Репортаж с открытия выставки «Сверхзадача – выжить». К 75-летию создания Воркутинского музыкально-драматического театра»


Автор: Галина Фадеева

Источник

25.01.2019

Одним из значительных событий отмечаемого в нынешнем году в России Года театра в ГЦТМ им. А.А. Бахрушина стало открытие выставки «Сверхзадача – выжить». К 75-летию создания Воркутинского музыкально-драматического театра». Вернисаж состоялся 19 января 2019 года. Само возникновение этого театра – история исключительная. Он на два месяца старше города Воркуты, был открыт 1 октября 1943 года в разгар Великой Отечественной войны  в одном из крупнейших тогда в стране подразделений ГУЛАГа «в целях наилучшего систематического обслуживания вольнонаемного населения Воркутинского угольного бассейна художественно-зрелищными мероприятиями».  Об этом свидетельствует  ПРИКАЗ № 883 от 08.08.1943 года по УПРАВЛЕНИЮ «ВОРКУТСТРОЙ» НКВД СССР, подписанный его начальником инженером-полковником (впоследствии генерал-лейтенантом) М. М. Мальцевым. В 7-м пункте этого приказа написано: «Включить в состав труппы следующих заключённых:…», перечислено 9 фамилий. Заключённым был и режиссёр театра Воркутстроя, в прошлом главный режиссёр Большого театра и профессор московской Консерватории Б.А. Мордвинов. Это он обратился к руководству с предложениями по созданию «на Воркуте», как тогда было принято говорить, профессионального театра, где среди заключённых оказалось множество людей искусства. Но чтобы осуществилось это, казалось бы, несбыточное желание, оно должно было совпасть с железной волей полковника Мальцева. Это он решил, что здесь должен появиться жизнеутверждающий, весёлый, сверкающий театр.

Куратором выставки стала внучка Б.А. Мордвинова Н.М. Мордвинова, никогда не видевшая своего деда, он умер за 7 лет до её рождения. Экспозиция разместилась в выставочном Каретного сарая Главного дома Бахрушинского музея. На стенах зала традиционно развешены фотографии, рисунки, живописные работы. А вот его середина выглядит совершенно необычно, здесь в два ряда установлены теплушки, в которых возили заключённых: деревянное основание на колёсах, а воображаемые стены из колючей проволоки. К ней прикреплены карандашные рисунки художника – заключённого П. Бенделя о лагерной жизни, на деревянном основании разложены пожелтевшие от времени программки спектаклей. На большом, во всю стену, театральном занавесе фотография первого деревянного здания театра, его автор также заключённый ГУЛАГа архитектор В. Лунёв. Оно выглядит основательно и торжественно: колонны, над фасадом маски театральных муз, а над ними реют советские флаги. Идея оформления выставки, осуществлённая художниками Бахрушинского музея, также принадлежит Н.М. Мордвиновой. Она же до мелочей продумала и программу вернисажа.

Сначала кураторская экскурсия. Надежда Михайловна рассказала, что для того, чтобы выставка осуществилась, должно было произойти несколько счастливых совпадений. Главное, когда она сдавала на хранение в Бахрушинский музей архив деда, узнала о Е.В. Марковой, в прошлом жене одного из заключённых артистов, хранительнице архива Воркутинского театра. Они встретились. Затем познакомились с приехавшей в Москву с театром на гастроли его нынешним директором  Е.А. Пекарь. С предложением о выставке обратились в Театральный музей им. А.А. Бахрушина, где встретили полную поддержку.

Подготовку к выставке Н.М. Мордвинова начала с попытки установить 150 имён актёров Воркутинского театра. Все они представлены в экспозиции, в которой, по её словам, два уровня: нижний и верхний. Первый –  жуткая правда о жизни ГУЛАГе, и второй – «райская» возможность работать в театре. Правда, «рай» этот был условным и зыбким, актёров каждое утро привозили на работу с охраной и под конвоем. «Нигде и никогда такого не могло быть во всём мире», – позже скажет архитектор В. Лунёв. Работали по 16 часов в день, в год давали около 600-тисот представлений –  стационарные и выездные спектакли, просветительские концерты, праздничные выступления. Н.М. Мордвинова подробно рассказала о многих людях Воркутинского театра: композиторе М. Носыреве, в экспозиции представлены его дневники, а во время вернисажа в зале звучала написанная им музыка, архитекторе здания театра В. Лунёве, художниках П. Бенделе и А. Шмидте, в зале можно увидеть их работы. Среди актёров-заключённых были солисты Большого и Мариинского (тогда Кировского) театров, первый в стране исполнитель песни «Широка страна моя большая» Б. Дейнека. В 1945 году в труппе Воркутинского театра появится арестованная звезда Московского мюзик-холла В. Токарская. В репертуаре десятки спектаклей. Первой постановкой была «духоподъёмная» «Сильва», затем другие оперетты, драматические представления. Но Б.А. Мордвинов считал для себя делом чести поставить оперу Гуно «Фауст», и ему удалось это осуществить. Своим особым достижением за время подготовки выставки Н.М. Мордвинова считает то, что ей удалось познакомиться с детьми многих ссыльных актёров. В заключение кураторской экскурсии один из них, Михаил Носырев, тёзка своего отца-композитора скажет: «Надежда Михайловна совершила настоящий подвиг. Ей удалось вернуть из небытия сотни имён и собрать их вместе, осуществить эту потрясающую выставку».

Затем небольшой концерт. Молодые солисты Детского музыкального им. Н.И. Сац М. Морозова и А. Юрков спели арию из «Сильвы». Артисты Воркутинского драматического театра А. Боков и П. Егоров исполнили отрывки из музыкально- поэтического спектакля, в котором прозвучали фрагменты писем бывших заключённых. В 1957 году деревянное здание театра сгорело. «Пепел театра стучит в моё сердце и превращается в вечную память», –  такими словами Н.М. Мордвинова закончила свою экскурсию.

Генеральный директор ГЦТМ им. А.А. Бахрушина Дмитрий Родионов в своём выступлении на вернисаже отметил, что для России театр всегда был нечто большее, чем просто театр. Наша история  ХХ века тяжёлая. 30-е – 40-е годы были временем, когда погибали, расстреливались целые труппы. Многие театры были репрессированы. Но в то же время, парадоксально, но это так, как птица Феникс рождались новые в местах, совсем не приспособленных для театров. О театре меньше всего думалось в ГУЛАГе, в самых далёких точках страны от Магадана до Воркуты. Однако одной из ярчайших театральных птиц, родившихся в те страшные годы, был Воркутинский музыкально-драматический театр. Он возник по воле генерала НКВД и благодаря таланту оперного режиссёра и тех, кто откликнулся на его идею о театре там, где о нём не могло и мечтаться.

Эта выставка – дань памяти этим замечательным людям. То, что память о них сегодня с нами, очень важно. В разные годы эта память уходила далеко, пряталась в Спецхранах и других местах, не очень доступных. Наш Спецхран – наша память. Это и архив замечательной семьи Мордвиновых – Политковских – Журовых. И память нынешних сотрудников Воркутинского театра, которые помнят о своих предшественниках, чтут их.  И  выставка – наш Спецхран, который мы открываем сегодня для всех, кому важно знать, как было, что это были за люди. Здесь– эпическое сказание о людях театра.

Замечательно, что Год театра мы открываем такой выставкой, отдавая дань памяти, уважения и любви замечательной когорте театральных деятелей. Я искренне благодарю, в первую очередь, удивительную женщину Надежду Михайловну Мордвинову. Мы совпали в одних энергетических парадигмах, стали думать об одном и дышать одним. Руководство Министерства культуры Коми республики поддержало нашу инициативу. Я благодарю всех, кто откликнулся на идею этой выставки, помогал нам её делать. Это очень важно –  всем вместе помнить».

Приехавший на вернисаж Министр культуры и туризма республики Коми Сергей Емельянов сказал: «Друзья, всегда, когда речь заходит о Воркутинском театре,  испытываешь смешанные чувства. Он рождался и становился на грани жизни и смерти, горячих аплодисментов и арктического холода бараков, тёплых приёмов публики и  воркутинских морозов. Совсем недавно, в ноябре, мы отмечали его 75-летний юбилей. Театр жив и развивается, как дань памяти тем, кто стоял у его истоков».

Директор Воркутинского драматического театра Е.А. Пекарь рассказала о сегодняшнем дне коллектива и о том, как она была вовлечена в историю подготовки выставки «Сверхзадача – выжить». По её мнению, было бы замечательно, если бы экспозиция стала передвижной. В заключение церемонии открытия выставки к микрофону вышла   Л.Д. Бадридзе. Её отец, певец, заслуженный артист Грузинской ССР Давид Бадридзе в 1948 году был в Воркуте на гастролях. Там он счёл своим долгом побывать в лагерном театре. За 40 минут художник Пётр Бендель на тёмно-синем рулоне бумаги написал его портрет. Лали Бадридзе продемонстрировала эту работу, давно ставшую семейной реликвией. За 70 лет синий фон выцвел и стал жёлтым. Но по её словам, портрет удивительно точно представляет характер отца. Это словно бы стало зримым подтверждением, что в Воркутинском театре, созданном в ГУЛАГе, собрались удивительно талантливые люди.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Глава Перми отказался выдвинуть на награждение почётной грамотой города председателя регионального отделения «Мемориала»
| «Сталкер» откроет летнюю сессию «Пермских гражданских сезонов 2019»
| Игры на костях Сандармоха. Почему на месте сталинских расстрелов ищут могилы красноармейцев
Карта террора и ГУЛАГа в Прикамье
История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
Ссыльные в Соликамске
| Во всем виновата фамилия?
| Мудрец
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus