Татьяна Черепанова о поездке на 12-й километр


Автор: Татьяна Черепанова

Источник

20.05.2018

…Михаил Черепанов, мой муж, в мае каждого года много лет подряд ездил на 12-й километр под Екатеринбург. Говорил обычно перед поездкой:
- Я завтра со своими стариками – в Екатеринбург, на двенадцатый километр. Вернусь поздно.
Миша много лет работал в пермском «Мемориале» и относился к репрессированным и их родным – как к своим собственным родным. Впрочем, как и все без исключения сотрудники этой общественной организации.
Миши нет вот уже полтора года, и теперь на 12-й километр буду ездить я. 

 

Там, в двенадцати километрах от Екатеринбурга по Московскому тракту, находится Мемориал жертвам политических репрессий, погибших в годы Большого террора. Он открыт двадцать два года назад.
Сколько там расстрелянных – точно не знает никто. Говорят о почти восемнадцати тысячах пятистах репрессированных жителях Свердловской и Пермской областей.

 

Три автобуса отходят в восемь утра от здания краевой администрации: дорога туда займёт более пяти часов.
Вижу много добрых знакомых. Среди них – Ирина Дмитриевна Кизилова, с именем которой связаны многие проекты по альтернативной гражданской службе. С нами – и зарубежные волонтёры социальной службы «Мемориала»: Катрин, она из Германии, и Элин – из Швеции. Дорога не кажется долгой: столько важного, интересного, полезного и необходимого для нашей жизни и совести мы узнаём в пути.

 

Нам повезло - в нашем синем автобусе экскурсоводом Иван Васильев. Молодой, красивый, искренний. Знающий и размышляющий. Как же убедительно он рассказывает о сделанном пермским «Мемориалом», которому уже этой осенью исполнится тридцать лет! Многочисленные экспедиции, акции, выставки, встречи, спектакли… «Чистые окна», «По рекам памяти», «Последний адрес», «Разные войны», «Возвращение доброго имени»…
Смотрим замечательный фильм «Белая линия», идея которого принадлежит журналисту и краеведу Владимиру Гладышеву. Авторы фильма проводят нас по местам, связанным с историей сталинских репрессий в Перми. Как многого мы не знаем…
Сам мемориал – строгий, лаконичный. Многочисленные ряды плит с именами погибших, большой мемориальный крест, впечатляющие Маски скорби Эрнста Неизвестного, установленные осенью прошлого года. Европейское лицо смотрит в Азию, азиатское обращено в Европу. Море человеческого горя.

 

Короткий митинг. Руководитель екатеринбургского «Мемориала» Анна Пастухова говорит, что каждый из приехавших может получить горсточку священной земли с мемориала, проникновенные выступления родственников расстрелянных…
А я вместе с моими университетскими друзьями Анной Заварыкиной, Светланой Караваевой и Еленой Шкляевой иду к плите, на которой – имя деда Елены: Петра Фёдоровича Галанинского, расстрелянного в январе 1938 года. Елена Викторовна –учёный-химик, сотрудник Пермского классического университета. Она – дочь любимого многими преподавателя нашего филфака, недавно ушедшей Нонны Петровны Потаповой. Потрясающее интервью с нею - о жизни и судьбе - можно найти на сайте пермского «Мемориала». «Без родителей» - так оно называется.
Встречаю здесь и коллегу из Лысьвы - журналиста Ольгу Павлову. А ещё в этой поездке – жители Кунгура, Суксуна, Орды, Краснокамска…
Разные люди, разные судьбы. История - одна.

 

На обратной дороге разговариваем, делимся впечатлениями, тихонько поём песни Окуджавы. У Булата Шалвовича есть стихотворение под названием «Мой отец»:


…Его расстреляли на майском рассвете,
И вот он уже далеко.
Всё те же леса, водопады, дороги
И запах акации острый.
А кто-то ж кричал «Не убий!» одинокий…

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Памятник жертвам политических репрессий должен быть виден из любой точки города
| ГУЛАГ, стройся!
| Музей истории ГУЛАГа в Йошкар-Оле закрыт
Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
| Руки назад!
| Мама верила, что он невиновен
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus