Нет убеждений — иди в армию. Почему пермских призывников не пускают на альтернативную службу


Михаил Данилович

7 декабря 2016

Фото:Дмитрий Окунцев

Как вегетарианца убедить в пользе мяса? А сотрудника военкомата — в том, что ты не можешь служить в армии? Неизвестно. Но парни, которые в этот призыв пошли на альтернативную гражданскую службу, как раз обосновывали свои пацифистские и антимилитаристские убеждения на призывных комиссиях. Справились не все: некоторым заявили, что они «не доказали убеждения».

С формулировкой «не доказал убеждения» — с которой в пору разбираться то ли философам, то ли психоаналитикам — молодым пермякам продолжают отказывать в альтернативной гражданской службе. Об этом «Звезде» рассказала руководитель общественной правозащитной приёмной Пермского «Мемориала» Ирина Кизилова.

По 59-й статье Конституции, если военная служба противоречит твоим убеждениям, ты имеешь право на альтернативную (АГС). Каждый призыв на АГС отправляют до полутора десятка пермяков. Направления на рабочие места присылает федеральное Министерство труда: оно собирает заявки на агээсников со всей страны, а потом говорит, кто куда пойдёт. Но имеешь ли ты право на альтернативу в принципе, решает призывная комиссия. Каждый раз комиссии «заворачивают» как минимум несколько ребят.

По закону ты должен не доказать, а обосновать свои убеждения. Но чего только у парней не спрашивают: «А если в тёмном переулке нападут на твою девушку?..», «А если завтра война?..». Лишь бы только «разоблачить» противника войны. Тем временем, руководители почтовых отделений и медицинских учреждений — а именно туда, как правило, направляют альтернативщиков — агээсникам рады. Они говорят, что работать почтальонами и санитарами за мизерную зарплату мало кто хочет.

Кстати

Член президентского Совета по правам человека Сергей Кривенко заявил, что собирается обратиться в Верховный суд, который, как считает активист, должен разобраться в применении Закона «Об альтернативной гражданской службе».

«Отказ (в направлении на АГС — Прим. ред.) возможен, если призывника ловят на вранье, — объяснил Кривенко. — Он говорит, что является православным верующим, а призывная комиссия зовёт батюшку из храма, и тот говорит, что никогда этого призывника не видел. Это факт, который противоречит доводам призывника и может быть основанием для отказа. Если же приходит бывший скинхед и говорит, что на него снизошло озарение и он больше не считает для себя приемлемым насилие, то призывная комиссия отказать ему не может, потому что это нельзя проверить».

Не доказал — иди в армию

Один из обладателей «неубедительных» убеждений — Владимир (имя изменено) из Краснокамска.

— Заявление о замене военной службы альтернативной гражданской он отдал в военкомат ещё в сентябре прошлого года, — говорит правозащитник Ирина Кизилова. — Уже мог бы приносить пользу обществу, но не может, пока идут разбирательства. Парень пошёл в суд, и тот не встал на его сторону. На днях молодой человек подал апелляцию в краевую инстанцию.

В одностраничном заявлении в военкомат Владимир написал:

«Несение военной службы противоречит моим пацифистским, антимилитаристическим убеждениям. Прошу вынести заключение о замене мне военной службы по призыву альтернативной гражданской».

Приложил автобиографию. Выдержка из неё:

«Я не могу даже представить себе, чтобы кто-то решал за меня: кого мне убивать, а кого оставлять в живых. Это слишком надменно, это грубое оскорбление человеческого достоинства. Я считаю это категорически недопустимым, это слишком большая моральная ответственность перед Богом и собственной совестью».

Далее, как того требуют правила, документы начала обсуждать призывная комиссия, юноше стали задавали вопросы. По решению суда первой инстанции можно предположить, какой логикой руководствовались собравшиеся. Из решения:

«...По смыслу конституционных положений право на замену не означает, что гражданину предоставлено ничем не обусловленное право выбора между военной и альтернативной службой. Под убеждениями понимается твёрдый, определённо устоявшийся взгляд на что-нибудь, основанный на какой-нибудь идее, мировоззрении, который должен формироваться в течение определённого времени, а не возникнуть одномоментно».

«На что-нибудь» взгляд и «какую-нибудь идею» заседатели у заявителя не увидели. Судья написал: «...доказательств о том, что военная служба противоречит его убеждениям и вероисповеданию, предоставлено не было».

— Направление на АГС в идеале должно стать автоматическим: подал заявление — и этого должно быть достаточно, — считает Ирина Кизилова. — Именно так было в Германии до того, пока там вообще не отменили призыв в вооружённые силы. Это сняло бы многие барьеры: многие боятся или не хотят доказывать свои представления о жизни. Да и обращения у парней должны принимать гражданские структуры, а не военные. Да, формально призывную комиссию возглавляет как раз представитель местной администрации. Но фактически бал там правят сотрудники военкомата, а другие возражают редко.

Военные, продолжила Кизилова, искренне не верят, что можно не хотеть в армию по уважительной причине.

Бьёшь кием по шару? Одобряешь насилие!

Играть в «верю — не верю» любят во всех военкоматах, вне зависимости от региона России. Благодаря Пермскому «Мемориалу», мы познакомились с Андреем Вахрушевым из Кирова. Он уже закончил служить в одной из больниц областной столицы.

Андрей ВахрушевФото:Дмитрий Окунцев

Андрей получил образование юриста. Потому в своё время наивно полагал, что уж он-то на вопросы призывной комиссии ответит.

— Особо не готовился, — говорит нынешний «дембель». — Подумал: «Я ведь юрист!». Но вопросы, которые мне задали, застали врасплох. Особенно — о том, действительно ли я не приемлю насилие. Сказал, что занимаюсь бильярдом. Уточнили: «Когда вы бьёте кием по шару — это же насилие?».. В общем, в первый раз в АГС мне отказали.

Написал второе заявление, по закону его тоже должны принять. Это было уже «сочинение на двадцати листах, где я подробно ответил на все возможные каверзные замечания». Молодого человека не пустили на порог. Дескать, первый отказ не оспорил в суде, значит, он ещё в силе. Вот тут-то юридические знания пригодились. То, что не взяли бумагу, — нарушение. Его можно было легко доказать в суде.

— Когда там это поняли, начали мне звонить, причём чуть ли не каждый день, — вспоминает молодой человек. — А я стою на своём: приходил, меня не приняли. Сами виноваты, у меня тоже дела. Пришёл в военкомат лишь в последний момент — мне сразу же одобрили замену армии на АГС. Не задали ни одного вопроса, только улыбались.

Агээсник — золотой работник

Главному врачу кировской больницы № 7 было неважно, увлекается юноша бильярдом или нет. Вакансия на его место — с зарплатой в шесть тысяч рублей — была открыта несколько месяцев. Причём Андрея взяли... «санитаркой-мойщицей». На ставки именно с таким названием берут парней в больницы.

Потом, правда, агээсник стал ещё и операционным санитаром. Во время операций подавал врачам бинты и нитки, направлял свет. Даже упаковывал ампутированные ноги.

— Всё записывал: был на 743 операциях, — сосчитал молодой человек. — Многие пациенты, когда отходили от наркоза, первым видели меня. Слышал их благодарность... В конце службы мне вручили грамоту и премию — пятьсот рублей. После вычета налогов — четыреста с чем-то.

Тамара Демчук, заведующая социально-медицинской службой Верхне-Курьинского геронтологического центра (Пермь):

— Мы довольны службой агээсников. Центру нужна мужская сила. Кроме того, нам нравится их серьёзное отношение к работе. Все служащие проявляют серьёзность, ответственность, уважение к персоналу и клиентам центра. Наша команда это видит и всегда помогает ребятам. Мы понимаем, что они не профессионалы. Поначалу могут что-то недоделать, но уже через год работы знают все нюансы.

Одному молодому человеку было очень тяжело поначалу. Его рвало: он не мог переносить запах хлорки, которую используют при мытье полов. Но ничего, потом привык.

Не каждый юноша должен служить в армии. На мой взгляд, выбор АГС заслуживает уважения. Это нужная и ответственная работа. Она способствует и зрелости самих ребят.

Альтернативнослужащим рады и в почтовом отделении № 15 на Комсомольском проспекте, 11 в Перми. По словам Людмилы Беляевой, которая руководила отделением несколько месяцев назад, благодаря агээсникам она набирала штат:

— Почтальон сейчас — профессия с большой текучкой кадров. Относительно долго работают или люди в возрасте, или альтернативщики. Зарплаты невысокие — около восьми тысяч рублей. Понятно, что если появляется что получше, человек от нас уходит. А те, кто пришёл вместо армии, точно не уйдут. По крайней мере, на время службы (год и девять месяцев — Прим. ред.). Есть у нас агээсник Марк Треногин, я очень им довольна. Точно знаю, что участок, где он разносит корреспонденцию, — на надёжном человеке. Одна проблема — рано или поздно его служба закончится.

Марк ТреногинФото:Дмитрий Окунцев

 Марк ТреногинФото:Дмитрий Окунцев

Марк и сам доволен. Тем более, что отделение находится рядом с его домом.

— Здесь я стал уважать труд почтальона, — говорит он. — Это непросто — успеть разнести корреспонденцию, со всеми найти общий язык. Рады тебе не всегда: могут не открыть дверь в подъезд. Как-то у моего коллеги потребовали предъявить нагрудный знак. Но у нас их попросту нет!

Уволился сам — уволь начальника

Спрос на агээсников не сбавляют даже хлопоты, которые могут из-за них появиться. Служба Артёма Кильдишева из Березников на почте закончилась несколько лет назад. По его словам, работал, скорее, не почтальоном, а правозащитником:

— В отделении слишком жарко (под сорок градусов) — обратился в Роспотребнадзор. После этого в аккурат за моим рабочим местом поставили вентилятор. Увы, только моим.

Поначалу говорили: мол, обед можешь пропустить, «а останься после рабочего дня на два часа». Артём возьми да не послушайся. Кого-то другого, возможно, сразу бы уволили. Но агээсника нельзя: ни по его желанию, ни по воле работодателя. После такого прецедента и Артёма, и его коллег стали отпускать на обед и вовремя домой.

— Куда я только ни писал жалобы, — говорит молодой человек. — В день, когда у меня закончилась АГС и я увольнялся, сняли и главу Березниковского управления Почты России. Не исключено, что из-за меня. Коллеги сначала наблюдали за мной с удивлением. Потом стали поддерживать, благодарить. Их работа тоже хоть чуть-чуть менялась к лучшему.

Альтернативнослужащие нужны везде, даже в театре. В осенний призыв защитили право на АГС трое актёров пермского Театра-Театра. Те, кто сыграет в спектакле «Конституция», премьера которого состоится 12 декабря в Екатеринбурге.

— Они руководствовались 59-й статьёй той самой конституции, по которой поставлен спектакль, — замечает Ирина Кизилова из Пермского «Мемориала».

Театр-Театр отправил заявку на ребят в Министерство труда России. Теперь остаётся ждать, что оно направит артистов именно в пермское учреждение.

***

  • Из статьи 59 Российской Конституции: «Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение воинской службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях, имеет право на замену её альтернативной гражданской службой».
  • По статистике «альтернативных» призывников меньше процента от «армейских».
  • Материал Ивана Козлова о том, почему молодые люди выбирают АГС и как проходит их служба, можно прочитать здесь.
  • Читайте также статью Михаила Даниловича о том, как альтернативнослужащий Михаил Сизихин ходил получать свой военный билет.

 

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Как мы жили, как близнецы-братья
| «Пожалуйста, найдите дело моего отца и дайте мне правдивый ответ»
| Благодарности-2017
| Историческая политика в России: почему она разобщает, а не объединяет
| Мемориальские хроники. Июль 2017
| «Осужденным к расстрелу рубили головы топором...». Зачем Сталин устроил Большой террор и утопил страну в крови?
| Без отцов и Дмитриева. Сироты Сандармоха вспоминают расстрелянных родственников
| Стена скорби — между нами
| «В 1930-е годы люди ещё помнили, как жили до революции». Историк Сергей Шевырин о мотивах Большого террора
| Акция памяти жертв Большого террора прошла в Перми

blog comments powered by Disqus