В Кудымкарском районе вокруг памятника, установленного репрессированным, разгорелся конфликт


Сам памятник был изготовлен в Литве. Фундамент для его установки готовили на месте, в Кудымкарском районе. Фото: pmem.ru.


Антанас Гуркшнис говорит, что во всем нужно искать только хорошее. Мы сидим за столом, заваленном документами и газетными вырезками о литовских спецпереселенцах, в его квартире в Перми. Время от времени наш разговор прерывает звук звонка в Скайпе. Это звонят его друзья, которые переживают за него и судьбу установленного в Кудымкарском районе памятника. Антанас всех успокаивает и просит перезвонить.

Час на сборы

В 1945?году, когда семья Антанаса попала под репрессии, ему было всего три года. Они жили на хуторе в 50 км от Вильнюса, были обычной крестьянской семьей. Землю отец Антанаса получил за службу в республиканской армии. Чтобы построить дом, он взял в банке кредит.

Мама рассказывала Антанасу, что солдаты заявились к ним ночью, окружили дом, дали час на сборы, а после на эшелоне вывезли из страны. Причиной депортации послужила, как тогда говорили, «связь с бандитами». Когда в 1939 году СССР и нацистская Германия подписали пакт о ненападении, и Прибалтику присоединили к Советскому союзу, не всех литовцев это устроило. Старший брат Антанаса ушел в партизаны, выступал против советской власти за свободную Литву.

По данным, опубликованным на сайте Пермского краевого отделения Международного общества «Мемориал», всего в 1945 году в Галяшор прибыли около 60 (по другим данным - около 80) литовских и польских семей. Их поселили в бараки, которые, по предположению Антанаса, построили другие ссыльные поляки, жившие в поселке до 1944 года.

- Время было голодное. Но нам даже картошку, которая гнила под снегом, не разрешали собирать, - вспоминает Антанас. - Каждые 4-5 дней нужно было регистрироваться у коменданта, который был и прокурором, и судьей... Через год моя сестра не выдержала и сбежала обратно в Литву. Как ей это удалось, до сих пор не понимаю. Она ведь не говорила ни на русском, ни на коми-пермяцком языке. За нее комендант маму таскал особо.

От стресса, тяжелой работы в лесу и постоянного голода недолго в Галяшоре прожил и отец Антанаса - в 1947 году он умер. Его, как и других литовцев (около ста человек – прим. авт.), похоронили на Галяшорском кладбище. Антанас несколько лет собирал данные - в архивах, у местных жителей и родственников ссыльных литовцев, чтобы восстановить фамилии всех захороненных. И лет пять назад, когда ему удалось это сделать, в голову пришла мысль поставить в поселке памятник.

Памятник стоит

Для воплощения своей идеи в 2013 году Антанас Гуркшнис побывал в Министерстве культуры в Литве, рассказал о захоронениях литовцев в Галяшоре и попросил оказать ему финансовую помощь для приведения кладбища в порядок.

- Я решил, что нужно увековечить память о людях, пострадавших и потерявших близких из-за политических репрессий, чтобы ныне живущее и будущее поколения знали, помнили об этом и противостояли повторению прошлого, - объясняет он.

В тот же год Антанас с другими литовцами совершил экспедицию в Галяшор, прибрался на кладбище. Одновременно его друзья в Литве начали сбор денег на установку памятника, поскольку государство на такие вещи средства не выдает.

- В сборе денег очень помог мой друг из Литвы Генюс Балюкевичюс. Он, знаете, такой активный человек, спортсмен, - рассказывает Антанас о своем друге и показывает его фотографию; со снимка улыбается невысокий темноволосый мужчина, одетый в футболку с надписью «Я - коми-пермяк». - Он, в отличие от меня, родился в Галяшоре, поэтому считает себя коми-пермяком. Знаю, что когда он выезжал на какие-то соревнования, брал с собой коробочку для сбора средств.

К августу 2016 года деньги были собраны, и в Кудымкарский район из Литвы приехали шесть человек. Сам Антанас на установку памятника приехать не смог, поскольку у него заболела жена, и ему нужно было за ней присматривать. Он лишь привез в Галяшор материалы: арматуру, гвозди, гравий.

Информация о памятнике появилась в местных газетах и на сайте Пермского «Мемориала». Памятник представляет собой католический крест, в центре которого прикреплено металлическое солнышко – литовский народный символ, выражающий тоску по родине. По бокам установлены таблички, на которых написаны фамилии захороненных на кладбище репрессированных и текст: «Здесь покоятся литовцы, поляки – жертвы политических репрессий 1945 года. Мы вас помним, любим, скорбим. Соотечественники».

«Какие они жертвы?»

Спустя два месяца после установки памятника в муниципальной газете Кудымкарского района «Иньвенский край» публикуют письмо пенсионерки из поселка Велва-База (Галяшор находился в трех километрах от Велва-Базы – прим. авт.) Валентины Шкварок. Она пишет, что увидела в интернете информацию о памятнике и «до глубины души» возмутилась.

«Какие они жертвы и почему они должны быть репрессированы, они, что, расстреляны? Убиты? Или их тут обижали? - интересуется в своем письме она. - Они во время войны убивали наших русских солдат, бросали их в колодцы. <...> Меня еще возмущает то, что мы все жили в таких же условиях, так же одевались, жили в бараках, спали на полу среди клопов. Работали все вместе на лесоповале, доставалось всем одинаково. <...> У меня мама тоже с колхоза приехала, тоже тогда поставить памятник жертвам?»

Сейчас Валентина Шкварок говорит, что и вспоминать об этом письме не хочет, поскольку редакция наделала в нем много ошибок. Да и дети, говорит, отругали ее за письмо. Но возмущение, признается она, осталось.

- Вы видели памятник? Такой большой, как обелиск! – говорит она. – А при этом в сельсовете мне сказали, что они этот памятник поставили еще и без разрешения. Им, якобы, администрация отказала, а они все равно поставили. Это такое самовольство!

Валентина Шкварок добавляет, что ее отец был военнопленным. И когда он вернулся домой и узнал, что живет по соседству с литовцами, то «очень плакал», «говорил: «Почему я тут живу с ними?».

- Их ведь сюда отправляли за фашизм. Зачем убивали наших солдат во время войны? Не убивали бы! – просит понять ее пенсионерка.

Без разрешения

- И... после этого письма, - замечает Антанас Гуркшнис, - началось недоразумение.

Памятником заинтересовались разные органы власти. И оказалось, что его и правда поставили без разрешения.

Антанас говорит, что документы по установке памятника литовцы направили в администрацию, но, не дождавшись ответа, приехали в Галяшор и его установили.

Подтверждает слова Антанаса и лидер Пермского «Мемориала» Роберт Латыпов:

- Да, им надо было обратиться в местную администрацию. И вроде бы они это сделали, но не получили согласие. И пошли, как видите, своим путем, - рассказывает Роберт. - Нашу организацию поставили в известность тоже постфактум. Но на самом деле все ведь можно и нужно решить доброй волей. Я понимаю озабоченность чиновников, но нам конфликты на пустом месте не нужны. И я готов помогать в компромиссном разрешении вопроса.

С МИДом и губернатором

Глава Кудымкарского района Валерий Климов говорит, что переписку литовцы вели с его замом Галиной Симановой, которая в конце 2016 года вышла на пенсию.

- И, насколько я понял, они проговаривали о том, что приедут, но про памятник ничего не упоминали, - добавляет он. - Получается, что они приехали, установили памятник как бы подпольно и уехали. Район, конечно, не распоряжается этими землями, они находятся в лесном фонде, поэтому мы никакое разрешение и не должны были давать. Но, с другой стороны, мы, что, не в государстве живем? Это межгосударственные отношения, нужно было урегулировать все вопросы с МИДом России, губернатором.

«Ошиблись по-человечески»

Сейчас для «урегулирования возникшего вопроса» на губернатора Пермского края Виктора Басаргина вышел чрезвычайный и полномочный посол Литовской Республики в РФ Ремигиюс Мотузас. В середине декабря он направил письмо главе региона, в котором выразил желание приехать в Пермский край, встретиться с Виктором Басаргиным и местными жителями «с целью обсуждения вопросов двухстороннего сотрудничества (Литвы и Пермского края) и, в том числе, объяснить ситуацию по поводу установки памятника».

- Насколько мне известно, граждане Литвы, установившие вышеупомянутый памятный знак, ошиблись чисто по-человечески и не из-за плохой воли – просто не все вопросы, связанные с установкой памятника, были учтены и надлежащим образом решены и согласованы с местными властями, - объясняет посол. - Мы прекрасно понимаем, что даже такая благородная миссия, как увековечение памяти политических репрессий – инициатива, активно поддерживаемая Президентом и Правительством РФ, – требует уважения к закону. Поэтому мы готовы говорить и договариваться с местными властями, как мы это делаем и в других регионах РФ.

В качестве примера Ремигиюс Мотузас приводит Томск, в центре которого в июне 2016 года также был установлен памятный знак ссыльным литовцам и жертвам политических репрессий. Проект, по его словам, был осуществлен при поддержке федеральных и местных властей.

При этом, отмечает посол, ни правительство РФ, ни органы власти Пермского края не требуют от посольства снести установленный в Кудымкарском районе памятный знак.

Как положено

Антанас Гуркшнис говорит, что во всем нужно искать только хорошее. Мы сидим за столом, заваленном документами и газетными вырезками о литовских спецпереселенцах, в его квартире в Перми. Он признается, что с самого начала думал о том, что было бы неплохо, если бы на открытие памятника приехал представитель власти Литвы, кунигас (священник).

- Так что, может, и хорошо, что так все получилось, и теперь, если у властей получится договориться, то мы откроем памятник, как положено, - замечает он.

 

В тему

Галяшор — уже несуществующий поселок в Кудымкарском районе. Он находится в трех километрах от поселка Велва-База. Образован в 1932 году. В нем селились колхозники из неперспективных деревень и промпереселенцы (поляки, литовцы, белорусы, карело-фины). Основной работой поселенцев была заготовка леса. В 1957 году многие литовцы смогли вернуться в Литву, поляки также уехали в Польшу. Приезжие полностью покинули поселок к 1970 году, а местные жители переехали в Велва-Базу. Кроме Галяшора в Кудымкарском районе репрессированных селили: деревня Савина - украинцы, белорусы, литовцы; деревня Беляево - украинцы, белорусы, литовцы; поселок Велва-База - литовцы; спецпоселок Галяшор - поляки, украинцы, белорусы, литовцы; поселок Эрна - литовцы, белорусы; спецпоселок Тышор - белорусы, литовцы. Коми-Пермяцкий округ, богатый лесными ресурсами, представлялся советской власти очень перспективным для трудового использования многочисленной категории репрессированных. С конца 1920 и до конца 1940 годов во все районы Пармы регулярно отправлялись массовые контингенты спецпоселенцев. По официальным архивным документам, к 1 января 1950 года в округе насчитывалось 5816 ссыльных граждан СССР, репрессированных по идеологическому, социально-экономическому, классовому и этническому принципу.

* по данным Пермского регионального отделения Международного правозащитного общества «Мемориал»

 

Источник:  PARMANEWS.RU, автор статьи Елена Хорошева (http://parmanews.ru/index.php/temy/item/4203-byvshie-repressirovannye-litovtsy-po-oshibke-bez-razresheniya-ustanovili-pamyatnik-v-kudymkarskom-rajone)

 

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| «Мы должны быть бесконечно благодарны ему». В Перми прошел митинг в память о Борисе Немцове
| Ценности будущего. Социолог Дарья Хлевнюк о выборе исторической политики
| Видео-игра «Внезапная повестка». Готовы ли вы отстоять свои права?
Массовое сознание пермяков и история репрессий
«Могила для контрреволюционеров»: из истории рабочего батальона принудительных работ в Кизеле
Путешествие в ГУЛАГ
| «Отец – революционер, дочь – контрреволюционерка»
| Мы думали, что Сталин ничего не знает
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus