«Самовольные объекты». Мэрия Екатеринбурга не приветствует установку знаков в память о жертвах Большого террора


Автор: Игорь Пушкарев

Источник

10.03.2020


Валерия Соловьева. Фото: Яромир Романов / Znak.com

В мэрии Екатеринбурга не приветствуют установку гражданами знаков в память о жертвах политических репрессий. Это следует из ответа (есть в распоряжении Znak.com), который получили представители пенсионерки Валерии Соловьевой, пытающейся увековечить память своего деда, репрессированного в 1937 году. «На ваше обращение сообщаем, что департамент [архитектуры, градостроительства и земельных отношений администрации Екатеринбурга] не приветствует размещение памятных знаков, содержащих сведения о жертвах политических репрессий, на фасадах зданий и сооружений муниципального образования „город Екатеринбург“», — говорится в ответе за подписью главы департамента Алексея Храмова на запрос члена общества «Мемориал» Владимира Панкова, представителя Соловьевой.

Валерия Соловьева пояснила корреспонденту Znak.com, что в рамках акции «Последний адрес» пыталась установить табличку о своем деде на фасаде здания по улице Хохрякова, 24, в Екатеринбурге, откуда его забрали сотрудники НКВД 26 октября 1937 года. С чиновниками 90-летняя женщина вступила в переписку через своего представителя, так как для установки любых знаков в городе необходимо пройти серию согласований.

«Знаки „Последнего адреса“, установленные на фасадах зданий в Екатеринбурге, являются самовольными объектами, не согласованными с департаментом в установленном прядке», — говорится также в письме за подписью Храмова.


Фото: предоставлено Валерией Соловьевой

Завершается ответ чиновника словами: «Память о жертвах тяжелого исторического периода страны запечатлена в мемориалах и комплексах, созданных целенаправленно с учетом тематики и традиций, в том числе для формирования социокультурных и духовных связей. Надеемся на ваше понимание».

Валерия Соловьева говорит, что не знает, как ей поступить. Она даже ходила на улицу Хохрякова и пыталась выяснить, кому сейчас принадлежит здание. «На первом этаже какой-то ресторанчик восточной кухни. Там сказали, что они арендаторы. На втором этаже — большущий салон красоты с кабинками. Там сидела какая-то девушка, и она сказала, что понятия не имеет, кому принадлежат помещения», — отметила женщина.

Квартира ее деда и бабушки когда-то располагалась как раз на втором этаже. «Я попросилась немного постоять, напитаться той атмосферой, в которой я когда-то здесь жила», — рассказала Соловьева.

Кто-то из сочувствующих ей горожан подсказал, что здание на улице Хохрякова, 24, некоторое время тому назад принадлежало бизнесмену Олегу Гусеву. «Пришла к нему в офис. Там меня встретила секретарша, сказала, что Гусев человек не публичный. Потом вызвала охрану и меня выпроводили к лифту», — добавила собеседница.

Недавно пенсионерка написала обращение заместителю уральского полпреда Борису Кириллову, сыну доктора исторических наук Анатолия Кириллова, с просьбой помочь. Ответа от него пока не последовало.


Дед Валерии Соловьевой — Георгий Мурашев . Фото: предоставлено Валерией Соловьевой

Ее дед, Георгий Степанович Мурашев, родился 9 января 1888 года в Нижней Салде. Пенсионерка знает, что с 1910 года ее предок служил в царской армии. Прошел Первую мировую войну. Был награжден пятью орденами, в том числе Георгиевским крестом и орденом Святого Владимира IV степени с мечами и бантами. В 1918 году, вероятно, участвовал в заговоре офицеров, пытавшихся освободить семью последнего российского императора Николая II из ссылки в Тобольске и переправить ее в Великобританию. После расстрела Романовых в июле 1918 года Мурашев служил штабс-капитаном в армии адмирала Александра Колчака. В 1919 году, скорее всего, под влиянием своего брата Павла, перешел на сторону Красной армии и до 1923 года воевал в составе РККА.

После Гражданской войны вернулся на Урал и осел в Екатеринбурге. К моменту своего ареста Мурашев работал в системе облпищепрома. Арестовали его 26 октября 1937 года. Против него выдвинули обвинение в участии в офицерской повстанческой контрреволюционной организации. 13 декабря 1937 года Мурашева расстреляли. 16 января 1989 года указом Президиума Верховного совета СССР деда Соловьевой реабилитировали.

К слову, его сын Виктор Мурашев, отец пенсионерки, некогда был главным инженером объединения «Уралуголь». Зять Александр Коваленко работал главным инженером «УралпромстройНИИпроект». По воспоминаниям Соловьевой, именно он смог в 1930-х — 1940-х годах спасти семью Мурашева-старшего, включая жену, детей и внуков, от дальнейших гонений в качестве родных врага народа. «Моя бабушка, кстати, им этого не простила. Она принципиально до самой своей смерти ни дня не работала на советскую власть», — добавила собеседница.

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Спецкомендатуры... для и против своих
| «Он воспринимает происходящее по-мужски. Но все же надеется на справедливость» Катерина Гордеева поговорила с адвокатом Юрия Дмитриева, которому опять продлили срок содержания в СИЗО
| XХ Всероссийский конкурс исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век». 2020-2021 гг.
Список «12 километра»
О Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
| Мы все боялись...
| Мама верила, что он невиновен
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus