Шаламов в объективе КГБ. Фотографии писателя из архива КГБ


Источник

15.03.2017

Во второй половине 50-х годов Варлам Шаламов, наконец, обосновывается в Москве после почти 20-летнего отсутствия, и активно работает над своим главным произведением – «Колымскими рассказами».

Как и многие другие вернувшиеся в столицу бывшие лагерники, он находится под наблюдением со стороны КГБ. Среди его друзей и соседей работает осведомитель, составляющий донесения о его «настроении» и мнениях о текущих событиях в стране. Также работает и внешняя слежка, благодаря которой мы, много лет спустя, можем увидеть Шаламова в городе, в движении. Он ловит проходящий трамвай, едет в метро, проходит мимо (или выходит из?) продовольственного магазина.

Парадоксальным образом, сейчас для нас эти фотографии — редкая удача, возможность увидеть Шаламова не «колымским старцем» или «гигантским рассохшимся шкафом», как его описывали впоследствии, а ещё нестарым и полным жизни человеком. В скором времени болезни, развившиеся и усугублённые долгими годами истощения и тяжелейшей работы, начнут брать своё — он будет болеть, практически оглохнет, у него будут случаться приступы того, что позднее диагностируют как «болезнь Меньера» – сильнейшие головокружения и потеря равновесия.

Но пока это Шаламов если не в расцвете, то в состоянии большого творческого подъёма времён «оттепели» и надежд на будущее. Однако то, что это будущее не будет счастливым, можно предположить уже из самого наличия этих фотографий — госбезопасность не оставит Шаламова в покое до самого конца его жизни.

Слежка. 1950е. Из архива КГБ. РГАЛИ. Ф. 2596. Оп. 2. Ед.хр. 238. Л. 1

Слежка. 1950е. Из архива КГБ. РГАЛИ. Ф. 2596. Оп. 2. Ед.хр. 238. Л. 7

Слежка. Из архива КГБ

Слежка. Шаламов с Ольгой Сергеевной Неклюдовой. Из архива КГБ. РГАЛИ. Ф. 2596. Оп. 2. Ед.хр. 238. Л. 3

Шаламов садится в трамвай. Слежка. Из архива КГБ


 

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Как мы жили, как близнецы-братья
| «Пожалуйста, найдите дело моего отца и дайте мне правдивый ответ»
| Благодарности-2017
| Историческая политика в России: почему она разобщает, а не объединяет
| Мемориальские хроники. Июль 2017
| «Осужденным к расстрелу рубили головы топором...». Зачем Сталин устроил Большой террор и утопил страну в крови?
| Без отцов и Дмитриева. Сироты Сандармоха вспоминают расстрелянных родственников
| Стена скорби — между нами
| «В 1930-е годы люди ещё помнили, как жили до революции». Историк Сергей Шевырин о мотивах Большого террора
| Акция памяти жертв Большого террора прошла в Перми

blog comments powered by Disqus