Как МОПРом по Сучанской


Автор: Владимир Гладышев, председатель клуба «Пермский краевед»

Источник

28.11.2016

 

Недавно в Перми появился переулок Старокирпичный. Не ищите его на картах города, да и пермский Совет по топонимике не рассматривал во8рос об этом наименовании. Этот, с позволения сказать, переулочек находится во дворе бывшего кинотеатра «Триумф» на ул. Ленина. Точнее, это длинный тоннельный проход с улицы во двор, красиво оформленный, отреставрированный и названный авторами «Переулок Старокирпичный». Остроумно, дёшево и сердито.

переулокНа карте города Старокирпичного переулка нет, но в реальности он существует

А что остаётся делать, как не шутить, если топонимический процесс в Перми практически «заморожен»? Если неблагозвучные, морально устаревшие имена не убираются? Если баррикады из названий-дублей улиц (таких более 40!) не расчищаются. Если остаются незыблемыми названия, в которых увековечены сущие монстры по сути своей, оголтелые террористы, теоретики и практики красного (не белого!) террора?

Если, к примеру, на карте города по-прежнему красуются такие названия улиц, как Сучанская, МОПРа, Кантонской коммуны, Коминтерна, Эпроновская и т. п. Словно никому и дела нет до того, что такие топонимы вызывают недоумённые вопросы у самих пермяков, а не только гостей. Дальневосточный город Сучаны, в честь которого назвали в 1954 году пермскую улочку в Кировском районе, уже давно переименован из-за неблагозвучности (теперь это Партизанск). И давным-давно уже нет всех этих «МОПРов»: распущены ещё в сталинские годы и Международная организация помощи революции, и Коминтерн. И так называемая коммуна, существовавшая в китайском Кантоне, — тёмный, забытый эпизод в истории даже самой Поднебесной.

А что за зверь ЭПРОН? Улица Эпроновская, что в районе Центрального рынка, была названа в честь Экспедиции подводных работ особого назначения по подъёму затонувших кораблей (упразднена, реорганизована ещё в 1941 году). ЭПРОН и Гача — что за дивное соседство!

Нет, конечно, в нашем благословенном городе есть немало оригинальных, жизнеутверждающих, прекрасных названий улиц. Где улочка Потерянная? Ведь каждому гостю хочется её найти, посмотреть! Она в Мотовилихе. У нас есть Хорошая улица (в Кировском районе, в Налимихе), есть Звонкий переулок, да и на Тихорецкую нам легко добраться, не то что героям «Иронии судьбы», поющим эту песню, ведь наша улочка — рядом, в микрорайоне Январском.

переулок

А чего стоят такие вот названия: Хрустальная, Земляничная, Крутая… Есть в Мотовилихе даже Красная площадь, состоящая всего из парочки зданий.

Много интересных, «звонких» названий появилось в первые советские годы. Ещё в 1927 году Пермский горсовет в составе профессора Змачинского, товарищей Беловой и Сочкова, от пермского общества краеведения — Чижова и Весновского, от Горкомхоза — Забелина рекомендовали дать названия улицам во вновь распланированной местности между рекой Егошихой и Верхотурской улицей (ныне Николая Островского):

«1) Тихая 2) Огородная 3) Народовольческая 4) Бехтерева 5) Казарменная 6) Овражная 7) Ягошихинская 8) Флотская 9) Фонтанная… 15) Серединная 16) Рабоче-Крестьянская, 17) Майская 18) Весёлая (Дачная)… Пропущенную улицу №24 именовать Короткой. Самый посёлок и площадь наименовать Ягошихинским» (ГАПК, ф. р-1043, оп. 1, д. 6).

Как видим, большая часть этих названий дошла до наших дней, хоть и местность изменилась до неузнаваемости. Но Егошихинский лог, но кладбище, ул. Тихая и другие — всё в целости. Вот только от улочки Весёлой осталось всего один—два дома.

ПамятникПамятником комиссарша так и не стала... Скульптор Р. Веденеев

Заметим: процесс в первое советское десятилетие шёл ещё худо-бедно, но с участием учёных, краеведов. В начале 1930-х годов региональное краеведение, как и по всей стране, было подвергнуто жесточайшим гонениям и репрессиям, фактически оно сошло на нет. И началась форменная свистопляска с переименованиями. Порой получалось ровно так, как это описала пермская писательница Евдокия Турова в своём рассказе «Колхоз имени Зиммера и Керля в деревне Красные Мудомои».

Вот несколько названий, до сих пор «украшающих» пермскую карту, наследие партийных идеологов разных лет: улицы Розы Люксембург, Карла Либкнехта, Патриса Лумумбы и другие. Труднопроизносимы? Язык сломаешь! Но главное, какое отношение эти деятели имеют к Перми? Это ещё что! Я сфотографировал не так давно табличку с таким названием: «Ул. Анри-Барбюса» (через дефис).

Вообще, пожалуй, в Мотовилихе изощрялись больше других. С 1940 года там существует улица Старых Большевиков (бывшая Сивинская).

Сегодня иной раз приходится слышать призывы сохранять все советские названия, молодые радикалы с необольшевистскими замашками «уличают» всех кого ни попадя в переписывании истории. Когда румяный комсомольский вождь на нас, краеведов, кулаком грохочет, тогда мне хочется, спрятав усмешку, напомнить несколько топонимических перевёртышей из истории советской Перми.

Была в городе ул. писателя Мамина-Сибиряка — в 1940 году переименована в ул. писателя Салтыкова-Щедрина. Тогдашние отцы города (переименованного в том же 1940 году в Молотов) отдали предпочтение литератору-сатирику. Как тут не вспомнить «Историю одного города», в которой Михаил Евграфович описывает порыв административного восторга Угрюм-Бурчеева, переименовавшего город Глупов в Непреклонск.

Между прочим, в 1930-е годы всё шло к тому, чтобы город Пермь переименовать в Окуловск (в честь «освободителя от колчаковских банд») — помешал юбилей Вячеслава Михайловича Молотова и царский подарок ему от вождя.

В столицу, в ЦК партии, также потоком шли обращения трудящихся назвать картинную галерею в честь Владимира Ильича Ленина. Имя пролетарского писателя Максима Горького насадили где надо и не надо, вот и «всеучбище» — университет — на долгие годы стал тогда «Горьким».

Можно понять, почему появлялись и исчезали с карты Перми названия улиц Троцкого, Зиновьева, Каменева, Рыкова. Но сколько возникало других нелепых, поистине глупейших ситуаций. Улица Козьмы Минина существует в городе с 1948 года (посёлок Владимирский), а вот второго спасителя России, князя Дмитрия Пожарского, так и не увековечили, обидели воеводу. На Парковом появилась позднее ул. Комиссара Пожарского, но это совсем другая история.

Есть у нас ул. Братьев Каменских (в Мотовилихе), но, если кто решит, что улица названа в честь почётных пермских граждан, пароходчиков, крупнейших благотворителей и меценатов, тот глубоко ошибётся. Потому что речь идёт совсем о других Каменских — о двух молодых рабочих парнях, которые погибли в 1918 году ни за понюшку табака, так и не успев понять, за что и почему. В 1940 году местные идеологи из ребят этих попытались сделать «каменных героев», но всё закончилось пшиком, а изменять название, идти на попятную уже было как-то зазорно, да и забылось всё, быльём поросло...

Вот почти анекдот, но всё серьёзно: в Совет по топонимике поступило предложение продумать возможность появления в городе ул. Парижской. Ответ одного из чиновников: «У нас же есть ул. Парижской коммуны».

Ещё одна нелепица связана с фамилией известного пермского литератора. В 1919 году ул. Спешиловская, что в Мотовилихе, была переименована в честь местного рабочего-революционера Степана Грачёва. И вот любопытное стечение обстоятельств. Благодаря старожилу и истинному патриоту Перми Льву Вяткину мне удалось обнаружить интересный документ — чистосердечное признание одного из тех, кто в 1920-е годы безоглядно одобрял и самозабвенно, а часто и бездумно убирал «всё старое» с карты города. Это наш известный писатель Александр Николаевич Спешилов. Уже на склоне своей бурной жизни писатель-орденоносец, автор романов «Бурлаки», «Страницы прожитого» сожалел: «Молоды были, торопились стряхнуть отовсюду прах истории. Были улицы Сибирская, Пермская… можно было и оставить. С них начала строиться Пермь».

Сказано как на духу, как на исповеди. Позднее прозрение, но оно, согласитесь, дорогого стоит. Сегодня в городе снова есть ул. Спешилова, но на другом конце: широкое шоссе в Камской долине носит имя писателя.

Но это дела давно минувших дней. А если перенестись в век текущий? На моей памяти самая анекдотичная история на ниве переименований развернулась в середине нулевых. Тогда в городскую топонимическую комиссию (так назывался этот общественный рекомендательный орган, в который был включён и я) поступило предложение о переименовании остановки общественного транспорта на проспекте Декабристов в честь театра «Ироничная компания». Работал в Перми такой оригинальный молодёжный коллектив, выросший из студенческого театра миниатюр, недолго работал, всё больше «валяли дурака» (так называлась одна из их популярных программ). И ведь прошло предложение! Речистому лоббисту (а в этой роли выступал бывший режиссёр данной труппы Валерий Стариков, ставший на короткий период замом пермского мэра) удалось склонить на свою сторону большинство членов уважаемой комиссии.

Любит, однако, Пермь чиновников из числа артистов. Плохо только, что наше доверие «Ироничная компания» не смогла оправдать: театр вскоре распался. Осталось одно название остановки, бывшей «Шахтёрской». Сваляли дурака, вот уж истинно.

Кстати, явно сваляла дурака и журналистка одной из пермских газет, которая решила вдруг поиронизировать над переименованием ул. 2-й Луначарского (советский дубль на территории Разгуляя) в ул. Достоевского. Цитирую это издание: «Как и чем классик отметился в нашем городе — загадка, разве что своими произведениями побудил умы пермяков к размышлениям», — пишет наивный автор. И того не ведает, что великий писатель дважды был в наших краях, что Пермь упоминается и в его переписке, и в беллетристике… А главное — восстановлена историческая справедливость, ведь ул. Достоевского ранее существовала (в Рабочем посёлке), но исчезла в ходе реконструкции квартала.

...Что должны писать школьники в своих рефератах об имени родной улицы, с кого брать пример? Оправдаем ли мы надежды Василия Каменского, нашего знаменитого поэта-авиатора, который писал: «Знаю, есть в этом городе улица, Улица — радость земная. Город-могила, скажи, где она? Где? Улица светлая, к солнцу прямая?..» Прекрасный поэтический образ, но мы можем его и «заземлить», проверив на топографической карте. К сведению: в Перми ул. Светлая действительно была, но… она переименована в 1967 году в честь чекиста Павла Малкова.

Всякого почитания, восхваления, а тем более поэтизации террора, хоть белого, хоть красного, нужно избегать, иначе наступим на те же грабли. Это не «зуд переименований», нет. В такой деятельности отразится потребность гражданского самосознания, это процесс государственный и — необратимый. Это удаление баррикад с пермских улиц, если угодно.

Такое мнение сегодня разделяют многие пермяки, не равнодушные к своей истории и всерьёз задумавшиеся о будущем страны. Если прислушиваться к молодым романтикам-необольшевикам, то тысячи пермяков должны жить на многократно повторяющихся Деревообделочных, Шпалопропиточных, Колхозных и т. п. Если одна из трёх Колхозных улиц стала носить имя Сергея Есенина (опять же по инициативе самих жителей!), кому от такого «переписывания» хуже?

Можно приводить ещё много примеров того, как обстоят дела в Перми с «уникальностью и стабильностью названий» (цитирую недавний документ гордумы, регламентирующий топонимический процесс). Главная цель — «минимизация общественных конфликтов». Можно расписать здесь чехарду с названиями торговых центров и банков, исчезавших, как мыльные пузыри, но чьи «имена» были уже присвоены улицам и остановкам. Живём по законам общества потребления, а что вы хотите?

Видимо, придётся и мотовилихинцам ещё пожить с именем пресловутой Землячки до морковкиного заговенья. Хотя после фильма Никиты Михалкова «Солнечный удар» (где создан яркий образ «нашей» Розалии Землячки) поднялась волна общественного возмущения. Пермь и здесь «уникальна», ведь в столицах и ряде других городов улицы Розалии Землячки давно переименованы. Для пермяков оставлен, судя по всему, другой путь.


Ярослав Смеляков вывел точный тип «комиссарши гражданской войны» в своих стихах. Есть там такие строчки:

…Неопрятна, как истинный гений,

И бледна, как пророк взаперти,

Никому никаких снисхождений

Никогда у неё не найти.

Говорят, в Румынии создан настоящий культ вокруг имени пресловутого графа Дракулы. Может, и нам пойти по этому пути, открыть туристический бренд в честь злой, чёрной памяти комиссарши? Действовавшей, кстати, дольше всего под кличкой Демон, а вовсе не Землячка.

Ну что, даёшь Дракулу-Землячку-Демона?

 

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| ЕСПЧ коммуницировал дело о реабилитации нацизма. Правительство РФ должно объяснить наказание слесаря за репост об исторических фактах
| В поселке Рябинино открылась музейная экспозиция «Надо снова научиться жить…»
| «Из русской свиньи я превратилась в немецкую подстилку». Угнанные в Германию советские люди выжили, чтобы попасть в ад на родине
| Специальный доклад «О роли муниципальных музеев в реализации концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий»
| Правильный миф: почему невозможно написать учебник истории, в котором будет «вся правда»
| Памятник жертвам политических прецессий*
| «Мы все были врагами народа»
| Вестник «Мемориала». Октябрь 2017
| Гражданская память. Впервые День памяти жертв политических репрессий пройдёт в Перми в расширенном варианте
| Соловецкие доносы. На архипелаге готовятся предать забвению политические лагеря

blog comments powered by Disqus