Спасибо деду за расстрелы. Среди героев «Бессмертного полка» оказался палач НКВД, приказавший казнить беременных


Автор: Константин Богуславский

Источник

05.06.2020

Он прожил долгую жизнь, воевал (был особистом), закончил карьеру завхозом военного министерства. Стал писателем. Выпустил две книжки для детей и юношества про подвиги разведчиков.

По удивительному стечению обстоятельств в тот же день, когда вышла моя статья в «Новой» про упырей из Житомирского НКВД во главе с чекистом Лаврентием Якушевым, на сайте «Бессмертный полк» была размещена страничка о ветеране войны и разведчике Лаврентии Якушеве. Как выяснилось, страничку создала его внучка.

Я против того, чтобы кидать упреки в адрес родственников, однако хотел бы дать пару дополнительных штрихов, раскрывающих моральный облик некоторых пламенных чекистов и коммунистов из Житомира. Из тех случаев, что особенно запали в память. Цитаты по материалам Военного трибунала Киевского военного округа. 

К расстрелу приговорили женщину на девятом месяце беременности, и один из сотрудников НКВД отказывался выдавать ее на расстрел, несмотря на приказы Якушева.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ТРИБУНАЛА

Подсудимый Тимошенко:

Подтверждаю, что беременную женщину Глузман не выдал, и я ее не взял. Мне за нее тоже попало. Меня Якушев вызвал, говорит: «Ты коммунист?», я говорю: «Да». Так он меня взял в оборот и велит снова ехать за ней. Я опять поехал, Глузман снова ее не выдал и так не выдавал, пока ребенку не стало месяца два или три. Женщину тогда расстреляли, а ребенка сдали через милицию в детясли.

Второй эпизод — это терминальная стадия морального разложения. Расстрельная команда решила развлечь себя:

они оставили в живых одного старика-инвалида и предложили ему заняться сексом с трупом только что убитой женщины, пообещав после этого оставить в живых.

После чего, естественно, расстреляли.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ТРИБУНАЛА

Подсудимый Соснов на вопросы суда:

«Один инвалид не хотел назвать имя и отчество, и потому его оставили. Когда всех мужчин, а потом и женщин уже расстреляли, он свою фамилию назвал, и тогда ему предложили сделать с женщиной то, что я говорил следователю, здесь неудобно это повторять. Повели его Лебедев и другие в комнату. При этом были Гришин и Якушев...

Инвалида привел Тимошенко, сказал ему: «Ложись, и потом пойдешь домой». Инвалид лег и начал то, что от него требовали, и тогда его Тимошенко застрелил».

Подсудимый Игнатенко на вопросы суда:

«Я не был, когда старика заставляли лезть на мертвую женщину, я был в коридоре и только слышал смех из комнаты».

Подсудимый Тимошенко поясняет:

«Дверь в мою комнату была открыта, ноги трупов были и в коридоре, так как полно было трупов, а в комнате и коридоре стояли все участники операции и хохотали. При этом был и Игнатенко...»

Вот так весело, с шутками проходили трудовые будни в Житомирском УНКВД. А потом кого-то даже разместили на сайте «Бессмертный полк».
На фото ниже — предписание на расстрел с личным автографом товарища Якушева.

Что касается Глузмана, не выдававшего на расстрел беременную женщину вплоть до того, как родившемуся ребенку не исполнилось «2 или 3 месяца» — из приговора все того же военного трибунала.

ПРИГОВОР

Глузмана Михаила Захаровича по ст. 206-17 п. «а» УК УССР лишить свободы на два года в общих местах заключения без поражения в правах.

Учитывая, однако, степень социальной опасности Соснова, Гирича и Глузмана, не требующей обязательной изоляции от общества, на основании 48 ст. УК УССР наказание Соснову, Гиричу и Глузману считать условным, с испытательным сроком на три года каждому.

При этом, если любой из них в дальнейшей своей работе и общественной жизни проявит признаки исправления, и до истечения указанного испытательного срока он может рассчитывать на досрочное освобождение и от условного наказания.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| «Выкорчеванные». Роберт Латыпов рассказал про новую выставку Пермского «Мемориала»
| Суды над «Мемориалами». Подана жалоба в ЕСПЧ
| «Выкорчеванные»: о дальнейшей работе выставки
Информация по спецпоселениям ГУЛАГа в г. Чусовом и Чусовском районе Пермского края, существовавших
в 1930-1950-е годы

Воспоминания узников ГУЛАГа
7 мест в Перми, от которых пойдут мурашки по коже
| За нами никакого греха не было
| Это не власть, а преступники
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus