Князь из тагилстроевского барака. Как свердловские следователи НКВД фабриковали дела «врагов народа». Колонка Андрея Ермоленко


Автор: Андрей Ермоленко

Источник

20.02.2020

Пожелтевшие страницы дела, которое почти 70 лет никто не открывал. Исписанные убористым почерком типографские бланки. Анкета арестованного. Протокол обыска. Протокол допроса и размашистые подписи оперативников НКВД внизу бланков. Темно-фиолетовая тушь, которая совсем не выцветает с годами. Страшные даты документов: декабрь 1937 — февраль 1938 годов. Взгляд падает на необычное словосочетание: «сын князя». Откуда же он, Всеволод Козловский, взялся в Нижнем Тагиле, почему оказался в тюрьме НКВД и как сложилась его судьба?


Анкета арестованного Всеволода Козловского

Анкета арестованного

Фамилия, имя и отчество: Козловский Всеволод Дмитриевич

Дата рождения: 9 апреля 1907

Место рождения: село Сонино Одоевского района Московской области

Местожительство: Тагилстрой, 1я площадка, барак №?31, кв. 15

Место службы и должность: шофер автогаража Тагилстроя

Социальное происхождение: сын князя. Отец имел поместье-именье 800 га земли

Образование: незаконченное высшее

Кем и когда арестован: 7.02.1938 Тагильским горотделом НКВД

Подпись сотрудника, заполнившего анкету: врид нач. 4 отдела мл. лейтенант госбезопасности Н. Зайцев, 9.02.1938

Обратили внимание на звание сотрудника НКВД? Очень показательно, что документы арестованного заполнял офицер госбезопасности. Для Нижнего Тагила ситуация исключительная: как правило, все делопроизводство вели оперуполномоченные сержанты. Но арестованный Козловский — очень важная фигура для следствия. Оперативники вышли на него, отрабатывая контакты Андрея Булгакова, арестованного в Нижнем Тагиле еще летом 1937 года. 

Бывший белый офицер Андрей Булгаков признан «руководителем Тагильской группы Уральского повстанческого штаба». Эта контрреволюционная повстанческо-террористическая организация ставила целью свержение Советской власти вооруженным путем. Допрашивал арестованного Андрея Булгакова начальник 4 отделения областного УНКВД Николай Шариков. Стоит ли говорить, что «террористы» существовали лишь в сознании начальника управления НКВД по Свердловской области Дмитрия Дмитриева и его подчиненных?

Князья Козловские — от императорского двора до поселка Тагилстрой

Козловские — древний княжеский род, представители которого с XV века находились на службе московского государя. Окружение Рюриковичей. Опричники Ивана Грозного, воеводы в сибирских городах.

Из протокола допроса «сына князя»:

«Я родился в имении своего отца князя Козловского Димитрия, где рос и воспитывался до революции, затем хозяйство было национализировано, и я вынужден был с отцом и матерью скитаться там, где придется. Отец мой в 1930 году умер, а мать сейчас проживает на Тагилстрое, занимается преподаванием иностранных языков в школах, на кружках и по просьбе с частным лицами».


Герб князей Козловских

Козловские — одна из самых знатных дворянских фамилий в России. Мать Всеволода — баронесса Софья Владимировна Козловская, урожденная Шеппинг — родная сестра фрейлины двора императрицы. Только представьте: Всеволод родился в загородном имении в семье высшей знати, элиты империи, воспитывался как подобает наследнику князя — и тут революция, лишения, скитания, грязный барак на Тагилстрое и унизительные подработки. Неудивительно, что следователи Тагильского горотдела НКВД уделили особое внимание Козловскому. 

В протоколе допроса, который вел все тот же временно исполняющий должность начальника 4 отделения Тагильского горотдела младший лейтенант госбезопасности Зайцев, 28 страниц. Это очень много. В делах арестованных протокол допроса обычно занимает 3-4 страницы. Кстати, четвертое отделение в городском и областном отделе НКВД — секретно-политическое. То есть Козловский считался важнейшим участником вскрытого «заговора».


Здание, в котором размещался Тагильский горотдел НКВД. Фото: Яндекс.Панорамы

Якобы диверсионная организация

Из протокола допроса:

«[Андрей] Булгаков стал приходить к моей матери брать уроки немецкого языка. Правда, он знал немецкий язык, он очевидно под предлогом взять уроки приходил со мной познакомиться. Рассказывал о своем геройстве и подвигах в империалистическую и гражданскую войну против красных. Я объяснил ему свое [лояльное] отношение к Советской власти и свое безукоризненное поведение на производстве. Эти мои разговоры с Булгаковым вызвали у него по отношению ко мне ехидство и злую иронию».

По данным протокола допроса Козловского, тот был вовлечен в «контрреволюционную повстанческо-террористическую организацию» после неоднократного давления на него со стороны Булгакова и других «террористов». Угрозы ухудшить положение его пожилой матери-княгини и взывание к чести «сына князя», как следует из протокола допроса, сделали свое дело — Козловский стал руководителем террористической организации на Тагилстрое. 

На нескольких страницах протокола Козловский якобы перечислял завербованных им «террористов». Каждая страница заверена подписью. Ставил ли ее сам Козловский — далеко не факт! Подпись в первом документе — анкете арестованного — отличается от многочисленных подписей в протоколе допроса, и эти подписи в протоколе тоже не похожи одна на другую. Вполне возможно, что эти подписи за арестованного поставил сам младший лейтенант Зайцев.

Какие конкретно обвинения предъявлялись Козловскому и другим членам «повстанческой организации»? По заключению НКВД, «террористы» готовили вооруженное свержение советской власти.


Выписки из протокола заседания тройки

Из протокола допроса:

«По заданию Булгакова, эта террористическая группа в один из советских праздников на демонстрации должны были организовать волынки (?) и идти на открытый террор. Штаб повстанческой организации дал задание периферийным повстанческим организациям приобретать огнестрельное оружие. Причем повстанческим движением особенно был охвачен поселок Белогорка, там в большинстве своем тот, кто способный носить оружие, состоял в контрреволюционной повстанческой организации и приобрели себе огнестрельные охотничьи ружья. Я могу уверить следствие, что на трудпоселке Белогорский имеется много оружия, которое может быть в любое время использовано против руководителей партии и Советской власти».

Итак, картина для следователей складывалась совершенно ясная (вероятно, что они сами это все и придумали): в Нижнем Тагиле и окрестностях действует мощная диверсионная организация. Ее участники — озлобленные на советскую власть бывшие белогвардейцы и прочая «контра», а также раскулаченные спецпереселенцы. Трудовой поселок Белогорский, организованный из числа спецпереселенцев для работы на платиновом прииске «Красный Урал», идеально подходил на роль «гнезда заговора». 

Оперативники НКВД выехали в Белогорский (современный посёлок Уралец) и быстро арестовали там около сотни человек. При них найдено несколько охотничьих ружей, которые приобщили к делу в качестве вещественных доказательств. Всего же по делу Козловского вместе с ним проходило 197 человек. Обширные материалы следствия, состоявшие из анкет арестованных, протоколов обыска, протоколов допроса и обвинительного заключения, были разделены на 4 тома.


Последний лист обвинительного заключения тройки

Из обвинительного заключения:

«В процессе следствия по делу вскрытой в Тагильском районе контрреволюционной офицерско-фашистской террористической повстанческой организации установлено, что организация ставила своей целью проведение диверсионных вредительских актов террора против руководителей ВКП (б) и советской власти и вооруженное свержение существующего политического строя и реставрацию капитализма в СССР.

Настоящее дело подлежит рассмотрению на заседании тройки при УНКВД гор. Свердловска».

Обвинительное заключение, составленное помощником оперуполномоченного сержантом госбезопасности Гуриновым, подписано врид 4 отделения Тагильского горотдела НКВД младшим лейтенантом госбезопасности Зайцевым и согласовано начальником Тагильского горотдела НКВД старшим лейтенантом госбезопасности Котковым. Оно подготовлено 23 февраля 1938 года — оперативники трудились, несмотря на праздничный день.

4 тома следствия, 2 дня на приговор и 195 расстрелянных

К четырем томам следственного дела Козловского аккуратно подшиты 195 листочков — это выписки из протокола заседания тройки при УНКВД Свердловской области от 25 февраля 1938 года. Уже через два дня после передачи дел на 197 обвиняемых из Тагильского горотдела в областное управление в Свердловске. 


Дмитрий Дмитриев, глава Свердловского областного управления НКВД в 1936-1938 годах

Типографский бланк: «слушали», «постановили», подпись и печать. 195 человеческих судеб, прервавшихся одинаково: «расстрелять, лично принадлежавшее имущество конфисковать». Причем мера наказания, как было принято в делопроизводстве ОГПУ-НКВД, напечатана заглавными буквами и с разрядкой: 

Р А С С Т Р Е Л Я Т Ь.

В деле 195 выписок из протоколов со смертным приговором, приведенным в исполнение 20 марта 1938 года (выписки из акта о расстреле тоже аккуратно подшиты в дело) и 2 акта о смерти в тюремной больнице, датированных тем же мартом 1938 год. Причины смерти прозаические: «гнойный аппендицит» и «туберкулез легких», причем вскрытие в обоих случаях не проводилось. Не от последствий ли побоев умерли эти арестованные?

Прекращено «за отсутствием состава преступления»

В конце 1938 года сменился народный комиссар внутренних дел: Николая Ежова сменил Лаврентий Берия. Бывший нарком Ежов расстрелян, а Берия проводит «чистки» среди сотрудников НКВД. Свердловские чекисты, придумавшие «Уральский повстанческий штаб», наказаны за «преступные методы ведения следствия». 

В первой половине 1939 года арестованы и расстреляны комиссар Дмитрий Дмитриев, офицеры Николай Шариков, Василий Котков и Никита Зайцев, тагильские сержанты госбезопасности оперуполномоченные Стрежик, Глинкин, Хомяков и многие другие сотрудники НКВД.


Текст протеста Военной прокуратуры УрВО, 1956 год

Из протеста военной прокуратуры Уральского военного округа от 11 июня 1956 года:

«Изучением архивно-следственных дел [1938–1939 гг.] по обвинению бывших сотрудников УНКВД по Свердловской области Боярского, Шарикова и Коткова, установлено, что на следствии 1937 года Булгаков был спровоцирован Шариковым на дачу ложных показаний о своей принадлежности к контрреволюционной повстанческой организации и своей руководящей роли в Нижнетагильском повстанческом округе. Шариков и Боярский сфабриковали протокол допроса Булгакова. Следователь Зайцев, принимавший непосредственное участие в расследовании по делу, в своем объяснении указал на фальсификацию целого ряда протоколов допросов арестованных, что подтвердила в своем объяснении и бывшая машинистка Тагильского горотдела НКВД Сергеева.

Таким образом, следует считать, что проходящие по настоящему делу 197 человек были арестованы и осуждены в 1938 году необоснованно».

Военный трибунал Уральского военного округа 20 июля 1956 года в своем Определении подчеркнул, что «следственные материалы по обвинению Козловского и других были фальсифицированы бывшими работниками НКВД по Свердловской области». Трибунал согласился с протестом военной прокуратуры и отменил постановление тройки от 25 февраля 1938 года, а дело в отношении 197 приговоренных к смертной казни и расстрелянных в 1938 году прекратил «за отсутствием состава преступления».

Текст подготовлен по материалам Государственного архива административных органов Свердловской области, Ф. Р1, Оп. 2, Д. 18171.

Фото: личный архив Андрея Ермоленко

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Газета «30 октября». Выпуск № 156. 2020 г.
| Вестник «Мемориала». Сентябрь 2020 года
| «Джугафилия...». На youtube-канале «Пермских гражданских сезонов» будет транслироваться встреча с политологом Дмитрием Орешкиным
«Вместе!»
Мартиролог репрессированных
Карта террора и ГУЛАГа в Прикамье
| Не кричи, не плачь…
| Боялись, ждали, что сейчас придут
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus