Исторический раздел:

К вопросу становления системы принудительного труда в годы первых пятилеток (на материалах строительства Березниковского химического комбината)


Сергей Шевырин,

кандидат исторических наук

Начатое в мае 1929 года «ударное» строительство Березниковского химкомбината застопорилось из-за недостатка рабочей силы; вольнонаемные рабочие не хотели ехать в Bereznikovskiy_khimicheskiy_kombinat Березники, где был «жилищный кризис и недостатки снабжения»1. Газеты 1929 года пестрели заметками о неудовлетворительном ходе строительства Березниковского химкомбината. Напрмер, «Торгово-промышленная газета» писала: «Строительство химкомбината в Березниках испытывает острый недостаток в рабочей силе. Не хватает около 1000 плотников, 500-600 человек чернорабочих, 250 коновозчиков2». Чернорабочие, завербованные в Тверской губернии, даже написали письмо Сталину, где жаловались на несоответствие зарплаты и уровня цен в Березниках: «…Химстрой предоставляет расценки рабочим 1,2 руб. в день, в то время как дороговизна продуктов заставляет проживать не менее 1,5 руб.3».

В акте «Проверки подготовленности Березниковского химкомбината к выполнению производственной программы на 1929-1930 годы» жилье рабочих, вероятно, правдиво названо «конурками», в которых проживает по 2 - 3 семьи вместе. При средней зарплате в 65 рублей на среднюю семью в 5-6 человек рабочий тратил 33 рубля на питание (из перечисленных продуктов - мука, мясо, сахар, чай, соль, перец, лук), около 20 рублей на одежду, обувь, дрова и керосин (освещение), 8-10 рублей на водку и 1 рубль на подписку газет4. Причем, цены приведены кооперативные, а не рыночные. В магазинах кооперации часто не было товаров. Соотношение рыночных цен и кооперации могло расходиться в десятки раз5.

Таким образом, рабочий имел довольно скудное и не разнообразное питание, «конурку» на 2-3 семьи и никаких накоплений, при довольно суровом климате и в необжитом краю. В 1933 году жилищный фонд коммунального хозяйства БХК (Березниковский химический комбинат) имел «вид очень печальный… особенно по баракам. Стекла в некоторых зданиях выбиты на 30%…», «крыши у бараков крыты были толью и положительно все худые…, можно с потолка в щели видеть, что внутри барака происходит»6.

Быт пермских строителей также был не устроен: «Совершенно неудовлетворительным является санитарно-бытовое обслуживание рабочих Гознака, Камской нефтебазы, Камхимстроя, Судозавода, Суперзавода и Пермгражданстроя, где, как правило, бараки не утеплены, санитарно-технические установки (бани, прачечные, дезинсекторы) работают с очень большими перебоями из-за недостатка воды, дров». В жилищах-бараках строителей температура «как правило» ниже 0 градусов, в бараках грязно, дворовые уборные переполнены7.

В результате на основных индустриальных стройках Перми (авиамоторный завод № 19 имени Сталина, Судозавод, Комбинат «К» (взрывчатые вещества), модернизация производства металлургического завода в Мотовилихе, жилые дома и др.) в 1930-1933 рабочей силы почти всегда не хватало – в среднем за эти годы основные стройки имели рабочих 54,6% от необходимого количества. Соответственным числу работников было выполнение планов – в среднем за эти же годы – 52,4%8.

Вполне естественно, что рабочие искали места лучше. Именно этим объясняется такая большая текучесть и нехватка кадров, с которой столкнулись почти все стройки и предприятия Прикамья. Так, на пермском заводе «Красный строитель» в 1 полугодии 1932 года «число ушедших с завода в 1,5 – 2 раза превышало число прибывших»9. В начале 1932 года среди рабочих Березниковских химических заводов было 63% со стажем до 1 года10.

Столкнувшись с проблемой значительного недостатка рабочей силы, власть начала проводить ряд мероприятий, направленных на ограничение рынка труда и в идеале – уничтожения этого рынка вовсе - замены рынка труда планово-распределительной системой. Растущую тенденцию оттока рабочей силы из деревни государство стало регулировать с помощью принудительного закрепления населения в местах проживания. Был принят ряд постановлений ЦИК и СНК СССР, ограничивающих отток рабочей силы из деревни11.

Дальнейшие шаги по уничтожение рынка труда теоретически должны были вылиться в прикрепление всего населения к определенной местности и к определенным предприятиям. Наиболее готовыми к переходу к планово-распределительной экономической системе оказались различные несвободные группы населения страны – заключенные и спецпереселенцы. В силу своего социального статуса они были уже прикреплены к определенной местности и лишены возможности выбирать условия труда.

Проблемы с рабочими на строительстве химических комбинатов на севере Пермской области были отчасти решены путем создания в 1929 году Вишерских лагерей особого назначения. Начальником строительства был назначен кадровый чекист Берзин Э.П. Вновь созданная лагерная структура УВЛОН (Управление Вишерскими лагерями особого назначения) была подчинена начальнику строительства треста ВИШХИМЗ (Вишерские химические заводы), т.е. произошло объединение пенитенциарных и производственных структур. О том, что это была общегосударственная тенденция, говорит тот факт, что Наркомат труда в 1929 году предлагал Коллегии ОГПУ оставить на Березникихимстрое 4000 работоспособных рабочих (заключенных) УВЛОН12.

В лесопромышленном секторе экономики ощущались такие же проблемы с кадрами. На заседании в Москве по вопросам лесосплавных работ в июне 1930 года отмечалось: «У нас ощущается большой недостаток в рабсиле…, отдельные участки совершенно оголены и не имеют рабочих. На некоторых пунктах обеспечение рабочей силой доходит до 10%». Особо был отмечен Уральский район – «вопрос с обеспечением рабочей силой обстоит наиболее скверно». В ходе дискуссии о преодолении этой проблемы родилась мысль: «т. Энде – Я бы предложил принять такие меры в тех районах, где можно применять труд заключенных – применять их труд»13. В 1930-1931 гг. заключенные Верхнекамской ИТК №2 (Березники)14, УВЛОНа15, Соликамского домзака16 были заняты на лесоразработках. Проблема кадров в лесопромышленном секторе в начале и середине 1930-х годов была снята с помощью спецпереселенцев. Более 25 тысяч семей (около 100 000 человек), раскулаченных по 2 категории, были размещены в северных районах Уральской области (в то время Пермская область входила в состав Уральской)17.

«Успешный» опыт использования труда заключенных на строительстве Красновишерского целлюлозно-бумажного комбината, который возник «как в сказке за 18 месяцев»18, дал пример многим организациям Прикамья. В вышестоящие хозяйственные организации, наркоматы, обком партии начали поступать многочисленные заявки от руководителей строек и производств на несвободную рабочую силу. В июне 1930 г. на совещании в СНК СССР представителем НКВД т. Толмачевым был поднят вопрос о слишком большой «увлеченности хозяйственных организаций невзыскательной рабочей силой заключенных»19.

Дефицит рабочей силы на строительстве Калийного рудника в Соликамске уже в сентябре 1930 года отчасти покрывался за счет заключенных домзака20. Постоянное невыполнение плана строительства Комбината «К» (1 квартал 1931 г. – 19%, апрель – 26%, май – 12%,) Уралсоветом было решено преодолеть с помощью 1500 «принудиловцев»21. Решение кадровой проблемы начальник пермского Водоканалтреста видел только в получении необходимой рабочей силы от колонии № 5 и Вишерских лагерей22. В сентябре 1931 года тресту № 16 на строительство ряда объектов - Судозавод, Комбинат «К», Бумкомбинат были переданы 2440 трудоспособных спецпереселенцев. На этих объектах это составило около 40% всех рабочих. На строительстве Бумкомбината (Краснокамск) количество рабочих увеличилось в 3 раза и соответственно выполнение плана составило 120%23. Весной 1932 года заключенные УВИТЛ работали на хлорном, калийном, химическом заводах в Березниковском районе24. В 1933 году в Пермском порту из 1370 грузчиков 900 человек были заключенные УВИТЛ (Управление Вишерским исправительно-трудовым лагерем)25.

В годы форсированной индустриализации (конец 1920-х – начало 1930-х годов) власть столкнулась с тем, что ее цели разошлись с целями трудящихся. Существовавший в стране рынок труда, т.е. возможность лично свободного гражданина продавать свои способности к труду тому предприятию, которое сможет предложить лучшие условия труда и зарплаты, стал противоречить становящейся планово-распределительной экономике. При сложившейся системе взаимоотношений власти и общества в СССР выход из создавшегося кризиса мог быть найден только за счет попыток административно разрушить рынок труда. Попытки найти иные пути привлечения рабочих на стройки и предприятия окончились неудачей. Сталин в речи на совещании хозяйственников 23 июня 1931 г. призывал покончить с текучестью кадров с помощью экономического закрепления рабочих за предприятием, закрепления при помощи высоких зарплат, улучшения снабжения и жилищных условий рабочих26. Но средств на форсированную индустриализацию и одновременно на повышение зарплаты и улучшение условий жизни рабочих не хватало. Вероятно, в годы первой пятилетки шел активный эмпирический поиск выхода из сложившейся ситуации, поиск различных путей привлечения рабочей силы, механизмов стимулирования труда. Поиск шел одновременно в кардинально разных направлениях. 5 декабря 1929 г. было принято Постановление ЦК ВКП(б) «О реорганизации управления промышленностью», которое обязывало предприятия перейти на хозрасчет27. Т.е. при жестком планировании оставались элементы рыночных отношений. В том же году было принято Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР «Об использовании труда уголовно-заключенных»28, которое представляло иной путь решения проблем недостатка рабочих рук. В дальнейшем эти два разных пути или метода привлечения рабочих рук, стимулирования труда сосуществовали в советской экономике. Причем, сосуществование этих методов стимулирования труда и принуждения к труду нашло свое отражение во всех сферах экономики Советского Союза применительно ко всем трудовым ресурсам страны. Так, в исправительно-трудовых лагерях внедрялась система премирования29 и сдельная система оплаты за хороший труд, а в трудовом законодательстве страны появлялись нормы, запрещающие покидать завод или учреждение, ужесточающие трудовую дисциплину. Но основной тенденцией первых пятилеток стало уничтожение рынка труда в стране и замена его планово-распределительной системой, достигшей своего пика в указах 1940 г.30 Эти указы ужесточали трудовое законодательство и вводили элементы принуждения во все трудовые отношения в стране.

Внеэкономическое принуждение к труду в предвоенные годы стало нормой в отношениях государства-работодателя и рабочего-заключенного-спецпереселенца и во многом определило дальнейшую историю взаимоотношений советского государства и человека.

__________________________
1 ГОПАПО. Ф. 156. Оп. 1. Д. 211. Л. 2.
2 Там же. Л. 261.
3 ГОПАПО. Ф. 156. Оп.1. Д. 215. Л. 77.
4 Там же. Ф.156. Оп.1. Д.291. Л.71-71об.
5 Осокина Е. За фасадом «Сталинского изобилия». Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации 1927-1941 годы. М. 1999 г. С. 78.
6 ГОПАПО. Ф.59. Оп.1. Д.76. Л. 114-114об.
7 ГОПАПО. Ф.58. Оп.1. Д.28. Л.472.
8 Высчитано по: ГОПАПО. Ф. 58. Оп.1. Д.1. Л. 88; Д.16. Л.222; Д.951. Л.18; Ф. 59. Оп.1. Д.8. Л. 99; Д.77. Л. 8,13,15,17,22,25,36,40; Ф. 1. Оп.1. Д. 569, 12об. Л.69, 79; Д.736. Л.2об.44; Ф.156. Оп.1. Д.295. Л.22.
9 ГОПАПО. Ф.58. Оп.1. Д. 16. Л.222об.
10 Там же. Ф.59. Оп.1. Д.74. Л.19.
11 Фицпатрик Ш. Сталинские крестьяне. Социальная история советской России в 30-е годы: деревня. М.2001. С. 108-109.
12 ГАРФ. Ф. 5515. Оп.17. Д.7. Л. 29-32.
13 Там же. Д.132. Л. 124-128.
14 ГАПО. Ф.р-736. Оп.1. Д.6. Л.5.
15 ГОПАПО.Ф.156. Оп.1. Д.291.Л.5.
16 Там же. Ф.59. Оп.1. Д.16.Л.14.
17 Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953 г.г.). Екатеринбург-Пермь, 2003 г. С. 368.
18 18 месяцев, которые создали комбинат «Вишхимз». Красновишерск, 1933. С. 5.
19 ГАПО. Ф.р-122. Оп.3. Д.8.Л.5об.
20 ГОПАПО. Ф. 59. Оп.1. Д.8. Л.86об.
21 Там же. Ф. 58. Оп.1. Д.1.Л.88.
22 Там же. Ф. 1. Оп.1. Д.569. Л. 79-85.
23 Там же. Л.12.
24 Там же. Ф. 59. Оп.1. Д.51. Л. 22, 33, 34, 35.
25 Там же. Ф. 1. Оп.1. Д.952. Л.231.
26 Сталин И.В. Новая обстановка – новые задачи хозяйственного строительства. Госполитиздат, 1952. С. 20-21.
27 Овсянников В.А. Хозрасчетная бригада и дисциплина труда. // Вестник Волжского университета им. Татищева В.Н. Тольятти, 1999. С. 86.
28 Экономика ГУЛАГа и ее роль в развитии страны. М.1998. С.17-20.
29 «Особенное внимание обратить на производительность труда заключенных и их материальную заинтересованность, применяя систему премирования» - из резолюции по докладу о состоянии треста "ВИШХИМЗ" 1929 г. ГОПАПО. Ф.156. Оп.1. Д.291. Л.5; Приказ по управлению строительства канала Москва-Волга №126 от 14 августа 1933 г. "О дополнительном премвознаграждении за высокое качество работ". ГАРФ. Ф. 9489. Оп.2. Д.45.Л.216; Справка по вопросу оплаты труда заключенным и необходимости перевода содержания исправительно-трудовых лагерей и колоний на госбюджет. Зам. Министра ВД СССР ген.полк. Чернышев В. июль 1948 г. ГАРФ. Ф. 9414. Оп.1. Д.368 С. 401-404. и др.
30 Указы от 26 июня «О переходе на 8 часовой рабочий день, на 7 дневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений», 10 июля «Об ответственности за самовольные отлучки и дезертирство», 28 декабря 1940 г. «Об ответственности учащихся Ремесленных, Железнодорожных училищ и школ ФЗО за нарушение дисциплины и за самовольный уход из училища (школы)»

Источник: Пермский государственный архив новейшей истории

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Табличка, в которой отражается «сегодня». 20 ноября в Музее архитектуры открывается экспозиция, посвященная пятилетию проекта «Последний адрес»
| О дискуссии вокруг Стены памяти в Коммунарке
| Кто и зачем ставит памятники Сталину в России
ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВОЕННОПЛЕННЫХ
История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
Воспоминания узников ГУЛАГа
| Мой папа простой труженик…
| Для тебя средь детей не бывало чужих
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus