Дорога смерти. Что осталось от сталинской Трансполярной магистрали


Автор: Эймос Чаппл

Источник

09.10.2018

Трансполярная магистраль – современное название недостроенной железной дороги "Чум – Салехард – Игарка", на которой трудились в 1947-1953 годах заключенные ГУЛАГа. Это один из самых трагических проектов сталинской репрессивной машины.

Власти СССР задумали Великий Северный железнодорожный путь еще в 1928 году. По проекту дорога должна была проходить от берегов Баренцева моря восточнее Архангельска до побережья Охотского моря и до Чукотки.

Строительство началось в 1947 году. На сооружении дороги одновременно работали до 80 тысяч человек.

Развалившийся железнодорожный мост в сибирской глуши.

Однако в 1953 году после смерти Сталина состоялась массовая амнистия заключенных. В том числе получили свободу те, кто работал на строительстве магистрали. Работы приостановили, а позже железную дорогу просто забросили. Сегодня остатки рельсов и строений постепенно уходят в топь в безлюдной российской арктической зоне.

Камера-карцер, куда помещали "провинившихся" заключенных.

Сторожевая лагерная вышка в осеннем лесу.

Остатки рельсов Трансполярной магистрали.

Сооружение дороги с 1947-го по 1953 год шло в тяжелейших условиях: на стройке не было даже элементарных удобств, целый день работать приходилось зимой – на арктическом холоде, а летом – в болотной сырости, среди бесчисленного гнуса. И вольнонаемные рабочие, и заключенные долгое время жили не в бараках, а в полуземлянках и землянках, которые сами же рыли, или в палатках, которые отапливались железными печками.

Многие из десятков тысяч заключенных, отправленных на стройку, были "политическими" – получившими срок за "антисоветские действия".

Железная дорога, согласно официальным сообщениям, должна была соединить арктические воды СССР с западной железнодорожной сетью. Но истинные мотивы стройки железной дороги посреди арктических болот до сих пор неизвестны. По одной из версий, Сталин, напуганный появлением нацистских подводных лодок в Арктике во время Второй мировой войны, хотел проложить железную дорогу к будущему порту. По другой – он хотел соединить северные никелевые шахты с заводами в западной части СССР.

Однако уже через несколько дней после смерти Сталина проект был закрыт. С каждым годом остатки строений все глубже уходят в землю под тяжестью снега и летнего солнца, которое превращает промерзшую почву в болота.

Сегодня до остатков дороги и лагерных построек можно добраться только в зимние месяцы, когда почва промерзает.

Летом по этим болотистым местам могут проехать только специализированные транспортные средства, как вездеход ТРЭКОЛ с бескамерными шинами со сверхнизким давлением:

Охотник, который знает каждую тропинку между Салехардом и Надымом, показывает остатки нескольких лагерей:

Колючая проволока натянута по периметру лагеря.

Внутри – остатки нар, на которых когда-то спали заключенные. На окнах решетки.

Лагерная миска. Те, кому удалось выжить в этом лагере, вспоминают, что дневной рацион состоял из 900 грамм хлеба в день, проса и супа-бурды.

Рыболовная сеть в развалившемся бараке.

ШИЗО – штрафной изолятор – с обшитой металлом дверью. Александр Сновский, выживший на стройке "дороги смерти", вспоминает, что провинившиеся получали по 200 грамм хлеба в день и кружку горячей воды.

Наряду с политическими заключенными в лагере находились и уголовники. Они издевались над политическими, вспоминают очевидцы.

Еще один выживший, Василий Басовский, вспоминает, что бежать оттуда было невозможно: "Бежать-то некуда! Комар, мошка и заградпосты. Куда бежать?!... За побег жестоко наказывали: поймают, разденут и голого привяжут, пока гнус до смерти не заест. Выдерживали только часа два-три".

Самое сложное было пережить зиму. Температура зимой в этих краях часто опускается до минус 40ºС.

Женщины и мужчины в лагере жили в отдельных бараках. Сновский рассказывает, что мужчины иногда тайком бросали письма в женское отделение. Но была и более специфическая "контрабанда".

"Мы кидали из мужской части лагеря в женскую бутылочки с "жидкостью", с помощью которой женщины надеялись забеременеть и освободиться от рабского труда".

Рядом с лагерем – один из сотен деревянных мостов, построенных над трясиной.

Рельс, отлитый на Демидовских заводах незадолго до того, как к власти в 1917 году пришли большевики. Большую часть использованных на стройке рельсов позже собрали и вывезли: ценная демидовская сталь пошла в переплавку на "Норильском никеле".

Большинство инженеров на стройке были вольнонаемными. Но тяжелый труд выполняли только заключенные.

Некоторые из строений сохранились, как, например, этот деревянный дом. Когда-то в нем, вероятно, жила охрана лагеря, а сегодня его поддерживают и используют охотники.

Внутри – печка-мазанка с чугунной печкой-плитой на угле и звездой сталинских времен. В осенние вечера она неплохо отапливает дом.

Но большая часть железной дороги, как и этот указатель, превращается в руины.

Банка из-под тушенки. Местный житель, увидев эту фотографию, немедленно предложил выложить банку на eBay.

В самом большом музее в расположенном неподалеку Салехарде корреспонденту Радио Свобода сказали, что постоянной экспозиции, посвященной "дороге смерти", в городе нет. Однако сотрудники музея показали некоторые принадлежавшие заключенным предметы, которые хранятся в запасниках. Эта сшитая из клочков ткани маска спасала зимой от обморожения.

В Салехарде стоит памятник погибшим на строительстве "дороги смерти". Подсчитать, сколько их умерло с 1947 по 1953 годы на стройке, теперь уже практически невозможно. Но жившая неподалеку от лагеря Мария Еремеева пишет: "Больница, где лечили заключенных, а также клуб были огорожены колючей проволокой. Рядом находилось озеро. Вот здесь и находилось кладбище для заключенных. Оно тянулось чуть ли не до самой тайги. На могилы им кресты не ставили, только небольшие колышки с лагерными номерами".

 
Для выжившего в лагере Александра Сновского (сейчас он с женой живет рядом с Санкт-Петербургом) самая большая трагедия состоит в том, что строительство дороги так ни к чему и не привело: "Десятки тысяч загубленных жизней зазря. Для меня самое грустное то, что все это было впустую".
 
Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| "Дай списать, фашистка"
| Мемориальские хроники. 29 выпуск.
| Резолюции 10-й отчетно-перевыборной Конференции общества Мемориал
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
Карта мемориалов жертвам политических репрессий в Прикамье
Ширинкин А.В. Мы твои сыновья, Россия. Хроника политических репрессий и раскулачивания на территории Оханского района в 1918-1943гг.
| Я родился в «сорочке»
| Любила его всей душой
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus