Метео-чертик и письма на ткани. Хранитель Музея истории ГУЛАГа — о главных экспонатах


Источник

01.07.2019

Пять историй людей, прошедших через исправительно-трудовые лагеря и реабилитированных — при жизни и посмертно.

Каждый предмет в коллекции Государственного музея истории ГУЛАГа хранит напоминание о судьбах людей, живших в стране, которой больше нет. Живших в самые тяжелые и страшные для нее времена. Научный сотрудник сектора архивного хранения музея Ольга Бровкина выбрала пять вещей, за каждой из которых стоит история человека и история целой страны.

Совместный материал mos.ru и агентства «Мосгортур». 

Кусочек хозяйственного мыла

Адам Гросблат и его невеста Евгения Айзенштат переехали в СССР из Польши в 1924 году, вдохновленные идеей революции. В Москве они поженились, а в 1926 году стали родителями маленькой Ирины. Адам Самойлович работал на Московском электрозаводе инженером-конструктором. В 1937 году его арестовали по доносу «о вредительстве и срыве стахановского движения на заводе». За Евгенией Гросблат установили слежку. Не выдержав давления и опасаясь за судьбу родных, женщина сама пришла на Лубянку, где была арестована.

Так совпало, что супруги оказались в одном этапировании заключенных. Во время смены вагонов на платформе Евгения услышала громкий крик: «Женя!» Обернувшись, она увидела мужа. Их поместили в разные вагоны, но женщине все же удалось уговорить охранников передать Адаму вязаную кофту, подушку и кусок хозяйственного мыла, который она разделила пополам. Но он не стал забирать у жены последние вещи вернул ей все, оставив себе только кусочек мыла. В музей его принесла Ирина Сомова, дочь Адама и Евгении Гросблат.

Супруги Гросблат были полностью реабилитированы в 1955 году за отсутствием состава преступления.

Письма на ткани

Семья Драгунских жила в Ростове-на-Дону. Белла Григорьевна была домохозяйкой и воспитывала четырех детей — двоих сыновей и двух дочерей. В 1937 году арестовали ее супруга Исаака Львовича, а через год — и ее саму.

После задержания родителей дети жили у друзей семьи. В один из вечеров к ним пришла женщина со свертком из ткани. Она сообщила, что их мать направили в Казахстан, а поезд, в котором она едет, стоит в Батайске. Позже выяснилось, что Белла Драгунская написала послания для своих детей на обрывках ткани и выбросила их из окна поезда. Проходившая мимо женщина подобрала письма и отнесла их по указанному адресу.

Сестры Драгунские поехали в Батайск, чтобы встретиться с матерью. На второй день они добрались до назначенного места. Одна из сестер, Майя Драгунская, позже вспоминала этот момент как один из самых сильных в жизни: увидеть мать в отъезжающем поезде было настоящим счастьем.

Беллу Драгунскую реабилитировали в 1956 году.

Маленькая книжечка

Эта книжка — рассказ с карикатурными зарисовками и ироничными двустишьями о метео-чертике, который преодолевает ежедневные трудности. Такой дневник с 1941 по 1943 год вела Ольга Раницкая, отбывавшая наказание в Карлаге. Женщина работала в лагере на метеостанции. На свободе у нее остался сын Саша, для которого она придумала неунывающего метео-чертика и сочиняла рассказы о его приключениях.

В 1943 году Раницкая получила известие о том, что сын погиб. Ольге некому было передавать свой дневник, поэтому она оставила его солагернице. Рассказы Раницкой были изданы: в 2017 году Музей истории ГУЛАГа выпустил книгу «Метео-чертик. Труды и дни». К сожалению, ни одной фотографии автора не сохранилось.

Ольга Раницкая была реабилитирована в 1956 году.

Скульптура Георгия Лаврова

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| "Говорили, что это был врач от бога". История врача, попавшего в ГУЛАГ и спасшего от смерти Варлама Шаламова
| В плену у тирана: Твардовский
| Яр. Колпашевская трагедия
Ссыльные в Соликамске
Мартиролог репрессированных
Компас призывника
| Без права переписки
| Мне повезло
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus