АГСные Соловки


Автор: Ирина Кизилова

05.10.2017

Соловецкие острова, расположенные в Белом море, тесно связаны с историей ГУЛАГа – главного управления лагерей, в которые отправляли людей, репрессированных большевиками. С Соловков эта история и начиналась, точнее с организации здесь СЛОНа – Соловецкого лагеря особого назначения, ставшего настоящей голгофой для многих невинных людей. Но сегодня я хочу рассказать еще и о другой истории острова –  АГСной, связанной с организацией здесь в 2000 году первого летнего лагеря добровольного труда молодых россиян, добивающихся замены военной службы по призыву на альтернативную гражданскую службу. Читать дальше

Вчера пермские «мемориальские» бабушки и дедушки отправились в свое очередное путешествие. На этот раз в Нытвенский музей ложки. Я не поехала, поскольку была там совсем недавно и даже написала об этом материал в сентябрьский номер «Вестника «Мемориала» под названием «Ложки несвободы». Зато передала через куратора поездки Кристину Владыкину подарок музею. О нем хочется рассказать особо, ведь я его, можно сказать, оторвала от сердца.

Он дорог мне, потому что напоминает о поездке в 2000 году на Соловки с десятью пермскими участниками нашего эксперимента по отработке модели прохождения альтернативной гражданской службы (АГС) в России. 
В начале 21-го века, конечно, еще никакой АГС в нашей стране не было, как не было и закона о ней, хотя российской Конституцией она была предусмотрена. Подавляющее большинство депутатов тогдашней Государственной думы не хотели принимать этот закон, ссылаясь на то, что в России нет подобных прецедентов, нет модели ее прохождения. Так мы вам предоставим эту модель, решили пермские мемориальцы, и вместе с рядом других правозащитных организаций начали создавать её (как это проходило, подробно описано в книге «Альтернативная гражданская служба. Пермский эксперимент».). 
В конце работы над экспериментом мы поехали на Соловецкие острова, на те самые, что расположены в акватории Белого моря в 150 километрах от Полярного круга. Там усилиями коалиции российских некоммерческих организаций «За демократическую АГС» (в нее входит и пермский «Мемориал») был организован первый летний лагерь добровольного труда для альтернативщиков, под названием "Соловки-АГС-2000". Здесь собрались сорок человек со всех концов страны. Нас, пермяков, двенадцать: десять претендентов на АГС, психолог Глеб Леонидович Иванов и автор этих строк. Нашей задачей было – отработать экстерриториальный способ прохождения АГС (то есть за пределами своего региона). 
Позже об этом уникальном лагере его участники напишут стихи, песни, восторженные отзывы в газетах. Там действительно все для нас было необыкновенным: и все время меняющие окраску облака на необъятном куполе неба, и замшелые стены древнего Соловецкого кремля, знавшего много тайн, навсегда ушедших в минувшие века, и загадочные лабиринты, неизвестно кем разложенные тут и там по Соловецкому архипелагу. 
Но самое главное, ребята прикоснулись к великой трагедии десятков тысяч узников, согнанных на Соловки с огромного пространства бывшего Советского Союза по чудовищной прихоти его вождей. Из Википедии: история Соловецких лагерей на территории архипелага насчитывает 19 лет – с 1920 по 1939 гг. Она связана с формированием и деятельностью целой системы карательно-репрессивных структур в нашей стране сразу после переворота в октябре 1917 г.

Участники лагеря с замиранием сердца слушали рассказы сотрудников музея ГУЛАГа, действующего на территории Соловецкого кремля, тогда еще не переданного обратно в лоно ПРПЦ, бродили по монастырским кельям в его толстокаменных стенах со следами, оставленными сидевших в них узниками, взбирались на Секирную гору, где было самое страшное для заключенных пыточное место… Это оставляло глубокий след в юных душах, учило их понимать сложности истории своей страны, вызывало желание знать все, а не только победные ее страницы.

В то же время лагерь решал и чисто утилитарные задачи. Руководители лагеря искали ответы на вопросы, похожие на те, которые мы ставим у себя в Перми, но с поправкой на экстерриториальность. Так, важно было определить, сколько может стоить проживание, питание, обучение АГСников вдали от дома, как организовать их работу и досуг, как контролировать трудовую дисциплину, как лечить, если кто-то заболеет, и тому подобное.

Главная задача молодых участников лагеря была - заготовить на зиму дрова для местных малообеспеченных престарелых жителей. Для этого сначала надо было повалить деревья в лесу, затем перевезти в поселок, распилить, развести по домам, а там - нарубить и сложить в поленницы.

Пермские парни участвовали во всем этом процессе от начала до конца. На лесоповале наши ребята провели почти две недели. Их официально оформили лесорубами в бригаду местного лесхоза, а я в их бригаде была поваром, тоже официально оформленным – варила супы и каши на костре посреди лесной поляны.

Условия там были суровые, если не сказать – экстремальные. Жили в палатках, в жару в них слишком душно, а в холод они мало согревают. Погода же на Соловках очень переменчива. На лесосеке от несметных полчищ мошкары и комаров не спасали даже противомоскитные сетки. Но никто из ребят не подкачал, а особенно лихо управлялся с бензопилой, привезенной из Перми, Вася Жигалов, самый младший из нашей группы, ему только-только исполнилось девятнадцать.

Забегая вперед, скажу, что каждый из участников пермского эксперимента получил на официальных бланках «Благодарности» – от администрации поселка Соловецкий, от руководства местного лесничества, от поселкового совета ветеранов войны и труда и много-много неофициальных благодарностей от самих жителей поселка, которые, благодаря участникам лагеря, встретили зиму с запасом бесплатных дров.

А как здорово было слушать вечерами у костра песни Володи Аксенова под гитару (ее мы тоже не забыли взять из Перми). И как замечательно Сережа Селедков изображал старушку (подопечную АГСников) на концерте в поселковом клубе.

Мы уезжали с Соловков гордые тем, что выдержали это серьезное испытание. Увозили с собой разные сувениры. Один из моих – та самая деревянная ложка, которую Кристина Владыкина подарила вчера Нытвенскому музею. На ее черенке выжжено: «Соловки-2000». А внутри черпачка изображен, тоже способом выжигания, еще невосстановленный Соловецкий кремль, еще без креста над шпилем главного храма.

С тех пор мне ни разу не удалось побывать на Соловках, а хотелось бы. Говорят, там многое изменилось, всем заправляет РПЦ – теперешняя хозяйка кремля, да по сути, и всего острова. Сохранение памяти о страшной ГУЛАГовской истории Соловков не входит в ее приоритеты.

Своим участием в том соловецком волонтерском лагере ребята самоотверженно торили путь к альтернативной гражданской службе в России. Отработанная в ходе эксперимента модель АГС легла в основу проекта федерального закона, внесенного в Государственную думу. В 2002 году он был, наконец-то, принят, а в 2004-м вступил в действие. С тех пор у российских призывников есть законное право выбирать один из путей служения Отечеству – военный или АГСный, без оружия в руках. Сегодня в стране альтернативно служат около тысячи молодых людей, каждый двадцатый из них житель Пермского края. Нельзя сказать, что все претенденты и сейчас легко проходят путь от подачи заявления о замене военной службы до ее начала, на этом пути еще много разных препонов. Преодолеть их ребятам, как всегда, помогают сотрудники нашего «Мемориала», действуя в рамках социально значимых проектов.

Ирина Кизилова,

руководитель общественной правозащитной приемной Пермского краевого отделения общества «Мемориал».

 

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Памятник жертвам политических прецессий*
| «Мы все были врагами народа»
| Вестник «Мемориала». Октябрь 2017
| Гражданская память. Впервые День памяти жертв политических репрессий пройдёт в Перми в расширенном варианте
| Соловецкие доносы. На архипелаге готовятся предать забвению политические лагеря
| Монумент "Маски скорби" Эрнста Неизвестного все-таки установят под Екатеринбургом
| Артисты Театра-Театра и Театра оперы и балета пройдут альтернативную гражданскую службу, не сходя со сцены
| Генетик Галина Леонидовна Муравник рассказывает об истории своей семьи в XX веке и о том, как её предки вначале строили «новый мир», а потом сами пали жертвами нового режима
| Программа Гражданских сезонов «Пермские дни памяти»
| Гражданские сезоны «Пермские дни памяти»

blog comments powered by Disqus