Не зарастает дорога к Мемориалу скорби


Автор: Ирина Кизилова

Фото: Татьяна Черепанова, Нина Фрейман

20.05.2018

17 мая Пермское краевое отделение общества «Мемориал» помогло большой группе пермяков совершить традиционную поездку на 12-й километр Московского шоссе вблизи Екатеринбурга, где покоятся останки более двух десятков тысяч расстрелянных уральцев, жертв «Большого террора» 1937 – 1938 годов.

Часы просвещения

И вот наступило утро 17 мая. У здания краевой администрации три автобуса поджидают народ. Ровно в 8 часов отъезжаем. В каждом автобусе сопровождающий экскурсовод – это молодые научные сотрудники  пермского «Мемориала»  Иван Васильев, Дмитрий Окунцев, Александр Чернышов. Они взяли с собой мемориальские  видеофильмы на дисках, чтобы показывать в дороге,  и собственные знания об истории сталинских репрессий. Впереди долгая пятичасовая дорога. Она конечно утомительна не только для пожилых людей, которых в автобусах большинство, но и для среднего возраста, да и для молодых, которых тоже не мало.  

 Я попадаю в автобус, где экскурсовод Иван Васильев. Рядом со мной сидит журналистка Татьяна Черепанова. Она отправляется на 12 километр первый раз. Едет, хотя никто из ее близких не погиб в годы репрессий.  И не по заданию какого-нибудь СМИ. Она едет, потому что ее муж Михаил Черепанов долгие годы был сотрудником пермского «Мемориала» и каждый май сопровждал пожилых людей на екатеринбургский мемориал скорби.

- Миши нет уже полтора года, - говорит Татьяна. – И теперь на 12-й километр буду ездить я.

Иван Васильев, представившись, предлагает пассажирам сначала… немного просто отдохнуть часок или даже подремать, кто хочет. Все охотно принимают предложение, ведь многие добирались к зданию краевой администрации из  далеких окраин города – с Гайвы, из Закамска, с Паркового, а кто-то и из других городов – Краснокамска, Кунгура, Суксуна, Лысьвы… Им-то пришлось вообще не спать ночь.

Когда все немного отдохнули, Иван взялся за дело. Он рассказал много важного из истории досталинских и сталинских репрессий,  и о том, что и как делает пермский «Мемориал», чтобы не исчезла память о черных страницах истории нашей страны, о людях, которые пали невинными жертвами кровожадного молоха, о том, как «Мемориал» работает не только с пожилыми, но и с молодежью.  Многие  из сидящих в автобусе, возможно, впервые услышали о нашей шестнадцатитомной Книге памяти. Об интерактивной карте ГУЛАГа. О наших выставках, которые научные сотрудники презентуют в разных городах и весях не только Пермского края, но и близлежащих областей и республик: «Папины письма», «Не забудьте нас», «Прикамье-репрессии»…  О наших волонтерских лагерях и социальной волонтерской службе. Об акции «Чистые окна», которая проводится ежегодно для одиноких репрессированных бабушек и дедушек. И еще о многом-многом другом.

А с авторами видеофильма «Белая линия», снятом по сценарию известного пермского краеведа Владимира Гладышева, сидящие в автобусе как бы заново прошли по улицам Перми, открывая для себя неведомую им ранее историю знакомых зданий – СИЗО №1, театра кукол, в котором в годы «большого террора» располагалась  тюрьма №2, гостиницы «Центральная» (из нее пермские чекисты выкрали  и расстреляли брата последнего  царя Николая второго –  великого князя Михаила Романова), пермского «дома чекистов», судьбы жителей которого схожи с трагическими судьбами  обитателей московского «дома на набережной», описанной в одноименном романе Юрия Трифонова…

Рассказал Иван и о Мемориальном комплексе на 12-м километре. О том, как экскаваторщик, расчищая лесную поляну для  площадки под тир, случайно обнаружил секретное захоронение огромного количества людей. Чекисты заставили его держать это в тайне более двадцати лет. Но в конце 80-х тайна открылась, появились публикации в СМИ. И на месте братской могилы, в которой покоятся более двадцати тысяч жертв сталинских репрессий, начал стихийно создаваться народный мемориал: родственники расстрелянных прикрепляли к деревьям портреты своих погибших дедов, отцов, матерей, братьев, сестер…Мне довелось побывать на том мемориале, ощутить особое непередаваемое чувство печали. В начале 90-х началось создание монументального мемориала.

Пермяки, ехавшие в двух других автобусах, почерпнули эту важную для себя информацию от  экскурсоводов  Дмитрия и Александра. Дорога к Мемориалу скорби, как и в прошлые поездки, стала дорогой просвещения.

Вечная память!

На 12-м километре пермяков радушно встречают руководитель Уральского Мемориала Анна Пастухова и активисты этой организации. Короткий митинг, на котором звучат речи не чиновников, а простых искренне скорбящих людей.  Возложение венков и цветов  к подножию большого мемориального креста, к памятнику «Маска скорби», созданного знаменитым скульптором Эрнстом Неизвестным, уроженцем Екатеринбурга, по просьбе уральских «мемориальцев» еще в начале 90-х, но установленного на 12-м километре только в прошлом году.  Интересно, что одно лицо памятника смотрит в Европу, другое в Азию, а вместо слез из глаз катятся человеческие головы.

Затем пермяки расходятся по пространству мемориального комплекса. Кто приехал на это  скорбное место не первый раз  быстро находит плиту с дорогим ему именем погибшего родственника. А тем, кто оказался на  мемориале  скорби впервые, не так-то просто сориентироваться среди десятков тысяч имен, тем более, что не все они расположены в алфавитном порядке, как задумывали создатели мемориала. Потому что сначала из архивов ФСБ были получены списки 18 тысяч расстрелянных и захороненных здесь. Затем выявлялись новые имена, они появлялись на новых плитах. Теперь известно  более двадцати тысяч имен.  Среди них почти семь с  половиной тысяч пермяков.  Этот скорбный список продолжает пополняться. Алфавитный порядок нарушился.

И пермяки в этот приезд еще добавили 45 фамилий – это офицеры царской армии, выжившие в первую мировую войну, но погибшие от большевистских репрессий. Пластиковую табличку с этими именами привез  внук одного из них Александр Муратов. Её укрепили на дереве.

Пермяк Исаак Фрейман приехал на 12-й километр впервые, а его жена Нина была здесь уже в прошлогоднем мае и поэтому сейчас быстро нашла  плиту  с фамилиями родственников Исаака, расстрелянными в 1938 году – семидесятитрехлетним дедушкой А.Т. Кобзе и тридцатитрехлетним дядей Г.А. Кобзе. Рядом с их фамилиями Фрейманы прикрепили красные гвоздики.

А сколько еще среди нас, живущих сегодня,  тех, кто не знает, где упокоился его репрессированный предок. Но это не значит, что о нем забыли. Он просто пока не найден. Вечная память всем невинно пострадавшим в годы террора!

…В обратный путь пермяки увозят коробочки со священной землей и открытки с памятником  «Маски скорби», заботливо приготовленные для них екатеринбургскими «мемориальцами».

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| В Перми «зафиксировали» память
| Дочь Юрия Дмитриева едет в Сандармох. Фильм Юлии Вишневец
| «У нас тут не шариатский суд!». На процессе по делу главы чеченского «Мемориала» Оюба Титиева начали давать показания ключевые свидетели
Карта мемориалов жертвам политических репрессий в Прикамье
История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
Из истории строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината и Вишерского лагеря
| Для тебя средь детей не бывало чужих
| Во всем виновата фамилия?
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus