30 октября - день памяти жертв политических репрессий


Автор: Л.П. Габова

Источник

31.10.2018

В начале октября 2018 года Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал результаты опроса, из которых следует, что почти половина молодых россиян (47% в возрасте от 18 до 24 лет) никогда не слышала о репрессиях, проводимых в Советском Союзе. Но и люди старшего поколения, помнящие о репрессиях, упоминают обычно лишь период так называемого Большого террора 1936-38 гг. При этом забывая о «красном терроре», процессах начала 30-х годов, послевоенных репрессиях и карательной психиатрии позднесоветского периода.

Политические репрессии в Советской России начались сразу после революции 1917 года. Жертвами «красного террора» становились не только сторонники «белых», но и люди, выражавшие несогласие с политикой большевиков. Разумеется, противники большевиков также использовали насильственные методы, однако в отличие от своих оппонентов, у них не было для этого специального органа – речь идет о Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК).

Одним из первых политических процессов в Советской России следует считать суд над эсерами, которых летом 1922 года обвинили в организации заговоров с целью свержения советской власти. В этом же году произошла реорганизация ВЧК, преобразованного в ГПУ (Гос. Полит. Упр.), затем в ОГПУ (объединенное ГПУ). Тогда же в Уголовном Кодексе РСФСР появляется «политическая» 58-я статья. Впоследствии к ней добавились «литерные» статьи. Они обозначались аббревиатурами: ПШ (подозрение в шпионаже); НШ (недоказанный шпионаж); СВПШ (связи, ведущие к подозрению в шпионаже); ЧСИР (член семьи изменника Родины) и другие. Так, стоит вспомнить Акмолинский лагерь жён изменников Родины (А. Л. Ж. И. Р.), название которого связано с составом заключённых: значительная их часть была репрессирована как «ЧСИРы».

Ф.Р.719, Оп.1, Д.№6. Л.565. Выписки из протоколов и постановлений райисполкомов.

Еще в 1919 году ВЧК учредила ряд принудительных трудовых лагерей в Архангельской губернии: в Пертоминске, Холмогорах и рядом с Архангельском. В 1923 году их реорганизовали в единый лагерь – Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН, «Соловки?»). Таким образом, первые лагеря появились задолго до официального оформления ГУЛАГа.

В 1920-х годах репрессивная политика СССР получает дальнейшее развитие. В 1928 году проходит громкий процесс по Шахтинскому делу (официально «Дело об экономической контрреволюции в Донбассе»): суд над группой инженеров и техников, обвиненных во вредительстве. Если до этого речь шла о внутриполитической борьбе, то данный процесс был направлен скорее на оправдание неудач в индустриализации, когда во всех ошибках и поломках, часто случавшиеся из-за бесконечного ускорения производства и завышения планов сверху, обвинили «старых спецов» – представителей дореволюционной технической интеллигенции. После этого процесса на местах прошла волна обвинений во вредительстве, затронувшая и Прикамье. 

Ф. Р. 1195, Оп. 2, Д. № 4. Л.20. Выписки из приказов НК водного транспорта, докладной записки и переписка с Главным прокурором СССР.

В конце 1930 года происходил другой крупный процесс, который также имел печальные последствия для местных специалистов, т.н. Дело Промпартии («Союз инженерных организаций», «Промышленная партия»). В ходе следствия заявлялось, что эта организация в 1925–1930 годах занималась вредительством в различных отраслях промышленности и на транспорте. Показательно в этом плане дело Галкина Н.Т. Галкин Николай Тимофеевич был инженером и начальником Теплотехнической группы механико-судовой службы (МСС) Камского пароходства. В 1934 году был впервые арестован по ст.58-7 за то, что он якобы «вел подрывную работу на транспорте, направленную на разрушение флота и его котлового хозяйства» [Ф. Р. 1195, Оп. 4, Д. № 1. Л.1]. В тот раз Н.Т. Галкин сумел избежать тюрьмы, поскольку за него вступился начальник МСС Югов, который сумел достать заключение специалистов, оправдывающее Николая Тимофеевича, позже Югова обвинили в троцкизме. В 1937 году дело Н.Т. Галкина возбудили вновь. 

Помощник Прокурора Вятского участка И.С. Футерман получил строгий выговор за «притупление политической бдительности», в частности из-за того, что он воздержался при голосовании за исключение из партии бывшего начальника МСС Вятского пароходства Волосникова. 

Ф. Р. 1195, Оп. 2, Д. № 4. Л.116. Выписки из приказов НК водного транспорта, докладной записки и переписка с Главным прокурором СССР.

В 1930-х гг. развёртывается процесс раскулачивания. Хозяйства, использующие наемный труд, машины с механическим приводом, а также занимающиеся торговлей, признавались «кулацкими» и мешающими коллективизации. 18 января в «Правде» публикуют статью И.В. Сталина «Ликвидация кулачества как класса». В итоге за один 1930-й год в лагеря попали 114 тысяч «кулаков», и было расстреляно около 20 тысяч человек.

Большинство подверглось конфискации имущества и ссылке, так, например, в 1933 году было выселено примерно 279 тыс. человек. Стоит отметить, что выселение раскулаченных проводилось в первую очередь на Урал, а затем в Сибирь. Спецпоселенцы из-за отсутствия жилья долго жили в бараках переселенческих пунктов, нередки были случаи вспышек заболеваний и даже голодной смерти из-за отсутствия провианта. К февралю 1932 года на Урале насчитывалось около 500 тыс. спецпереселенцев, которые были закреплены за леспромхозами, предприятиями разных отраслей промышленности. Труд спецпоселенцев использовали Уралуголь, Магнитострой, Востокоруды, Пермьтранслес, Уралмашстрой, Химстрой, Уралсоль и другие предприятия. 

Ф. Р. 719, Оп. 1, Д. № 8. Л.41-42. Выписки из протоколов, райисполкомов, протоколы допросов, анкеты и характеристики на кулаков.

В августе 1932 года по инициативе И.В. Сталина было принято Постановление «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», более известное как «Закон о трёх колосках» или «Указ 7-8». По нему за хищение колхозного и кооперативного имущества предусматривался расстрел, который при смягчающих обстоятельствах мог быть заменён на лишение свободы на срок не менее 10 лет. Интересно, что в июле 1936 года генпрокурор СССР А. Я. Вышинский подготовил докладную записку с пугающей статисткой: прокуратура СССР проверила 115 тысяч приговоров, вынесенных по "указу «7-8», и более чем в 91 тыс. случаев применение этого указа было признано неправильным. На основании этих проверок Вышинский в 1936 году предлагал реабилитировать 37 тысяч незаконно расстрелянных. Стоит отметить, что 7 апреля 1935 года также было принято постановление номер 3/598, по которому к высшей мере наказания могли приговорить детей с возраста в 12 лет.

В 1934 году при реорганизации органов госбезопасности. ОГПУ появляется НКВД, и как его структурная часть – ГУЛАГ (ГУЛ и ТП – гос. упр. лагерей и трудовых поселений). В декабре 1934 года происходит убийство члена Политбюро С.М. Кирова, которое И.В. Сталин использовал как повод для окончательной расправы с бывшими политическими противниками. Помимо этого, идеологической основой для Большого террора 1937 – 1938 годов послужила разработанная Сталиным доктрина «усиления классовой борьбы по мере завершения строительства социализма», впервые высказанная им на пленуме ЦК ВКП(б) 9 июля 1928 года.

При расследовании дела об убийстве Кирова И.В. Сталин приказал разрабатывать «зиновьевский след», обвинив в нем Г. Е. Зиновьева, Л. Б. Каменева и их сторонников. Начались аресты бывших сторонников зиновьевской оппозиции, и вскоре были арестованы сами Каменев и Зиновьев. 28-29 декабря 14 человек, непосредственно обвинённых в организации убийства, были приговорены к расстрелу. Это был первый из так называемых «Московских процессов». Всего в период 1936 – 1938 годов состоялись три больших открытых процесса над бывшими высшими функционерами компартии: дело «Троцкистско-Зиновьевского Террористического Центра»; дело «Параллельного антисоветского троцкистского центра» и дело «Право-троцкистского блока», в ходе которого был казнен Генрих Ягода – организатор первого московского процесса.

«Московские процессы» вызвали по всей стране волну общих собраний, посвященных приговору троцкистов-зиновьевцев. Колхозы, цеха, больницы – на каждом собрании люди одобряли приговор. Практически во всех газетах того времени можно было видеть заметки и письма читателей, прославлявших «справедливый приговор». Вот, к примеру, выдержки из «Пионерской Правды»: «К стенке право-троцкистских гадов! С священной ненавистью относятся к ним все советские люди. Жестоко ненавидим их и мы, дети Советской страны, потому что знаем, что это сборище гитлеровских наемников собиралось отнять у нас счастливую жизнь и всех нас навеки сделать рабами фашистов» [Пионерская Правда, 14 марта 1938 г., №36].

В Государственном архиве Пермского края хранятся «Протоколы общих собраний граждан по обсуждению приговора Верховного суда СССР по делу троцкистко-зиновьевской группы». Так, в протоколе общего собрания сотрудников Павловской больницы Очерского райисполкома значится: «<…> мы, медработники Павловской больницы вместе со всеми трудящимися нашего Союза кипели негодованием и злобой против мерзких деяний этой банды зиновьевцев и троцкистов <…> Мы выражаем полное одобрение тому приговору, который наш пролетарский Суд вынес злодеям и радуемся уничтожению этих врагов народа» [Ф. Р. 1243, Оп. 1, Д. №60, Л.4].

В июне 1937 состоялся суд над группой высших офицеров РККА, так называемое «Дело антисоветской троцкистской военной организации» или «дело Тухачевского». В сухопутных войсках были сняты с должностей и арестованы 27 командиров корпусов, 96 командиров дивизий, 184 командира полка. В общей сложности в предвоенные годы было репрессировано около 600 лиц высшего начальствующего состава. В результате к началу Великой Отечественной войны только 7% командиров Красной Армии имели высшее военное образование, а 37% не прошли полного курса обучения даже в средних военно-учебных заведениях. Состояние командного состава того времени усугубилось еще и тем, что большинство репрессированных военачальников имели значительный боевой опыт гражданской войны, участия в войнах в Испании, в Китае, в советско-японских вооруженных конфликтах. Многие из них хорошо знали немецкую военную организацию и военное искусство. Заменившие же их командные кадры такими знаниями не обладали.

31 июля 1937 г. вышел приказ НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», приведший к самым массовым расстрелам. Для его исполнения были созданы так называемые тройки – органы административной (внесудебной) репрессии при управлениях НКВД СССР. Тройки рассматривали дела в отсутствие обвиняемых, десятки дел на каждом заседании. В среднем за рабочий день выносилось 115-120 приговоров. Было две категории приговоров: первая – расстрел, вторая – заключение в ИТЛ (Исправительно-трудовой лагерь) на срок 8-10 лет, а в особых случаях в тюрьму на тот же срок. Большая часть приговоров – смертные. Только на одном Бутовском полигоне (место массовых казней и захоронений жертв репрессий) были расстреляны десятки тысяч человек. Поимённо известны 20 тысяч 761 человек, расстрелянных в августе 1937 – октябре 1938 годов.

Для того, чтобы выполнить и перевыполнить установленные планы по репрессиям, органы НКВД арестовывали и передавали на рассмотрение троек дела людей самых разных профессий и социального происхождения. А так как всем этим арестам надо было придать какую-то видимость законности, то сотрудники НКВД стали выдумывать повсеместно всякого рода повстанческие, право-троцкистские, шпионско-террористические, диверсионно-вредительские и тому подобные организации, «центры», «блоки» и просто группы. Не случайно именно в 1937 году пытки к арестованным были разрешены официально с санкции ЦК ВКП(б).

Тюрьмы были переполнены. Роза Григорьевна Дмитриева, арестованная в 1937 году, в своих воспоминаниях писала: «Камера, которая была рассчитана человек на 25-30, к моему приходу вмещала человек 250 женщин» [Архив общества «Мемориал». / Ф. 2. Оп. 2. Д. 27. Л.266]. Михаил Леонтьевич Шангин в 1937 году сидел в камере Челябинского централа. Это была подвальная комната, рассчитанная на тридцать коек, во время пребывания М.Л. Шангина в ней находилось 286 узников [Шангин М.В. Тюрьмы. М.: Новый ключ, 1999. С. 391].

С началом ВОВ репрессии не закончились, к ним также прибавились депортации народов, высланных под предлогом сотрудничества с немецкими оккупантами: август 1941 – декабрь 1942 г. – немцы Поволжья. Выслано 1,2 млн. человек; ноябрь 1943 – июнь 1944 г. – чеченцы, ингуши, крымские татары, карачаевцы, балкарцы, калмыки. Выслано 900 тыс.; июль – декабрь 1944 г. - греки, болгары, крымские армяне, турки-месхетинцы, курды, хемшины. Выслано 133 тыс. человек.

После окончания войны также прошел ряд крупных процессов, получивших продолжение на местах: Ленинградское дело (1949 г.); Мингрельское дело (1951-1952 гг.); Дело врачей (1952 г.); дело Еврейского антифашистского комитета (ЕАК). Население ГУЛАГа начало убывать только после смерти И.В. Сталина в 1953 году.

В 1946 близ деревни Кучино была создана Исправительно-трудовая колония («ИТК-36», впоследствии «Пермь-36»). Сначала заключенные занимались рубкой леса. В 1954 году лагерь сменил профиль и вплоть до 1972 года в нем содержались осужденные бывшие сотрудники советских правоохранительных органов. Уже в 1970-х лагерь приспособили для заключения инакомыслящих. Лагерь «Пермь-36» просуществовал до 1988 года. Он закрылся последним из российских лагерей для политзаключенных. В 1996 году на месте бывшего лагеря был открыт музей истории политических репрессий «Пермь-36».

В 1956 году на ХХ съезде КПСС Н.С. Хрущев выступил с докладом о культе личности. Участники съезда узнали о политическом «завещании» Ленина, о чистках и «незаконных методах следствия». В докладе также говорилось об ответственности Сталина за депортацию кавказских народов. Однако полное переосмысление репрессивной политики государства произошло не сразу.

С октября 1956 года происходит постепенное переформирование исправительно-трудовых лагерей в колонии. ГУЛАГ был расформирован в соответствии с приказом МВД СССР от 25 января 1960 года. Однако репрессии не закончились – они лишь стали менее кровавыми и массовыми. Люди альтернативных политических взглядов («диссиденты») продолжали подвергаться преследованиям со стороны Советской власти вплоть до конца 80-х годов. Для борьбы с диссидентами в КГБ был создан 5 отдел. Уголовная ответственность за антисоветскую агитацию и пропаганду была отменена только в сентябре 1989 года.

В 1965 году проходит судебный процесс против писателей Андрея Синявского и Юлия Даниэля, опубликовавших на западе цикл литературных произведений, в которых так или иначе критиковалась советскую власть. Процесс над ними затянулся, но в феврале 1966 года их осудили на 7 лет по 70 статье Уголовного кодекса СССР «О пропаганде в целях подрыва Советской власти».

В апреле 1969 года появляется сеть специальных психиатрических больниц, подчиненных КГБ и МВД. Так появляется новая форма репрессий – признание человека душевнобольным. Научное основание новому виду заключения дал академик АН СССР А.В. Снежневский, введший в научную психиатрию термин «вялотекущая шизофрения». Такой диагноз можно было поставить любому человеку. Его использовали как основание для ареста. Этот вид заключения был выгоден, поскольку срок заключения не оговаривался и заканчивался лишь с разрешения КГБ, к тому же само «лечение» можно было использовать и как пытку, и как средство к ликвидации мозговой деятельности у больного.

В 1979 году был арестован и отправлен в ссылку академик А.Д. Сахаров. После этого в Москве и других крупных городах СССР начались аресты видных деятелей диссидентского движения, большинство из которых в дальнейшем были осуждены.

Таким образом, политические репрессии, начавшиеся при В.И. Ленине, продолжались и в послесталинское время, а последние политзаключенные были выпущены на свободу лишь в 1991 году.

После смерти И.В. Сталина до середины 1960-х прошла первая волна процесса реабилитации жертв террора 1930-1940-х годов. Затем процесс реабилитации фактически прекратился и возобновился с новой силой только в 1988 году.

В 1989 году возникает общественная организация «Мемориал». В ее создании принимали участие и бывшие политзаключенные сталинского времени, и правозащитники брежневской эпохи, часть из которых также прошла лагеря. В 1989-1990 годах при помощи КГБ или общественными усилиями было обнаружено множество мест массовых захоронений расстрелянных (информация о них в течение всех лет советской власти тщательно скрывалась). Во многих городах были поставлены памятные знаки (закладные камни или кресты), воспринимавшиеся тогда как временные, но так и оставшиеся постоянными.

Еще 30 октября 1974 года по инициативе узников мордовских и пермских лагерей этот день был впервые отмечен как «День политзаключённого» совместной голодовкой и выдвижением ряда требований. А в октябре 1991 года было принято Постановление Верховного Совета РСФСР «Об установлении Дня памяти жертв политических репрессий», после которого 30 октября стало официально признанным днём памяти. На Лубянской площади в Москве был установлен Соловецкий мемориальный камень, привезенный с Соловков в память о погибших в годы политических репрессий.

Представленные документы:

1.Выписки из протоколов и постановлений райисполкомов.// ГАПК. Ф.Р.719, Оп.1, Д.№6. Л.565.

2.Выписки из приказов НК водного транспорта, докладной записки и переписка с Главным прокурором СССР. // ГАПК. Ф. Р. 1195, Оп. 2, Д. № 4. Л.20.

3.Наблюдательное производство по обвинению инженера Механико-Судовой службы Камского пароходства Галкина Н.Т. и др. // ГАПК. Ф. Р. 1195, Оп. 4, Д. № 1. Л.205. 

4.Выписки из приказов НК водного транспорта, докладной записки и переписка с Главным прокурором СССР. // ГАПК. Ф. Р. 1195, Оп. 2, Д. № 4. Л.116.

5.Выписки из протоколов, райисполкомов, протоколы допросов, анкеты и характеристики на кулаков. // ГАПК. Ф. Р. 719, Оп. 1, Д. № 8. Л.41-42. 

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Вестник «Мемориала». Октябрь 2018
| Табличка, в которой отражается «сегодня». 20 ноября в Музее архитектуры открывается экспозиция, посвященная пятилетию проекта «Последний адрес»
| О дискуссии вокруг Стены памяти в Коммунарке
По местам спецпоселений и лагерей ГУЛАГа
Чтобы помнили: трудармия, лесные лагеря, Усольлаг
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
| Факт ареста отца марает мою биографию
| Невиновен, но осужден и расстрелян
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus