«Я не терплю радикальных заявлений — они нас разрывают». Правила жизни правозащитника Игоря Сажина


Источник

21.08.2018

Члену правления международного историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества«Мемориал» и члену наблюдательного совета интернет-журнала «7x7» правозащитнику и историку Игорю Сажину 20 августа исполнилось 55 лет. «7x7» публикует его правила жизни, собранные из интервью, выступлений и записей в блоге.

Правозащитник Игорь Сажин

— Если мы будем верить, что люди сами по себе станут хорошими, то ничего не изменится.

— Покаяние всегда положительно влияет на людей. Пусть даже вымученное. Человек должен покаяться, признать свои ошибки. Может быть, для него это будет моральным стимулом, когда человек подумает, что он не хотел бы опять оказаться в этой дурной ситуации, слать письма с извинениями, которые будут предаваться публичности.

— Я всегда с большим уважением отношусь к тем людям, которые что-то делают лучше меня. Это всегда будет так.

— Мы должны научиться жить в нашей стране и друг с другом спорить. И при этом сохранять некое единство и в некоем единстве сосуществовать. Почему я не терплю радикальных заявлений, — потому что это то, что нас разрывает. Вот, снять этого! Этого — в тюрьму! Этого — в лагеря! Стоп, ребята. Вы собираетесь эту страну разорвать на части? Или вы собираетесь сосуществовать, как бы вы ни дискутировали? Вот для меня более важный момент — это сосуществование.

— Один из самых сложных вызовов в правозащите — это приучить себя к довольно долгой, нудной и бесполезной работе. Второй вызов для меня — нам очень долго придется завоевывать доверие общества.

— Все-таки правозащитники занимаются очень правильным делом. Они пытаются в местах, где власть скатывается к обыкновенной уголовщине, все вернуть в законное русло. И не важно, по отношению к кому творится беззаконие, не важно, кто плох, а кто хорош — все должно оставаться в законном русле, в нормах права.

— Я с любым человеком готов общаться. Просто у меня есть определенные ценности, которые я не переступлю. Но общаться я готов с любым человеком. Как бы мне тяжело ни было, я готов разговаривать. Вопрос в другом — есть ли тема для разговора? Есть ли те точки, по которым мы можем договориться и на которых мы можем сойтись?

— Надо никогда не забывать, что все зло делают люди и они убеждены в истинности своих действий и в направленности на добро своих действий. Добро влечет людей к поступкам, добро толкает людей на решительные шаги. Да, в основе отрешенности и решительности стоит именно добро, но подслеповатость делающих добро обращает каждый шаг к добру в чистое зло.

— Все, что нам пытаются продать политики (ученые), — это слабо проглядывающее достоверное сквозь пелену мифа, потому что полностью достоверное не может продать ни один человек.

— Безответственное поведение большинства — это одна из основных проблем современной России. Мы медленно выходим из рабства.  Ответственность — это про медленно, очень медленно, поколение за поколением.

— Все говорят о справедливости или несправедливости, которая присутствует в мире. Вообще-то, государства и сообщества не измеряются тем объемом справедливости, который есть в этом сообществе. Если много несправедливости, это начинает раскалывать общество. Если уровень несправедливости снижается, люди начинают смиряться с проблемами и доверять друг другу.

— Мораль не приносит сиюминутных плодов. Мораль и рациональность стоят на разных полюсах. 

— У кого нет прошлого, у того нет будущего. Для меня это жесткое правило, может быть, именно поэтому я занялся историей, потому что прошлое меня всегда интересовало чуть больше, чем будущее. 

Игорь Сажин проводит экскурсию в рамках проекта «Пешком по Усть-Сысольску»

— Когда сегодня люди выкрикивают, что им нужен порядок, они кричат о том, что им надоело принимать решение, что они хотят, чтобы кто-то за них принимал решения. Разговор про порядок — это разговор про комфорт внутри культуры зависимости.

— У нас сложился империализм: власть практически срослась с крупным бизнесом. А сложившаяся ситуация тем и объясняется, что мы выпустили из рук контроль над властью. Бизнес, напротив, все это собрал под себя. Но если в развитых странах на это может оказывать влияние мощный средний класс, то у нас он еще не настолько развит.

— Культуру диалога рождает только диалог. Все, что происходит сейчас по разгону митингов, собраний и т. п. — это формирование бездоговорных отношений. Это не молодежь вчера гоняли по улицам омоновцы, это следующее поколение отучивали договариваться, это молодежь выталкивали к привыканию не интересоваться мнением оппонирующей стороны. Это самое не стабилизирующее поведение власти. 

Игорь Сажин на Сыктывкарском баркемпе в 2018 году

— Пока наши отношения с коллективным сознанием и подсознанием довольно идиотские. Мы пока уверены, что личное сознание способно влиять на коллективный мозг. Мы гордо говорим о роли личности в истории, мы продолжаем ставить памятники-символы личностям, при этом не осознавая, что даже самые яркие и независимые личности выполняли лишь социальный заказ, а иначе бы они просто не были замечены.

— Вера в то, что несправедливость не коснется нас каким-то непонятным образом, живет и живет в нас. Нам должно повезти — убаюкивает нас наша голова. Кругом несправедливость, а нас-то эта несправедливость точно не коснется. Других несправедливость касается потому, что они заслужили, а мы же хорошие, и нас несправедливость не коснется — это точно. В том-то все и дело, что несправедливость — это когда ни за что. Это когда просто так, потому что сложились обстоятельства. Справедливость не связана с правильностью и неправильностью поведения. Справедливость связана с прощением. Справедливость к себе мы рождаем не определением вины и невиновности кого-то, а прощением прежде всего виновного.

— Привычка ожидания конца света — это уже какая-то обязательная часть культуры. Нам уже как-то очень скучно без того, чтобы с какого-то из каналов радио или телевидения на нас не обрушилась абсолютно верная информация о скором конце света. А у меня такое ощущение, что это такая отговорка от давно случившегося.

Конец света уже давно здесь, и мы только пытаемся убедить себя, что с нами пока ничего не случилось, но скоро случится.

То есть пока можно делать что хочешь, но скоро, скоро уже нельзя будет, потому что спросится, пока еще не пришел «он». Хотя давно уже этот ужасный и страшный, этот антихрист уже пришел. Мало того, он прочно обосновался в нашей культуре, внутри нас. Это бессовестная вера в то, что кто-то что-то за нас сделает. Придет, возьмет ответственность за нас, а мы свесим ножки — пересидим, переждем в тепле и уюте. Если вы думаете, что это особенность русской культуры, то не угадали. Это общее поветрие.

— Права Человека — это про слабого, стоящего перед сильным, перед очень сильным. Но это не про вообще слабого, стоящего перед сильным, как нам хочется подать это другим, а стоящего перед сильным по поводу очень малого объема конфликтов. Здесь требуется отбор, здесь требуется понимание узости поля под названием Права Человека. Только эта узость прощает Правам Человека все остальное. Как только мы шагаем за пределы этой узости, ценности Права Человека превращаются в орудие самоубийства концепции Прав Человека. Права человека — это не про наше тело, нашу душу и наших близких? Да, именно. Права человека — это про тело, души и близких, но не наших, а самых отвратительных слабых перед вздыбленностью самых сильных, желающих ценности свести к интересам. Нам этот путь еще идти, идти и идти... Всем нам, всему человечеству. Мы еще десятки раз потеряем Права Человека в этом длинном походе.

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Табличка, в которой отражается «сегодня». 20 ноября в Музее архитектуры открывается экспозиция, посвященная пятилетию проекта «Последний адрес»
| О дискуссии вокруг Стены памяти в Коммунарке
| Кто и зачем ставит памятники Сталину в России
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
Карта мемориалов жертвам политических репрессий в Прикамье
Что отмечено на Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
| Оправдать свое существование на земле
| Мудрец
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus