Арсений Рогинский: «Уберите Сталина из нашей жизни, тогда воровство и бардак исчезнут сами собой»


Источник

20.06.2018

Историк, председатель правления международного общества «Мемориал» Аресений Рогинский (1946-2017) о том, какой след в общественном сознании оставил Большой террор. Интервью опубликовано в газете "Ведомости" в феврале 2012 года.

— А школа пытается что-то делать для того, чтобы дети знали правду о Большом терроре?

— Да не знают учителя, как это все преподавать! Дело даже не в том, что в наших учебниках что-то не то написано. Хорошие учителя все же черпают информацию не из учебников. А как преподавать солженицынский «Архипелаг», который теперь вошел в школьную программу? Это же особый мир, особый язык, особая проблематика. Нужны методические пособия для учителей, нужны экскурсионные разработки — ничего этого нет.

— В России «инициатива снизу» часто эффективнее государственной.

— Да, но одними общественными инициативами не обойтись. Например, надо разыскивать места массовых захоронений жертв террора, создавать там мемориальные кладбища. Но для поиска надо, чтобы ФСБ и МВД открыли свои архивы — а кто их заставит? Но, допустим, обошлись без них: сами определили место, сами, с личного разрешения губернатора, на частные деньги, установили памятный знак. И что дальше? Прошли годы, энтузиасты разбрелись, губернатора сняли, поле порезали на дачные участки. Чтобы такого не происходило, необходим особый статус, такой, как у воинских захоронений, — а для этого опять же нужны законы.

— То, о чем вы говорите, требует немалых бюджетных денег. Вам скажут, что лучше тратить на живых, чем на мертвых.

— Эти бюджетные деньги просто ничтожны по сравнению с теми огромными и зачастую бессмысленными тратами, примеры которых мы видим каждый день. Адекватная память, на которой воспитывается сознание свободного человека, — разве это не стоит бюджетных трат, не таких уж и больших?

— Многие считают этот тезис — и вообще разговоры о десталинизации — демагогией. Они говорят: «Уберите воровство и бардак из нашей жизни, тогда имя Сталина исчезнет само собой».

— А я скажу: уберите Сталина из нашей жизни, тогда воровство и бардак исчезнут сами собой. А если всерьез — опыт нашей истории показывает: невозможно работать и жить дальше, не назвав преступление преступлением. Ведь что такое сегодня наша память о терроре? Это память о жертвах, но не о преступлениях. Такой национальный консенсус: людей жалко, особенно земляков и родных. Кто же с этим спорит? Вот и Путин ездил на Бутовский полигон, ужасался числу жертв, и сменщик его сказал, что память о трагедиях должна быть так же священна, как память о победах, — кстати, очень правильное заявление. Но мало вот так по-человечески жалеть убитых и замученных. Давайте, в конце концов, попытаемся разобраться, кто это сделал и зачем. Пока мы не поставим вопрос именно так, у нас будет ущербная, однобокая память. Мы так и останемся добровольцами, которые ухаживают за чьими-то забытыми могилами. Благородное дело, но оно ни на йоту не приближает нас к пониманию истории.

— Вы предлагаете всех поделить на палачей и жертв?

— У нас был один палач — государство. И не какое-нибудь, а вполне конкретное, наше, советское. То самое, которое мы сегодня всеми силами приукрашиваем и идеализируем. Дело не в личных качествах Сталина и его приближенных, стоявших у власти. Сама эта власть была устроена таким образом, что без террора она не могла эффективно решить почти ни одной из своих насущных задач. Государственное насилие в советский период никогда не прекращалось; просто в какие-то годы речь шла о сотнях жертв, а в какие-то — о сотнях тысяч. Эта государственная система была преступной изначально. Вот эту истину и общественному сознанию, и, конечно же, власти чрезвычайно трудно признать. Но только тогда, когда мы дадим официальную правовую оценку этим системным преступлениям, тень Сталина окончательно оставит нас в покое.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Газета «30 октября». Выпуск № 144. 2018 г.
| Мемориальские хроники. 24 выпуск.
| Архив разобрали по статьям обвинения
Из истории строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината и Вишерского лагеря
Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)
Без вины виноватые
| Отца забрали в 1936-м…
| Добрых людей больше
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus