Как актриса Карола Неер спаслась от нацистов и погибла в СССР


Источник

15.03.2018

Карола Неер (1900–1942) – немецкая актриса, любимица Бертольта Брехта и одна из самых ярких личностей своего времени. Многие, кому хоть немного знакома культурная эпоха «золотых 1920-х» Веймарской республики, где самым модным и авангардным видом искусства был театр, это имя хорошо известно. Клеопатра и Элиза Дулитл, Хайтан и Полли Пичем, Рокси Харт из «Чикаго» и Катарина из «Укрощения строптивой» – она играла главные роли в пьесах Шекспира и Шоу, Гауптмана и Ведекинда, Брехта и Клабунда. Карола Неер воплощала в себе не только образ актрисы нового экспериментального театра, но и образ современной женщины: увлекалась спортом, водила мотоцикл, пилотировала самолет. 

Однако лишь немногие знают о том, как сложилась дальнейшая жизнь актрисы. С приходом нацистов к власти она вместе с мужем-коммунистом Анатолем Беккером эмигрировала в Советский Союз. Это решение стало переломным не только в ее карьере, но и в жизни. Представления левой интеллигенции Запада о стране победившего пролетариата мало соответствовали действительности: эмигрантов, особенно не входивших в партийную элиту, в Москве ждал почти что голод, карточная система, отсутствие жилья и ужасные бытовые условия. Найти достойную работу актрисе, совсем недавно блиставшей на лучших сценах Берлина, Вены и Праги и плохо владевшей русским языком, также было затруднительно.

Но вырваться из страны Советов было уже невозможно: в 1934 году Каролу Неер, подписавшую коллективный протест против оккупации нацистами Саарской области, лишили немецкого гражданства. В конце 1934 года в Москве у Каролы Неер и Анатоля Беккера родился сын Георг, а через два года оба они были арестованы органами НКВД. В апреле 1937 года Военная коллегия Верховного суда приговорила актрису к десяти годам тюремного заключения, Анатоля Беккера расстреляли, а их сына поместили в детский дом, изменив ему отчество и дату рождения. Чуть позже и в Третьем Рейхе был инициирован судебный процесс против актрисы с обвинениями в измене родине. 

Так, пройдя «крутой маршрут» из, в общей сложности, шести советских тюрем (в одной из которых ее встретила Евгения Гинзбург), одна из талантливейших актрис в истории немецкого театра умерла от тифа в 1942 году. Ее сын Георг Беккер, спустя годы мучительных поисков и длинной череды запросов, в итоге сумел воссоздать свою семейную историю, собрав невероятное количество материалов о жизни своей матери. На основе архивной коллекции потомков актрисы и материалов из российских и зарубежных архивов Международный Мемориал представил выставку, посвященную истории жизни этой незаслуженно забытой блестящей актрисы театра и кино. Выставка «Театр жизни Каролы Неер. Судьба немецкой актрисы, погибшей в ГУЛАГе» продлится до 17 июня 2018 года.

Карола Неер, 5 лет. Мюнхен, 1905 год.
Коллекция семьи Беккер.
Карола Неер (полное имя при рождении -- Катарина Каролина) с детства мечтала стать актрисой, однако ее родители были против: они считали актерскую профессию сомнительной и ненадежной. После окончания школы ее отправили в коммерческое училище. Окончив его, она поступила на работу в  банк, и на заработанные деньги втайне от родителей брала уроки актерского мастерства и танцев и работала над исправлением врожденного дефекта речи. Лишь после смерти отца в 1918 году, с которым у Каролы были напряженные отношения, она решилась попробовать себя на сцене.

Карола Неер, 1920 год. Коллекция семьи Беккер. Фотография, приложенная к письму Каролы, с просьбой о приеме на работу в Городской театр Баден-Бадена. В нем Карола Неер играла второстепенные роли, в основном горничных и пажей, часто без слов.

Завтрак. Карола Неер и Клабунд в квартире Каролы в Берлине. 1927 год. 
Коллекция семьи Беккер. Немецкий писатель и поэт Клабунд (настоящее имя — Альфред Геншке) впервые увидел Каролу Неер в роли Гугенберга в спектакле «Ящик Пандоры» по пьесе Франка Ведекинда в Мюнхене в 1924 году, – и она сразу произвела на него сильное впечатление. На следующей год они поженились. Совместная жизнь богемной пары была бурной, сопровождалась изменами и скандалами. Клабунд, с детства больной туберкулезом, был вынужден часто находиться в больницах и санаториях. За недолгую совместную жизнь он посвятил Кароле множество стихов и специально для нее писал роли в своих пьесах. Поэт умер в Швейцарии в августе 1928 года.

Карола Неер в роли Хайтан в спектакле «Меловой круг» по пьесе Клабунда, 1927 год. 
Коллекция семьи Беккер. 

Карола Неер на занятиях боксом вместе с братом Йозефом Неером в Берлине. Фото: Вольфф фон Гуденберг/Ullstein Bild,  журнал «Die Dame», № 25, 1930.  «Карола Неер играет комедию характеров и делает это очень естественно. Она кажется очень спортивной, бег на дистанцию для нее словно чарльстон; даже диалог она ведет, как спортивное состязание». Из «Neues Wiener Journal», 21.09.1927.

Карола Неер в роли Рокси в постановке «Чикаго» по пьесе Морин Уоткинс. Берлин. Ноябрь, 1927 год. Фото: Рольф Маренхольц. Коллекция семьи Беккер.  

Карола Неер в роли Полли Пичем в спектакле «Трехгрошовая опера» по пьесе Бертольта Брехта. Берлин. Апрель, 1929 год. Коллекция семьи Беккер. 
«Я посмотрела в Берлине спектакль Э. Энгеля “Трехгрошовая опера” Бертольда Брехта с музыкой Курта Вейля в “Театре ам Шиффбауэрдамм”. Мэкки-Мессер — “бандит-джентльмен” в исполнении Германа Тимига навсегда врезался в память. А Карола Неер — Полли! Сколько обаяния, какая лаконично выразительная мимика, глаза часто полузакрыты, но даже скулы на ее лице играют. Весь артистический состав — это предельная собранность без всякого нажима, скупость и точность жестов, точность и упругость дикции — не пропадает ни одна буква, точность и упругость ритмов спектакля... Испытываешь радость познания чужой жизни на сцене, ни на минуту не переставая наслаждаться искусством». Из воспоминаний Натальи Сац «Жизнь — явление полосатое».

Эрвин Пискатор, Карола Неер, Герберт Иеринг и Бертольт Брехт. 1929 год.Архив Академии искусств, Берлин.

Рождество. Слева направо: Вальтер Беньямин, Марго фон Брентано, Карола Неер, Густав Глюк, Валентина Курелла, Бьянка Минотти, Бернард фон Брентано и Элизабет Гауптман. Берлин, 1931 год. Архив Академии искусств, Берлин.

Карола Неер, 1932 год. Фото: Лотта Якоби. Архив Университета Нью-Гэмпшир. 
Начало 1930-х для Каролы Неер — время кризиса. Осенью 1932 года актриса вместе с Анатолем Беккером спешно покинула Берлин. Неизвестно, были ли у нее твердые намерения ехать сразу в Москву, однако, получить постоянную работу ни в Вене, ни в Праге ей не удалось. Она оказалась в Москве впервые летом 1933 года, приехав по туристической визе.

Статья Александра Гранаха «Антифашистские деятели культуры в Советском Союзе» в коммунистической эмигрантской газете «Arbeiter Illustrierte Zeitung», выходящей в Праге, с фотографией Каролы Нейер с маленьким Георгом и подписью: «Карола Неер, известная немецкая актриса, стала матерью маленького советского гражданина». Далее цитировались ее слова: «Я давно хотела иметь ребенка, но у меня не хватало для этого мужества, и только в СССР я смогла осуществить свою мечту».

Тюремное фото Каролы Неер, 1936 год. ГАРФ.

Карточка, составленая после смерти Каролы Неер в Соль-Илецкой тюрьме, 1942 год. Коллекция семьи Беккер. 
«Ей становилось все хуже и хуже. <...> День напролет жар 40–41 градус. Ничего не ела. <..> Потом ее (еще за два дня до смерти) перевели в другую камеру, где лежали особенно тяжелые. Вместе с одной русской из нашей камеры, которая выжила. Русская пришла к нам немного позже и сказала: «Карола приказала долго жить» – это такая русская поговорка, значит – скончалась», – из интервью Хильды Дути (1910–2002) историку Питеру Дицелю. Бывшая жена видного партийного функционера Амо Вартаняна находилась в одной камере с Каролой Неер в Орле в 1940–1941 годах, а затем в Соль-Илецке, где умерла актриса.

Георг Беккер в соль-илецкой тюрьме рядом с камерой, в которой содержалась его мать в 1942 году. Фото 1990 года. Коллекция семьи Беккер.

«Мемориал» – это движение, созданное для сохранения памяти о политических репрессиях в недавнем прошлом нашей страны. Десятки организаций в его составе ведут исследовательскую, правозащитную и просветительскую работу.

www.memo.ru

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Как эстонцы отстояли свою независимость от ГКЧП в августе 1991 года
| В Перми «зафиксировали» память
| Дочь Юрия Дмитриева едет в Сандармох. Фильм Юлии Вишневец
Карта террора и ГУЛАГа в Прикамье
7 мест в Перми, от которых пойдут мурашки по коже
Карта мемориалов жертвам политических репрессий в Прикамье
| Это не власть, а преступники
| Мы все боялись...
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus