«Мы пытаемся выработать антивирус против предательства». Под Екатеринбургом запускают иммерсивный спектакль о репрессиях 1937-го


Автор: Ольга Балюк

Источник

15.08.2018

Музей истории Екатеринбурга подготовил иммерсивный спектакль «Дело №?39-496», посвященный памяти жертв репрессий 1930-1940-х годов XX века в рамках большого проекта «Один человек — это уже много». Действие происходит в лесу, рядом с мемориальным комплексом в районе 12 километра Московского тракта — именно здесь в годы «Большого террора» расстреляли и захоронили 19 тыс. 410 человек. Особенность спектакля в том, что он невозможен без участия зрителей — они здесь «примеряют» на себя роль обвиняемого b родственника арестанта. Задача — максимально погрузить зрителей в атмосферу 1937–1938 годов, пробудить «генетическую память». В конце спектакля каждому предстоит сложный моральный тест. 

Перед началом спектакля режиссер Ирина Лядова просит журналистов не брать с собой камеры и диктофоны, а полностью погрузиться в атмосферу спектакля. «Действие может дать импульс для эмоциональной, генетической, культурологической памяти. Наша задача не расставить акценты, а пробудить память в каждом человеке», — объяснила режиссер. 

Участники спектакля заходят в здание мемориального комплекса по одному. Сдают вещи в белый мешок с номером и получают анкету — практически полностью аналогичную той, которую получали все советские арестанты. Заполнив ее, зрители по двое отправляются в маленькую комнату допроса, и здесь начинается иммерсивная часть. Один из зрителей превращается в следователя, другой — в обвиняемого. По ролям зачитывается протокол обвинения реального репрессированного — Филиппа Загурского (это его дело было под номером 39-496). Он — главный герой спектакля. 

Как рассказывают артисты-волонтеры, которые сопровождают зрителей во время действия, Филипп Загурский - единственный опознанный человек, среди тех, кого обнаружили во время раскопок на Мемориале в 1990 году. Тогда в небольшой разведочной траншее нашли кости 31 человека. 

Большая часть спектакля проходит в лесу. Актеры водят зрителей по узким тропинкам среди крапивы к предполагаемым местам расстрела. Показывают яблони — их, как самые быстрорастущие деревья, в середине прошлого века садили на местах случайно обнаруженных захоронений, так как тогда репрессии еще скрывались официальными властями. Когда экскурсия начинает напоминать прогулку, один из актеров, идущий за моей спиной, ледяным голосом просит не отставать, и приходится практически бежать по мокрому лесу. 

Одно из самых пронзительных действий спектакля — спуск в яму глубиной в два человеческих роста. Именно в такие закапывали трупы. Под Екатеринбургом это были старые траншеи от старательских разработок. На дне ямы камень с цифрой 19410 — останки стольких жертв репрессий нашли в Свердловской области. Я простояла в яме всего минуту (вылезти можно, когда актер ударит лопатой по висящей жестянке), но показалось, что не меньше четверти часа. Усиливают эффект от действия начавшийся дождь и скользкая глина, по которой надо вылезти по практически отвесным стенкам. 

В конце спектакля каждому участнику предстоит пройти неочевидный психологический тест — не буду раскрывать деталей, но скажу, что не справилась, решила, что у меня нет выбора. Получилось, что по сюжету я расстреляла человека (метафорично), и поняла это уже после мероприятия, возвращаясь за вещами. Впрочем, волонтер, который встречает зрителей в конце, не осуждает. «Вам казалось, что у вас нет выбора? Наверное, в 1937 году тоже просто не было выбора», — говорит он. 

Директор Музея истории Екатеринбурга Сергей Каменский после спектакля рассказал, что перед тем, как создать спектакль, авторы консультировались с социальными психологами. Психологи будут работать с театром и в сентябре, когда спектакль будет идти каждую неделю. 

«Иммерсивного театра не существует вне зрителя. Трудно нам представить, что такое 1938-1938 годы, это должно произойти внутри. Мы переносим спектакль внутрь человека за счет каких-то решений, которые человек принимает, мыслей, которые начинают вращаться в голове в определенных ситуациях. Возникает понимание того, что это было за время. Надо делать выбор там, где не всегда знаешь, как поступить, где не всегда понимаешь, что тебя ждет. Нам кажется, с молодой публикой надо работать именно так. Потому что очень трудно человека зацепить, пробить, они далеки от этого, у них есть барьер восприятия. Есть такая точка зрения, что если поменяется ситуация в стране, то 1937-й может наступить снова, потому что он остался в нас. Мы можем снова начать писать доносы, предавать. Это человеческие вещи, которые никуда не делись за эти 80 лет. Мы пытаемся выработать антивирус против подобных ситуаций», — объясняет директор музея.

Зрители смогут посетить спектакль с 26 августа — в течение сентября он будет идти каждую неделю. Участие в мероприятии бесплатное, однако придется заплатить за трансфер до мемориала. В подарок некоторые из зрителей смогут получить Книгу памяти об эпохе «Большого террора», которую сейчас собирает Музей истории Екатеринбурга. 

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| В День памяти жертв политических репрессий ПГГПУ почтит память о репрессированном руководителе педвуза
| Всероссийская гражданская акция «Возвращение имён» в Перми
| «Последний адрес»: от директора до студента
Воспоминания узников ГУЛАГа
7 мест в Перми, от которых пойдут мурашки по коже
Ширинкин А.В. Мы твои сыновья, Россия. Хроника политических репрессий и раскулачивания на территории Оханского района в 1918-1943гг.
| Меня звали вражинкой
| Мудрец
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus