Дочь обжаловала отказ ФСБ предоставить ей допуск к архивному делу нереабилитированного отца


Источник

25.11.2022

Адвокат Марина Агальцова направила в Мещанский районный суд г. Москвы административный иск против Центрального архива (ЦА) ФСБ в интересах гражданки США Надежды Ефремовой, которая с 2021 года пытается получить доступ к архивному уголовному делу своего отца Бориса Меньшагина.

Комментарий Марины Агальцовой:   

«Иск касается давней проблемы доступа к архивным уголовным делам родственников, осужденных в период сталинских репрессий несудебными органами. В этом случае  дочь хотела  ознакомиться с делом отца, чтобы понять, в чем конкретно его признали виновным. Центральный архив ФСБ отказал ей, сославшись на закон «О реабилитации жертв политических репрессий». Однако отец истца был осужден не по политическим мотивам, а за военные преступления. Такие дела регулируются общими законодательными нормами, а именно федеральными законами «Об архивном деле» и «Об информации», которые не устанавливают ограничений на ознакомление с уголовными делами нереабилитированных.  Но, даже если представить, что закон «О реабилитации жертв политических репрессий» распространяется на всех осужденных в советское время, он в любом случае не регулирует доступ к делам нереабилитированных. Ведь этот закон был разработан специально для того, чтобы реабилитированные и их родственники могли получить ускоренный доступ к уголовным делам».

Центральный архив ФСБ отказал Надежде Ефремовой в доступе к уголовному делу ее отца на основании ст. 11 закона «О реабилитации жертв политических репрессий» и п. 5 Тройственного Положения*. При этом ЦА ФСБ сообщил ей, что Меньшагина  осудили по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников».  

Однако закон «О реабилитации жертв политических репрессий» не распространяется на лиц, осужденных по данному Указу. Такая позиция закреплена в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 21 января 1998 года, в котором отмечено: из содержания ст. 3 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» видно, что его действие на лиц, осужденных по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года, не распространяется, поскольку предусмотренные этим Указом деяния к числу государственных или иных преступлений, совершенных по политическим мотивам, Законом прямо не отнесены…

Кроме того, статья 11 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» гарантирует право доступа к материалам реабилитированных и ничего не говорит относительно доступа к материалам нереабилитированных.

Тройственное положение, на которое также сослался ЦА ФСБ, — это подзаконный акт, который в силу ч. 3 ст. 55 Конституции и ч. 1 ст. 25 закона «Об архивном деле», не может вводить новые ограничения прав. Следовательно,  он не может быть основанием для ограничения доступа к архивному делу Меньшагина.

Тройственное положение принято в продолжение норм закона «О реабилитации» для регулирования вопросов ускоренного доступа к материалам реабилитированных в обход правил, применимых к иным архивным материалам. Ускоренный доступ — это компенсация  реабилитированным и их родственникам за политическое преследование со стороны государства. Естественно, компенсация не распространяется на архивные дела нереабилитированных, то есть доступ к ним осуществляется на общих основаниях.

Именно такой логики придерживался Верховный суд РФ при отказе принять иск Сергея Прудовского об оспаривании абз.2 п.5 Тройственного Положения. Так, в своем определении от 29 августа 2016 г. Верховный суд указал: «действие оспариваемого нормативного правового акта не распространяется на материалы уголовных и административных дел с отрицательными заключениями о реабилитации проходящих по ним лиц».

Свою позицию Верховный суд РФ подтвердил в кассационном определении от 5 июля 2019 года по делу актера Шахета, в котором  признал отказ архива ознакомить с материалами нереабилитированного родственника  на основании Тройственного Положения незаконным.

Истец также обращает внимание суда на то обстоятельство,  что выбранная ответчиком интерпретация нормативной базы, по сути, навечно закрывает доступ к архивным делам нереабилитированных, хотя такие дела не имеют оснований для повышенной секретности. При этом даже к документам с личной и семейной тайной, которые по российскому законодательству наделены самой высокой степенью защиты,  можно получить доступ спустя 75 лет, а к материалам с государственной тайной — через 30 лет. Получается  парадокс: оснований для повышенной секретности в уголовных делах нереабилитированных нет, но повышенная секретность все равно есть.

Кроме того, отказ ЦА ФСБ в доступе к делу противоречит статье 24 Конституции России, в которой закреплено, что органы государственной власти и их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Архивное уголовное дело в отношении отца истца непосредственно затрагивает право на семейную память. Законы, регулирующие доступ к архивной информации, разрешают дочери знакомиться с материалами уголовного дела отца, значит отказ ответчика предоставить  доступ к делу Бориса Меньшагина является незаконным.

Для сведения: Борис Меньшагин родился 9 мая 1902 года в семье присяжного поверенного и статского советника. С 1919 по 1927 год он добровольно служил в Красной армии. Заочно окончил юридический факультет в Москве. С 1937 года работал в Смоленской областной коллегии адвокатов. Ему  удавалось вытаскивать приговорённых к расстрелу из тюрем НКВД.

Был женат на Марии Федоровне Меньшагиной-Виренчиковой. 29 октября 1940 года у него родилась дочь Надежда, которая и является истцом по настоящему делу.

Во время Второй мировой войны немцы назначили Меньшагина бургомистром оккупированного Смоленска.

В мае 1945 года Меньшагин был интернирован американцами в Карловых Варах. Освободившись из лагеря, добровольно сдался советским войскам. 12 сентября 1951 года Особым Совещанием при МГБ СССР на основании ч. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года был приговорён к 25 годам тюремного заключения. Срок отбыл во Владимирской тюрьме. Около 19 лет просидел в одиночной камере.

Его семья осталась в лагере для перемещенных лиц под Мюнхеном. Жена Меньшагина вышла замуж за Виктора Кляйна, который удочерил ее детей и дал им свою фамилию. В 1951 году семья переехала в США. В 1970 году Надежда Кляйн вышла замуж за Олега Ефремова и взяла его фамилию.

Приложение:

Текст искового заявления - zaloba11-22

_____________________

*Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, утвержденным приказом Минкультуры России, МВД России и ФСБ России от 25 июля 2006 года.

Поделиться:

Рекомендуем:
| Проект «Гулаг прямо здесь»
| 34 года Учредительной конференции Мемориала*
| Бродский и его чувство стиля
Организация досуга
ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ В ПРИКАМЬЕ 1918-1980е гг.
Ширинкин А.В. Мы твои сыновья, Россия. Хроника политических репрессий и раскулачивания на территории Оханского района в 1918-1943гг.
| Из когорты одержимых
| Власть скрывала правду
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus