Литовцев могут наказать за памятник, установленный в Кудымкарском районе


Автор: Елена Истомина

Источник

13.04.2017

Действия граждан Литвы, которые установили в заброшенном посёлке Галяшор памятник жертвам политических репрессий, надзорные ведомства предварительно оценили как самозахват земель лесного фонда. Полиции поручили провести проверку, выявить виновных лиц и привлечь их к ответственности.

— Что-то невероятное происходит, — говорит Антанас Гуркшнис по телефону. — Теперь нас хотят наказать еще и за сухие деревья, которые мы убрали, когда приводили кладбище в порядок. Представляете?

В конце фразы он пытается рассмеяться, но у него это не выходит. Возникает неловкая пауза.

— В лесничество, говорят, жалобу написал сам глава, — наконец, прерывает молчание он. — Не знаю, чем всё это закончится. Похоже, всё идёт к тому, что памятник будут демонтировать. Если это произойдет, то неужели они не понимают, что случится международный скандал?

Фото: архив «ПН»

Памятник жертвам политических репрессий, о котором идёт речь, предложил установить Антанас. Он вырос в Галяшоре. В 1945 году, когда ему было три года, его родителей депортировали из литовской деревушки, находившейся в 30 км от Вильнюса, и привезли в этот далёкий коми-пермяцкий посёлок.

Сейчас Антанас Гуркшнис живёт в Перми. Много лет он собирал данные обо всех спецпереселенцах из Литвы, высланных в Галяшор. И, лет пять назад, когда ему удалось это сделать, он решил установить на кладбище посёлка, в котором сегодня уже никто не живёт, памятный знак.

Устанавливать памятник, который представляет собой католический крест, в центре которого прикреплено металлическое солнышко (литовский народный символ, выражающий тоску по родине), а по бокам установлены таблички с фамилиями захороненных на кладбище в Галяшоре репрессированных и текст: «Здесь покоятся литовцы, поляки – жертвы политических репрессий 1945 года. Мы вас помним, любим, скорбим. Соотечественники», из Литвы приехали шесть человек.

Фото: Пермское краевое отделение Международного общества «Мемориал»

Памятник литовцы установили в августе 2016 года. Но, как выяснилось впоследствии, они не получили разрешения на это от российских властей. Они лишь уведомили администрацию Кудымкарского района о своём намерении.

В декабре, чтобы урегулировать ситуацию, чрезвычайный и полномочный посол Литовской республики Ремигиюс Мотузас обратился к губернатору Пермского края — тогда еще Виктору Басаргину. Он выразил желание приехать в Прикамье, встретиться с Виктором Басаргиным и местными жителями «с целью обсуждения вопросов двухстороннего сотрудничества (Литвы и Пермского края) и, в том числе, объяснить ситуацию по поводу установки памятника».

Граждане Литвы, установившие вышеупомянутый памятный знак, ошиблись чисто по-человечески и не из-за плохой воли – просто не все вопросы, связанные с установкой памятника, были учтены и надлежащим образом решены и согласованы с местными властями.

Ремигиюс Мотузас, чрезвычайный и полномочный посол Литовской республики

Но ответ от Виктора Басаргина Ремигиюс Мотузас не получил. В феврале губернатор подал в отставку, на его место временно исполняющим обязанности назначили Максима Решетникова.

Новому главе региона мы направили письменный запрос, в котором поинтересовались, известно ли ему о ситуации с памятником в Галяшоре и каким он видит выход из неё, а также готов ли он встретиться по этому поводу с послом Литвы в России.

В ответ на наш запрос пресс-служба администрации губернатора пишет: «О намерении посетить Пермский край послы и представители дипломатических миссий иностранных государств извещают руководство региона официальной Нотой Посольства. На сегодняшний день Ноты от Чрезвычайного и Полномочного Посла Литовской Республики в РФ в Пермский край не поступало».

Тем временем, проверку по памятнику провела Кудымкарская городская прокуратура и, по словам Кудымкарского городского прокурор Романа Владимирова, выявила, что «памятник установлен на землях лесного фонда, разрешения на отвод земель не осуществлялось».

Информацию надзорное ведомство направило в Министерство природных ресурсов лесного хозяйства и экологии Пермского края, в департамент внутренней политики администрации губернатора, а также в межмуниципальный отдел МВД России «Кудымкарский» для проведения проверки и установлении виновных лиц.

Провело проверку и Кудымкарское лесничество. В ведомство с соответствующим заявлением обратился глава Кудымкарского района Валерий Климов.

— В результате натурного обследования выявилось, что памятник установлен на территории лесного фонда в Ошибском участковом лесничестве, квартале 216. Кроме того, в том же квартале расположено старое кладбище, на котором захоронены граждане Литвы. Кладбище по периметру огорожено изгородью.

Марина Лунегова, директор Кудымкарского лесничества

Руководитель лесничества так же, как и прокуратура, обратилась в полицию для выявления и привлечения к ответственности виновных лиц. По предварительной оценке, объясняет Марина Лунегова, в действиях граждан, осуществивших установку памятника, просматриваются признаки нарушения законодательства, предусматривающие «самозахват» земельного участка государственного лесного фонда.

Кроме этого, когда сойдёт снег, лесничество намерено провести проверку по информации о вырубке деревьев на территории кладбища. Антанас был прав — им сообщили о том, что литовцы якобы срубили деревья, когда прибирались на кладбище и устанавливали памятник.

Местный краевед, председатель общества «Мемориал» Артур Кривощёков считает правильным наказание литовцев, установивших памятник. Он говорит, что памятник был установлен по-воровски, и его теперь либо нужно демонтировать, либо замазать список указанных на нем жертв политических репрессий. «Корень зла таится в этом списке», — объясняет краевед.

По словам Артура Кривощёкова, когда заместитель главы Кудымкарского района Галина Симанова, с которой литовцы вели переговоры по установке памятника, рассказала ему об их намерениях, он ей посоветовал запросить у них список тех, кого они собираются указать на памятнике, и только потом давать добро на установку. Почему так? Краевед подозревает, что литовцы могли внести в свой список фашистов. В конечном итоге, список литовцы так и не предоставили.

Я за все памятники двумя руками. А тут почему против? Потому что у них в списке есть фашист — один или два. Со списками всегда нужно быть осторожным. Поэтому мы всегда на памятниках, которые устанавливаем, пишем всего лишь три слова — жертвам политических репрессий.

Артур Кривощёков, местный краевед

С коллегой кардинально не согласен почётный председатель пермского общества «Мемориал» и журналист Александр Калих. Он говорит, что если памятник будет демонтирован, то произойдет международный скандал. По его мнению, сейчас самое время двум народам простить друг друга.

Александр Калих признаёт, что во время войны многие литовцы сотрудничали с нацистами. Это известно. Но и причины известны — массовые аресты, репрессии со стороны НКВД. Тем не менее, немалая часть литовцев служила в Красной армии. Например, 16-я литовская стрелковая дивизия, получившая название «Клайпедская» в честь освобождения города Клайпеды.

Журналист просит противников памятника предъявить доказательства, что кто-то из конкретных захороненных литовцев совершил преступления против Советской власти.

Вряд ли будут найдены такие факты. Значит что же, литовцы должны даже после своей смерти отвечать за чужую вину? Как мы знаем, причиной репрессии вовсе не обязательно было какое-либо преступление. Была другая причина — твоя принадлежность к этому народу, твоя национальность. По-моему, мы сегодня опять возрождаем коллективную ответственность — тупую, лютую, бессмысленную. Страшнее не придумаешь!

Александр Калих, почётный председатель пермского общества «Мемориал»

Простые жители Кудымкара тоже выступают за сохранение памятника и критикуют местную власть. Когда в феврале мы впервые написали о том, что вокруг памятника разгорается скандал, в редакцию стали приходить письма. Вот одно из них:


Поступали в редакцию и телефонные звонки.

— Я работала с одним из спецпереселенцев, — рассказала горожанка Марина Мехоношина. — Он был родом и Литвы. Его депортировали к нам в округ, когда он был еще ребёнком. Помню, он рассказывал, как их пешком вели зимой от станции Менделеево сюда к нам… Он это рассказывал и плакал. Так, зачем же мы поступаем с ними не лучше прежнего и сегодня? Лично мне стыдно за главу Кудымкарского района.

Редакция «ПН» будет следить за развитием событий.

 

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Пантеон героев-палачей
| Какой музей им не нужен? Послесловие к спецоперации «Сокуров в Мемориальном центре политических репрессий»
| Победа небольшая, но важная
«Выдавливать по каплям Сталина в себе». О дискуссии «PR Сталина — PR на Сталине»
Дискуссия «О вреде истории для жизни: социокультурные последствия современной политики памяти»
Давно уже все чувствуют эту фальшь
| Я родился в «сорочке»
| Отца забрали в 1936-м…
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus