6 сентября в селе Кува Кудымкарского района похоронили погибшего солдата-контрактника Василия Караваева


Напомню,  3 сентября мы уже сообщали на своем сайте о  гибели нашего земляка, двадцатилетнего парня Василия Караваева, узнав об этом из рассказа его  двоюродной сестры Надежы Отиновой на странице «Вконтакте». Дополнительно мы цитировали рассказ Надежды корреспонденту газеты «Парма новости» о том, что ее двоюродный брат 21 августа  получил тяжелое ранение во время бомбежки в Донецке, а через пять дней скончался в госпитале.

Надежда Отинова: - Он служил в танковых войсках в Ростове с мая 2013 года. Потом решил остаться служить по контракту. В июле этого года приезжал домой. И вот 21 августа его отправили на Украину. И в этот же день связь с ним пропала. Потом нам позвонили и сказали, что   в  пятницу, 26 августа, он умер в госпитале. Последний раз Василий заходил на свою страницу «В контакте» 21 августа в 19 часов 19 минут.

И вот новые сообщения из села Кувы: 5 сентября, тело погибшего солдата привезли домой. Его  сопровождал капитан воинской части из Оренбургской области, где пермяк проходил службу. По словам капитана, Василий Караваев погиб не в Донецке, а на границе с Украиной в Ростовской области во время учений. 27 августа со стороны Украины начался обстрел. Один из снарядов попал в танк, в котором находился Василий Караваев.

Неназванный капитан сообщил о гибели в танке  вместе с Василием Караваевым еще одного российского парня – военнослужащего из Соль-Илецка Оренбургской области.

Как видим, две версии гибели  Василия взаимно исключают друг друга. Но есть еще третья версия: корреспондент PRM.ru приводит слова председателя Комитета солдатских матерей Пермского края Людмилы Булдаковой о том, что    в Пермском краевом военкомате ей сообщили: Василий Караваев был, якобы, наемником, которому пообещали большие деньги. 

Так какой же версии верить? Если словам безымянного капитана о том, что контрактник Василий Караваев погиб не в Донецке, а на учениях в Ростовской области, то придется уличать во лжи других.

Но  почему я должна не верить сестре солдата, сообщившей о гибели Василия в Украине?

Или почему я должна не верить Людмиле Леонидовне Булдаковой, рассказавшей о циничном ответе сотрудников краевого военкомата?

Если Людмила Булдакова точно передает их слова, то это же ужасно – называть наемником парня, поверившего призывам военного ведомства и поступившего на контрактную службу. В рекламе контрактной службы, которую можно увидеть в помещении любого отдела военкомата, речь идет о патриотическом служении стране, а не о наемничестве.  Василий, как десятки других российских обманутых и убитых ребят,  заключил контракт. Но это был контракт на защиту своего  Отечества, а не на смерть на территории другой страны, с которой Россия официально не воюет. Называть их наемниками значит порочить  их имя после гибели и открещиваться от вовлечения российских военнослужащих в боевые  действия на стороне одной из противоборствующих сторон в независимой стране.

Ирина Кизилова,

руководитель общественной правозащитной приемной

Пермского молодежного «Мемориала».

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| «Свободна, пошла отсюда!». Как в Дагестане местная жительница работает над проектом о репрессированных — «Последний адрес»
| Неделя совести ДК МЭЛЗ
| Приговор Оюбу Титиеву: мнения людей
Информация по спецпоселениям ГУЛАГа в г. Чусовом и Чусовском районе Пермского края, существовавших
в 1930-1950-е годы

История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
О Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
| Боялись, ждали, что сейчас придут
| «Отец – революционер, дочь – контрреволюционерка»
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus