Станислав Садальский. «Мы вместе ответим за это, но мы должны это снять".


Автор: Станислав Садальский

Источник

13.03.2017

Анна Ахматова умерла 5 марта 1966 года в подмосковном санатории в Домодедово.
Хоронили ее 10 числа, после отпевания в Никольском Морском соборе на кладбище в Комарово при пятитысячном стечении народа, но единственным, кому чудом удалось снять на камеру похороны великой поэтессы, был Семен Аранович, режиссер, у которого я снимался в «Торпедоносцах» и «Противостоянии». Он привел свою группу со всем необходимым оборудованием, выделенным для съемок другого, официально разрешенного, фильма.


Этот еврей совершил подвиг, на который не отважился ни один русский, и за последствия которого потом пришлось расплачиваться всей съемочной группе. Но Аранович прекрасно понимал, на что шел. Позднее он вспоминал:
- Нам никогда не разрешалось снимать в церквях, и священники знали это очень хорошо. И когда я пришел в Никольский собор и обратился к отцу Петру, который был в то время молодым священником, и объяснил ему, чье будет отпевание, то он сказал: «Я знаю». Я сказал, что хотел бы снять отпевание. Он спросил: «У вас есть разрешение?» Я сказал, что у меня нет никакого разрешения. Он сказал: «Мы не хотим рисковать». А я ему: «Я прошу вас, мы вместе ответим за это, но мы должны это снять».


Из похорон Ахматовой власти сделали политическое событие.
До последнего не давалось разрешение на захоронение Ахматовой в Комарово - о ленинградском кладбище речь вообще не шла. Бродский, выбивавший ей место, вспоминал позднее, что тело Ахматовой было уже в Никольском соборе, шло отпевание, а он всё еще стоял на комаровском кладбище, не зная - будут ее хоронить там или нет.


Страшно нервная обстановка – всюду кордоны милиции, не пускающие людей, кгбэшники, следящие за каждым жестом, совершенно обезумевший Лев Гумилев, который выдергивал пленку из фотоаппаратов у снимающих.
В самой церкви было очень темно, свечи гасли быстро, снимать было сложно...
Аранович рассказывал мне, что после отпевания люди в штатском, стоявшие на выходе из собора, выхватили у операторов пленки и засветили материал. К счастью, не весь.


Несмотря на это он продолжил съемки прощания в Доме писателей и затем на кладбище. Тогда весь отснятый материал изъял КГБ, Арановича на Ленфильме понизили в должности до ассистента режиссера, оператора высшей категории Аркадия Резентула - до третьей категории, а оператора Анатолия Шафрана вообще лишили возможности снимать, и он ушел со студии. Всем остальным членам съемочной группы, находившимся в соборе, был объявлен выговор.

Отснятый материал пролежал на полке 23 года, вплоть до столетнего юбилея Ахматовой, который отмечали в 1989 году. Тогда Аранович выпустил документальный фильм, завоевавший многие призы международных фестивалей.
«Личное дело Анны Ахматовой» - фильм Арановича, в который вошли чудом сохранившиеся кадры похорон...


Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| В память о репрессиях установлен штраф
| Как мы жили, как близнецы-братья
| «Пожалуйста, найдите дело моего отца и дайте мне правдивый ответ»
| Благодарности-2017
| Историческая политика в России: почему она разобщает, а не объединяет
| Мемориальские хроники. Июль 2017
| «Осужденным к расстрелу рубили головы топором...». Зачем Сталин устроил Большой террор и утопил страну в крови?
| Без отцов и Дмитриева. Сироты Сандармоха вспоминают расстрелянных родственников
| Стена скорби — между нами
| «В 1930-е годы люди ещё помнили, как жили до революции». Историк Сергей Шевырин о мотивах Большого террора

blog comments powered by Disqus