там не было выявлено никаких признаков земляных работ. Исследования показали, что площадка массовых захоронений располагалась в дальней, западной части, на правом берегу реки Ордынка, на поляне, оставшейся после старой вырубки леса (возможно, затеянной еще Ягодой). В результате проведенных работ было найдено до 75% захоронений. В общей сложности зафиксировано 47 котлованов длиной от 5 до 15 м, шириной от 2 до 5 м и площадью от 10 до 60 кв.м. Общая площадь выявленных объектов составляет около 1250 кв.м — достаточно для захоронения 4–6 тысяч человек.

«Каждый котлован можно предположительно связать с единовременным или кратковременным захоронением, — говорит Жуковский, — их площадь позволяет поместить от нескольких десятков до 150–200 человек».

Анатолий Канторович рассказывает, что шурфирование проводилось на глубине двух метров, и в западной части Коммунарки после шурфирования на кончике бура остались следы человеческой мягкой ткани. Здесь под землей, поскольку почва глинистая, 80 лет даже не скелеты еще лежат.

«Проведенные исследования в сочетании с архивными разысканиями и сбором свидетельств очевидцев позволили нам точно локализовать места массовых захоронений репрессированных и тем самым создать прочную историческую основу для музеефикации Коммунарки. Мы надеемся, что в будущем здесь будет создан большой мемориальный комплекс», — говорит директор Музея истории ГУЛАГа и руководитель Фонда памяти Роман Романов.

И первые шаги на пути мемориализации Коммунарки уже сделаны. Во-первых, проведено дорогостоящее исследование, о котором я попытался тут рассказать. Во-вторых, к месту установленных массовых захоронений проложены благоустроенные тропы, делающие его доступным для посещений. И, слава богу, еще весной 1999 года территория спецобъекта была передана от ФСБ РФ в ведение Церкви, и в 2007-м здесь был построен и освящен храм Святых Новомучеников и Исповедников Российских в Коммунарке.

Но все это только самое начало. Верю, что когда-нибудь «на полянке, на Ордынке» будет «тихо музыка» звучать. Музыка нескончаемого реквиема.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| В День памяти жертв политических репрессий ПГГПУ почтит память о репрессированном руководителе педвуза
| Всероссийская гражданская акция «Возвращение имён» в Перми
| «Последний адрес»: от директора до студента
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
Карта мемориалов жертвам политических репрессий в Прикамье
Компас призывника
| «Не для того везли, чтобы освободить…»
| Невиновен, но осужден и расстрелян
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus