МВД и КГБ Белоруссии ответили историкам: «В архивах нет информации о местах расстрела жертв репрессий»


Источник

12.11.2018

В конце августа общественность просила обеспечить свободный доступ к делам репрессированных белорусов, установить места массовых расстрелов и признать преступлением пропаганду сталинизма. МВД, КГБ, Минюст и другие госорганы ответили на коллективное обращение и петицию.

В августе в Минске прошел форум «Большевистский террор. Право на установление истины». Его участники потребовали снять грифы секретности со всех документов периода 1917−1953 годов, передать дела репрессированных из ведомственных архивов в государственные, обеспечить к ним свободный доступ, установить места массовых расстрелов репрессированных, а также признать пропаганду сталинизма преступлением.

Резолюцию разместили на сайте «Удобный город», ее подписали более 1100 человек. Потом обращение направили в Администрацию президента, Совет министров, Палату представителей, Министерство юстиции, КГБ, МВД, Генпрокуратуру и другие компетентные госструктуры.

Один из заявителей, историк Дмитрий Дрозд, публикует ответы госорганов на сайте Белорусского документационного центра (зарегистрирован в Литве).

В своих ответах и КГБ и МВД утверждают, что информации о конкретных местах массовых расстрелов и погребения жертв политических репрессий в архивах органов госбезопасности и Министерства внутренних дел нет.

Деятельность по обозначению мест захоронения и расстрелов, а также установления вокруг них охранных зон не входит в компетенцию КГБ и МВД.

Кроме того, и первый заместитель председателя КГБ Игорь Сергеенко, и министр внутренних дел Игорь Шуневич (ответы пришли от их имени) ссылаются на Закон № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», по которому правом законодательной инициативы владеют президент, депутаты Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, Совет Республики Национального собрания, а также граждане, которые владеют избирательным правом, в количестве не меньше 50 тысяч человек.

Документы с сайта "Белорусский документационный центр"

— Похоже, что гражданам не оставляют другого выхода, как собрать 50 000 подписей и попробовать изменить белорусские законы, чтобы они стали более гуманными к памяти многотысячных жертв государственных репрессий против общества, — отмечается в комментарии к письмам от Белорусского документационного центра.

 
 
 
 
 
1 из 3
Документы с сайта "Белорусский документационный центр"

Подробный ответ пришел из Министерства юстиции, он подписан заместителем министра Игорем Тушинским.

Минюст сообщает, что в государственных архивах Республики Беларусь на секретном хранении находится «определенное количество документов». Их удельный вес — около 1,3%. Они относятся к сфере действия Закона Республики Беларусь «О государственных секретах»: «…Принятие решения о рассекречивании сведений, отнесенных к государственным секретам, относится к компетенции государственных органов и иных организаций, наделенных полномочием по отнесению сведений к государственным секретам».

Отвечая на вопрос о передаче дел репрессированных из ведомственных архивов в государственные, Тушинский повторил, что КГБ и МВД в 2006 и 2009 годах заключили договоры о продлении временного хранения своих документов сроком до 75 лет, то есть до 2081 и 2084 годов.

Кроме того, Минюст отмечает: «Также сообщаем, что государственные архивы обеспечивают свободный доступ к архивным документам, содержащим сведения, относящиеся к личной тайне граждан, в отношении которых миновал 75-летний ограничительный срок».

— Казалось бы, ничего сенсационного, ведь именно об этом говорят белорусские законы и именно об этом говорили участники Форума: нет никаких законных оснований, чтобы ограничить доступ к этим документам. Замминистра коротко и емко сформулировал принцип, по которому должны работать государственные архивы. Однако и в ведомственных архивах, включая архивы КГБ и МВД, по Закону должны работать эти же принципы. В постановлении Верховного Совета Республики Беларусь от 6 июня 1991 г. № 847-XII «О порядке реабилитации жертв политических репрессий 20−80-х годов в Республике Беларусь» (на которое любят ссылаться сотрудники архива КГБ, требуя для ознакомления с делом репрессированного доказательства родства с ним) вполне однозначно определенно: «Реабилитированные лица, а с их согласия или в случае смерти последних — их родственники имеют право на ознакомление с материалами уголовных и административных дел. Ознакомление других лиц с указанными материалами производится в порядке, установленном для ознакомления с материалами государственных архивов…». То есть любой гражданин, ничего не доказывая, имеет право ознакомиться с несекретными документами, которые старше 75 лет, — комментирует письмо из Минюста Белорусский документационный центр.

 
 
 
 
 
1 из 2
Документы с сайта Белорусский документационный центр

Заявители требовали также обеспечить свободный доступ (в том числе и через интернет) к базе данных «Сведения о необоснованно репрессированных гражданах Белоруссии», которая находится в Национальном архиве Республики Беларусь, так как «находящая в ней информация не подпадает ни под какие законные ограничения».

Ответ Минюста гласит, что «архив обеспечивает доступ к ней для пользователей».

«Вместе с тем указанная база данных была составлена на основании документов, находящихся на хранении в архивах КГБ Республики Беларусь и МВД Республики Беларусь. Поскольку сами указанные выше документы не находятся на постоянном хранении в НАРБ, архив не вправе выставлять их в сети Интернет», — отмечают в министерстве.

— Так как никто и не требовал от него размещения в интернете самих оригинальных документов, а только предоставления доступа через интернет к базе. Как известно, содержащаяся в ней информация полностью соответствует формату списков, уже опубликованных раннее на сайте «Мемориал» или в «Картотеке Сталина», опубликованной «Радыё Свабода», только в отличие от них содержит не около 60 000, а около 180 000 человек. И эта информация не содержит никаких тайн частной жизни, а только анкетные данные реабилитированного, — отмечают историки.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Календарь Пермского «Мемориала» на 2019 год готов!
| Если мы не будем заниматься прошлым, оно будет заниматься нами. Как прошли «Гражданские сезоны» в 2018 году
| Конференция «Тоталитаризм: история, память, практики сопротивления» в НИУ ВШЭ – Пермь: впечатления участников
Список «12 километра»
ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ В ПРИКАМЬЕ 1918-1980е гг.
Из истории строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината и Вишерского лагеря
| Во всем виновата фамилия?
| Мама верила, что он невиновен
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus