Статус для дискриминации. Правовой анализ новой редакции закона «О некоммерческих организациях»


Источник

Александр Передрук, юрист

С 1 января 2017 года  вступает в силу Федеральный закон N 287-ФЗ  «О внесении изменений в Федеральный закон «О некоммерческих организациях» в части установления статуса некоммерческой организации (НКО) — исполнителя общественно полезных услуг.

Закон, разработанный депутатом Госдумы от «Единой России» Ольгой Баталиной и членом Совета Федераций Галиной Кареловой, в настоящее время являющейся заместителем председателя Совета Федерации, устанавливает новый специальный правовой статус для НКО – «некоммерческая организация — исполнитель общественно полезных услуг».

Так, в соответствии с поправками, под некоммерческой организацией — исполнителем общественно полезных услуг будет пониматься социально ориентированная некоммерческая организация, которая на протяжении одного года и более оказывает общественно полезные услуги надлежащего качества, не является некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, и не имеет задолженностей по налогам и сборам, иным предусмотренным законодательством Российской Федерации обязательным платежам.

Законодатель наделяет НКО — исполнителей общественно полезных услуг правом на приоритетное получение мер поддержки, которые предусмотрены действующим законодательством.  Формировать и утверждать перечень общественно полезных услуг будет Правительство РФ в соответствии с приоритетными направлениями, определяемыми Президентом России.

Таким образом, очевидно, что государство сознательно дифференцирует некоммерческие организации на те, которые оказывают общественно полезные услуги и «иностранных агентов», исключая  какую-либо возможность восприятия  деятельности последних, как оказание «полезных услуг».  Кроме того, НКО, имеющие статус некоммерческой организации — исполнителя общественно полезных услуг, могут быть исключены  из соответствующего реестра с потерей право на приоритетное получение мер поддержки в случае, если такая организация будет внесена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Подобные законодательные новеллы противоречат правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации (далее также – КС РФ), а также стандартам Европейского Суда по правам человека в области регулирования свободы ассоциаций и деятельности неправительственных организаций.

Так, вопреки позиции Конституционного Суда, выраженной в п.3.2 Постановления от 08.04.2014 г. № 10-П, новое законодательство де-факто ставит НКО, внесенные в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента, в дискриминационное положение по сравнению с некоммерческими организациями, не являющимися таковыми. При этом, как неоднократно ранее указывал КС РФ, принцип равенства не исключает возможность установления различных правовых условий для различных категорий субъектов права, однако такие различия не могут быть произвольными, они должны основываться на объективных характеристиках соответствующих категорий субъектов (Постановление от 27.04.2001 г.№ 7-П, Определения от 14.12.2004г. № 451-О, от 24.05.2005 г. № 177-О).

Законодатель выделяет следующие ограничения, которые препятствуют рассматривать НКО как «некоммерческую организацию — исполнителя общественно полезных услуг»:

Представляется, что первые три критерия являются вполне разумными, так как говорят о высоком качестве деятельности организаций, а также об их деловой репутации. Вместе с тем, последнее ограничение  не основывается на объективных характеристиках по ряду причин. Так, получение российскими некоммерческими организациями, принимающими участие в политической деятельности, иностранного финансирования —  по смыслу правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22.06.2010 г. № 14-П, – само по себе не может ставить под сомнение лояльность таких организаций по отношению к своему государству. Более того, как следует из позиции КС РФ,  законодательная конструкция некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, не предполагает негативной оценки такой организации со стороны государства и не может восприниматься как проявление недоверия (п.3.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 08.04.2014 г. № 10-П).

Таким образом, ограничение некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, в возможности получения статуса некоммерческой организации — исполнителя общественно полезных услуг, очевидно несовместимо с принципом поддержания доверия граждан к закону и действиям государства (Постановление КС РФ от 05.03.2013г. №5-П), так как противоречит конституционно-правовому смыслу положений Федерального закона «О некоммерческих организациях», выявленному Конституционным Судом Российской Федерации, и обязательному для учета законодателем при издании новых нормативно-правовых актов.

Также очевидно, что в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц,  не являются необходимыми меры по ограничению НКО в возможностях получения приоритетной поддержки и по усилению стигматизации  путем дифференциации организаций. Следовательно,  это  не соответствует статье 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Становится очевидным, что вводя в законодательство термин «НКО, выполняющая функции иностранного агента», правительство преследовало единственную цель – стигматизацию НКО, о чем также заявлял Комиссар по правам человека Совета Европы (CommDH (2015)17)). В действительности, данный термин призван ограничивать нормальное (должное) функционирование правозащитных организаций, включая  возможность получать пожертвования из различных источников (Ramazanova and Others v. Azerbaijan, no. 44363/02, § 59, 1 February 2007).

 

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| В магазине «Пиотровский» пройдёт презентация новой книги Анны Кимерлинг
| «За что?»
| Умер Лев Нетто
| Проект 37/17. География репрессий. Пермские историки запустили проект «По дороге памяти»
| «За оскорбление чувств ветеранов войны». Как в Германии под давлением нацистов запрещали фильм, снятый по роману Ремарка «На Западном фронте без перемен».
| Номера вместо имен. Историк Виталий Семенов — о том, как гибнет историческая память
| "Мемориал" – о строителях канала имени Москвы
| Последний адрес. Почему важно помнить о жертвах «Большого террора»
| На «Аллее правителей» в центре Москвы решили установить памятники Ленину и Сталину
| Историк Борис Колоницкий: Я не хочу, чтобы меня учили патриотизму

blog comments powered by Disqus