Трагедия витала над головами военнослужащих с самого начала погрузочных работ на пороховом складе в Перми


5 сентября  2014 года в Перми похоронили Алексея Сереброва. Алеша скончался в ночь на 3 сентября в реанимации ожогового отделения городской клинической больницы № 21 в Закамске от ожогов, полученных при взрыве  на пороховом складе Центра материально-технического обеспечения, расположенном на территории воинской части.

  31 июля Алексей отметил свой 23 год рождения. Вся недолгая жизнь молодого человека отражена на его странице в социальной сети «ВКонтакте»: родился в Перми, учился  в школе № 64, потом в Химико-технологическом техникуме. После его окончания  работал на Пермском пороховом заводе. Затем военная служба по призыву. Вернувшись домой, заключил  контракт с военным ведомством и снова стал рядовым. Служба проходила на том самом пороховом складе.  

Когда военные события на Юго-Востоке Украины разгорелись до большого пожара и в его пекле начали гибнуть российские контрактники, Лешины родные, наверное,  радовались, что их мальчику такая участь не грозит. Не могли же они предположить, что смерть настигнет Алексея  рядом с домом.

   28 августа, казалось бы, ничто не предвещало трагедии. Алексей и еще два его сослуживца Алексей Аристов и Игорь Нефедьев грузили цинковые контейнеры с порохом на прибывший из Самары КамАЗ. Обычная рутинная работа. Когда  она была окончена, трое контрактников сели в просторную кабину машины, чтобы сопровождать груз в дальнюю дорогу.  Водитель КамАЗа, солдат по призыву Денис Волков вырулил автомобиль за пределы склада и неспешно погнал ее по дороге. День катился к вечеру, часы показывали около16-30.

Они отъехали не более 400 метров, как грузовик загорелся. Порох воспламенился, раздался мощный взрыв. Алексей Серебров, Алексей Аристов и Игорь Нефедьев получили ожоги от 80 до 90 процентов тел. Денис Волков пострадал значительно меньше – обожжено 30 процентов  тела.

«Скорая» доставила всех в ожоговое отделение городской клинической больницы № 21. Алексей Аристов, пострадавший больше всех, смог дожить только до следующего утра. Алексей Серебров продержался на неделю дольше. Игорь Нефедьев боролся за свою жизнь почти десять  дней. Он был самым старшим из четырех сослуживцев. У него остались жена и маленькая дочка.

Водитель Денис Волков, слава Богу, жив, врачи оценивают его состояние как стабильное.

        Сразу после ЧП военный следственный отдел возбудил уголовное дело по статье «Нарушение правил обращения со взрывчатыми или иными веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека». Уже первые шаги военных следователей привели их к неутешительным предварительным выводам: трагедия витала над головами военнослужащих с самой первой минуты погрузочных работ. Она не могла не случиться, так как была  предопределена. 

Нарушений правил, как утверждают следователи, обнаружено множество.  Чего стоит только один факт: пожарные в тот день не провели осмотр машины, положенный перед выездом  на такое задание. Да она, машина, оказывается, и вообще не была оборудована, как требуется для перевозки взрывчатых веществ!   Контейнеры, в которых порох хранился на складе больше трех десятков лет, могли проржаветь, и это тоже – угроза взрывом.  Следователи пока не берутся утверждать, какое из многочисленных нарушений выполнило роль бикфордова шнура. Они не исключают и человеческий фактор, например, курение вблизи взрывоопасных веществ.

Но совершенно ясно, что последствия этого ЧП могли бы стать еще намного трагичнее,  случись он не за пределами порохового склада, а на его территории: сдетонировали бы другие взрывчатые вещества и….  Рукой было подать до трагедии огромного масштаба.

Убийственных  «фейерверков» на российских военных складах и полигонах происходит, увы, не  мало. Причем число их год от года не снижается, а наоборот растет. Так, если за весь 2013 год случилось четыре трагических инцидента, то только за чуть больше половины 2014 года уже пять. Причем  два из них произошли на пороховом складе воинской части Перми.

Первое ЧП в этом году случилось  здесь 6 марта. Военнослужащие грузили боеприпасы, уложенные в ящики, весом около 80 килограммов каждый. И вот штабель из таких ящиков обрушился на одного из солдат-«срочников». С тяжелыми травмами он попал в госпиталь. Слава Богу, остался жив, но лечиться пришлось долго, да и без последствий такие травмы не бывают. В этом случае тоже до трагедии огромного масштаба рукой было подать: взорвись хоть один снаряд при падении ящиков, сдетонировали бы и другие.

     Так что же это за невезуха такая  у пермского порохового склада? Да нет никакой невезухи, а есть тяп-ляпистое отношение к делу его начальников, в первую очередь ответственных за технику безопасности. Пронесло с ЧП 6  марта, никто не погиб и ладно. Снова можно работать с надеждой на русский авось - подставлять под погрузку взрывоопасных материалов необорудованный для этого грузовик, не проводить проверку надежности устаревших контейнеров… Одним словом, относиться к работающим на складе военнослужащим с крайним пренебрежением к их молодым жизням. 

Но рано или поздно судьба жестоко наказывает безответственных ответственных. 28 августа при взрыве вместе с военнослужащими получила несовместимые с жизнью ожоги тела и заведующая пермским пороховым складом Людмила Бакланова. Она умерла через два дня после ЧП. Так что теперь и наказывать некого?

Мне очень жаль эту женщину. Но не могу не сказать  о том, что сделать всё необходимое для предотвращения  трагедии на пороховом складе, а значит, и своей собственной смерти от взрыва обязана была, прежде всего,  она. Остается  уповать на то, что два ЧП за полгода на одном пороховом складе наконец-то заставят и руководителей Центра материально-технического обеспечения и Министерство внутренних дел всерьез заняться устранением того, что может приводить к трагедиям.

Ирина Кизилова,

руководитель общественной правозащитной приемной пермского   

Молодежного «Мемориала».

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Презентация Книги памяти «Убиты в Калинине, захоронены в Медном»
| Жертв Катыни вспомнили поименно «Мемориал» представил книгу захороненных в Медном польских военнопленных
| На Колыме создают историко-туристический проект на основе бывших сталинских лагерей
ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ В ПРИКАМЬЕ 1918-1980е гг.
Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953)
Без вины виноватые
| Мудрец
| Отца забрали в 1936-м…
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus