Крутой маршрут Милушки Гавлуйовой


Автор: Катерина Айзпурвит

Источник

30.09.2019


Милушка Гавлуйова, Фото: архив Института по изучению тоталитарных режимов

Про такую семью принято говорить – «обычные люди». Между тем, жизнь и судьба Милушки Гавлуйовой и ее родителей – пример сопротивления тоталитаризму и отстаивания своего человеческого достоинства. Сегодня Милушка Гавлуйова входит в Чехии в число политзаключенных, символизирующих несломленную решимость бороться с репрессивной машиной. Дочь борца с нацизмом, попавшего после войны на урановые рудники социалистической Чехословакии, она отказалась стать информатором госбезопасности и была брошена в тюрьму.

Милена, или Милушка, как ее все называют, родившаяся в 1929 г. в пражском предместье, жила с родителями и дедом, которым удалось скопить денег на небольшую лесопильную мастерскую. Когда пришла оккупация, ее отец, Ярослав Помпл, вместе со своими товарищами по борьбе, участвовал в Сопротивлении, строил в лесах укрытия, где они прятали людей, скрывавшихся от нацистов, в том числе и советских солдат. В грузовиках, под древесиной, он доставлял в безопасное место тех, кто находился на нелегальном положении. В 1944 г. их группа, вошедшая в историю как «Тршемшинская», была раскрыта, и Ярославу лишь в последний момент удалось спастись – он прятался на сеновале, в то время как внизу уже находились гестаповцы. Нацисты объявили за его голову награду в 100 000 марок, однако Ярослава не выдали, и он успешно скрывался до конца войны. Мать Милушки все это время была интернирована в Терезине и чудом избежала казни в пражской тюрьме Панкрац благодаря Пражскому восстанию 1945 г.

Первой революцией в жизни Милушки Гавлуйовой стал 1948 год, когда к власти в Чехословакии пришли коммунисты. Предприятие у деда отобрали, а отца, несмотря на то, что он был известным борцом Сопротивления, на год отправили в лагерь. Из-за «буржуазного происхождения» Милушке путь в вуз был закрыт, и она стала манекенщицей на текстильном предприятии. В 1950 г. она вышла замуж, через год родился сын Томаш.

Госбезопасность не переставала следить за ее семьей. В январе 1953 г. Ярослав Помпл был вновь арестован. В интервью «Чешскому Радио» госпожа Гавлуйова рассказала, какие чувства испытала, после того как ее отца обвинили в сотрудничестве с немцами.

Участника Сопротивления власти ЧССР осудили на десять лет


Главный вход в Малую крепость в Терезине, Фото: Emmanuel Dyan, CC BY 2.0

«Вы не можете представить, каким унижением это было для моего отца, и для меня тоже, поскольку я знала, чем занимался мой отец в годы протектората, - ведь он жил, фактически, на нелегальном положении. Когда гестапо не нашло отца, они схватили мою мать. После допросов ее бросили в Малую крепость в Терезине, где она сразу же заразилась тифом – там была эпидемия…».

Потом пришел черед и дочери – вместе с сыном ее схватили прямо на улице и привезли на допрос. Для двухлетнего Томаша четырехчасовое пребывание в камере, где его оставили в полном одиночестве, стало психологической травмой, от которой он не мог избавиться многие годы.

Органы госбезопасности уже не спускали с Милушки Гавлуйовой глаз, и в середине 1953 г. ее арестовали. Тогда сотрудник госбезопасности сказал: «Если вы подпишете согласие на сотрудничество, можете взять свои вещи и идти домой». Милушка Гавлуйова рассказала, как она принимала решение, повлиявшее на всю ее дальнейшую судьбу.

«На это ушло несколько мгновений, и этот момент стал одним из тех, который остался во мне на всю жизнь. Этот миг стал частью моей сущности, он уже не исчезнет. Тогда я уже знала, что существуют доносчики, которые даже получают за это деньги, что они следят за своими соседями, знакомыми, что они являются информаторами службы госбезопасности. Все это я знала. И когда я представила себе, что я бы делала нечто подобное, то обратилась к Богу со словами: «Господи, помоги мне! Ведь я не могу такое сделать!» И, поверьте, в этот момент я оказалась внутри такого огромного шара. Когда я описала это профессору Галику, он сказал: "Госпожа Гавлуйова, это была Божья милость". В тот момент я знала, что не могу этого сделать, что это невозможно, и ответила: "Нет, я не могу это подписать"».

Она могла вернуться домой, к сыну, за согласие стать информатором


Бывший бенедиктинский монастырь в поселке Сваты Ян-под-Скалой, где Милушка Гавлуйова в 50-е годы отбывала наказание, Фото: ŠJ?, CC BY-SA 3.0

При этом, вспоминает госпожа Гавлуйова, следователь подвел ее к окну, чтобы она увидела женщину с коляской, в которой был ребенок того же возраста, что и ее сын.

«Когда спустя два года я вернулась домой, некоторые знакомые спрашивали меня, как я могла оставить ребенка. Я отвечала, что не оставляла его. Я знала, что с ним были мой муж, моя мать, моя бабушка, которые заботились о моем сыне. Хотя во время первого допроса мне угрожали, что ребенка отдадут в детский дом, однако тогда я этого просто не поняла, но я знала, что Бог меня не оставит».

В предварительном заключении Милушка провела пять месяцев, и 27 ноября 1953 г. ее осудили за «попытку подстрекательства к противодействию революции» на пять лет строгого тюремного режима, штрафу в размере 5000 крон, конфискации всего имущества и возмещению всех судебных издержек. Она была лишена прав гражданского состояния сроком на пять лет. Как юной женщине, которой едва исполнилось 24 года, проявлять такую непреклонность и решимость сопротивляться?

«Это нечто, что я унаследовала от своих предков. Моя девичья фамилия – Помплова, и, по-видимому, мои предки попали в Чехию из Испании, из Памплоны». Милушка Гавлуйова считает, что ее семья имеет баскские корни, и в ее предки бежали в свое время от преследования инквизиции в Германию в период Реформации, перебравшись оттуда в Богемию, то есть сила к сопротивлению – у нее в крови.

В апреле 1954 г. Милушка Гавлуйова была отправлена в тюрьму в поселке Сваты Ян-под-Скалой, которая служила госпиталем для узниц с тяжелыми болезнями. Там она заразилась туберкулезом. Ребенка она видела очень редко – когда ей разрешали свидания за примерное поведение. После возвращения матери из тюрьмы сын ее не узнавал.

На свободу ей удалось выйти досрочно – 1 марта 1955 г., по амнистии, объявленной президентом Чехословакии. Ее отец Ярослав Помпл был в том же году осужден на десять лет строгого тюремного режима. Он получил свободу лишь в 1960 г. и скончался спустя пять лет, так и не дождавшись реабилитации. Лишь в 1966 г., после его смерти, свидетельство одного из спасенных им советских офицеров позволило отменить приговор.

В либерализацию 1968 года, когда в стране пытались создать «социализм с человеческим лицом», Милушка не поверила. «Я не верила в "Пражскую весну". Мы, политические заключенные, знали, что такое коммунистический режим. А поскольку за решеткой оказывалось много умных и образованных людей, мы предполагали, как будут развиваться события. Тогда не было этой атмосферы, которая появилась в 1989 г. – когда мы увидели демонстрацию на Национальном проспекте, то сказали себе: "Вот сейчас пришло то настоящее!"», – рассказывает Милушка Гавлуйова.


Студенты на Национальном проспекте, 1989г. Фото: Архив Карлова университета

Хотя моменту «бархатной» революции Милушке Гавлуйовой исполнилось уже 60 лет, она пошла в политику – участвовала в работе Гражданского форума, стала мэром Рудне-у-Праги, оставаясь на этой должности до 1998 г. «Можете себе представить, что через два года после революции 1989 г. я заняла должность мэра Рудной. Возможно, это было безумием, но я просто чувствовала в себе этот «революционный заряд», – рассказывает она.

Как же Милушке Гавлуйовой удавалось, не имея опыта, работать мэром – и работать успешно, справляясь со взятой на себя ответсвенностью? «Я человек верующий. Я просто написала на листе бумаги: "Господи, дай мне определить то, что я могу изменить, и позволь мне не страдать от того, что я изменить не в силах! Прошу, помоги мне!"»

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Открытие выставки «За нашу и вашу свободу» (Диссиденты. Правозащитники. Пермские политлагеря)
| Минприроды Пермского края оштрафовало граждан Литвы. Они участвовали в экспедиции «Мемориала»
| Восемь чемоданов с сокровищами Кристина Сафонова рассказывает историю физика, который сделал единственную запись авторского чтения «Москва — Петушки». Его обвиняли в связях с КГБ
Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)
Информация по спецпоселениям ГУЛАГа в г. Чусовом и Чусовском районе Пермского края, существовавших
в 1930-1950-е годы

Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
| «Смерть Сталина спасет Россию»
| Власть скрывала правду
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus