Исторический раздел:

Владимир Мединский приоткрыл завесу тайны в работе комиссии против фальсификации истории


Владимир Мединский приоткрыл завесу тайны в работе комиссии против фальсификации истории

Владимир Мединский приоткрыл завесу тайны в работе комиссии против фальсификации истории

Владимир Мединский, единоросс, член Комиссии по противодействию фальсификации истории, автор сочинений «Об «особом пути» и загадочной русской душе»«О жестокости русской истории и народном долготерпении»«О тяге русских к «сильной руке» и неспособности к демократии» и т.д. дал интервью издательству«Новый регион». В нём он рассказал о своих идеалах исторической политики в государстве: «Вот при Сталине историческая политика была – был заказ на исторические фильмы, исторические книги..., потому что человек знал толк в идеологии и промывании мозгов»; раскрыл некоторые секреты работы комиссии: «Скажу честно – это было собрание энтузиастов», и поделился своими творческими планами – выбор темы новой книги был обусловлен тем, что автор «натолкнулся на хороший сюжет, который не проходят в школе и который малоизвестен».

Оригинальная публикация на nr2.ru

 

Екатеринбург, Февраль 28 (Новый Регион, Александр Родионов) – Екатеринбург посетил известный историк и публицист, профессор Владимир Мединский. Он привез на Урал свой новый, на этот раз художественный роман – «Стена». Произведение посвящено одному из самых интригующих периодов российской истории – Смутному времени и оккупации Москвы в XVII веке. Корреспондент «Нового Региона» встретился с профессором Мединским и узнал, почему могут распустить комиссию по противодействию фальсификации истории, может ли власть «заказывать историю», как это делал Сталин, почему не хотят хоронить тело Ленина и как может отреагировать на демократические митинги Владимир Путин.

– Н.Р. Владимир, поздравляем Вас с выходом первого художественного романа. До этого вы занимались только наукой и публицистикой. Роман «Стена» посвящен периоду русской «Смуты» – скажите, почему Вы выбрали этот временной отрезок?

– В.М. Я писал о том, что интересует лично меня. Просто мои ощущения попали в резонанс с ощущениями моих многочисленных читателей. Никакими маркетинговыми исследованиями я не занимался.

– Н.Р. А почему выбрали именно тему русской «Смуты»?

– В.М. Случайно получилось. Натолкнулся на хороший сюжет, который не проходят в школе и который малоизвестен. Даже в самом Смоленске. Обидно стало. Я ведь всегда в своих публицистических книгах пишу, что наша история недораскручена, что не хватает о ней фильмов и романов, решил восполнить. Хватит причитать, надо практически это исправить.

– Н.Р. Хорошо. Вы входите в состав комиссии по противодействию фальсификации истории, у вас есть благодарность от президента Медведева за эту работу. Не расскажете подробней про этот орган – с кем и чем он борется?

– В.М. Скажу честно – это было собрание энтузиастов, которое после того, как ушел Нарышкин (Сергей Нарышкин, глава комиссии, ныне спикер Госдумы РФ, прим. НР) не занимается ничем. И у меня есть сильное опасение, что комиссию распустят. Это новость.

– Н.Р. Причем в своем роде даже сенсационная… И что будет дальше?

– В.М Да, есть такое опасение, что распустят комиссию. А что будет дальше? Ничего. У нас и так комиссия, к большому сожалению, работала исключительно на энтузиазме организаторов. Этакий странный орган без аппарата, без людей, без бюджета – без ничего. Собирались раз в полгода, чего-то там обсуждали – кто-то что-то на своем уровне старался делать…

– Н.Р. Каков итог этих собраний?

– В.М. Для того чтобы заниматься историческим просвещением, сохранением исторической памяти, нужны люди, которые несли бы политическую ответственность за это. Ну, а поскольку это была задача «№ 1999», лежащая на Нарышкине, я вообще удивляюсь, как ему два раза в год хватало времени на это. Для остальных же это была просто общественная нагрузка. Кто-то делал ее с большим энтузиазмом, кто-то – с меньшим. Еще у нас были такие члены, которые вообще не были ни на одном заседании – им просто было все равно. Их вписали туда по должности, но им это было совсем не интересно.

– Н.Р. Вы как профессиональный историк, как считаете, – действительно ли кто-то фальсифицирует историю России и с этим нужно бороться?

– В.М. Я думаю, что нет – на эту проблему надо смотреть шире. Есть необходимость в исторической политике у государства. А ее у нас нет – все развивается спонтанно, «самостийно». Вот при Сталине историческая политика была – был заказ на исторические фильмы, исторические книги. Например, роман «Петр Первый» написан Толстым по непосредственному приказу Сталина. Были и другие шедевры. Потому что человек (Сталин, прим. НР) знал толк в идеологии и промывании мозгов. Сейчас все пущено на самотек и КПД, естественно, «ниже плинтуса».

Сам я считаю, что такая комиссия ни с кем бороться не должна. Необходимо эту комиссию просто преобразовать в некий политический орган. Что-то типа Совета при президенте по историческому просвещению. Или сохранению исторической памяти. Который бы занимался не столько противодействию фальсификациям, сколько позитивному распространению исторических знаний, поддержкой государственного исторического кино, книг, журналов, проектов. Чтобы этот орган консолидировано отвечал за историческую политику в стране. Не так как сейчас – «кто-то до чего-то дорвался и что-то заимел», а некое министерство.

– Н.Р. Прямо-таки целое министерство?

– В.М. Ну не министерство, конечно, бюрократизация тут ни к чему. Но, тем не менее, компактный политический орган. У которого были бы полномочия определять политику, давать рекомендации.

– Н.Р. Во время СССР была другая политическая система – «кругом были враги» – этим можно как-то объяснить такой сталинский заказ. Как Вы думаете, как бы сейчас все отнеслись к книге, которую написали по приказу Владимира Путина?

– В.М. Нормально бы отнеслись – если роман получился хорошим, хорошо бы отреагировали. Плохо – не заметили бы. Сейчас рынок «напичкан» разного рода литературой – исторической, псевдоисторической. К сожалению, читают мало сейчас, меньше чем в советские времена. Главное сейчас – телевизор.

– Н.Р. Владимир, у вас есть любопытные высказывания о Сталине в духе – тот факт, что он не покинул Москву в первые дни войны говорит, что он был готов умереть вместе с народом. Вы не идеализируете образ «вождя народов»?

– В.М. Нет. Я вообще мало чего являюсь сторонником. Просто Сталин – историческая фигура. Нельзя к таким фигурам подходить с черно-белой линейкой. Одно дело – это внутренняя политика Сталина, которая во многом достойна порицания и осуждения, другое – позиция Сталина по внешнеполитической позиции СССР. Здесь он себя вел как «державник». Я бы так к этому подходил – надо стараться трезво смотреть на вещи.

– Н.Р. Год назад Вы выступили с инициативой предать тело Ленина земле. Но инициатива не нашла поддержки ни во власти, ни в обществе. Как думаете, почему?

– В.М. Мы боимся принимать решения. Часто руководствуемся в принятии важных идеологических решений соображениями: а как рейтинг, а выборы, как бы ни обидеть кого-то из достопочтенных избирателей. И часто вопросы добра и зла и просто здравого смысла в сиюминутной политической суете отходят на второй план. Поэтому такие вопросы и не решаются.

– Н.Р. Сейчас в России наблюдается подъем гражданского правосознания – люди выходят на митинги, требуют честных выборов. Такого в России не было уже давно. С чем это связано?

– В.М. Это связано с тем, что общество слишком долго ждет тех реформ, которые нужны. И наиболее активная часть общества требует ускорения, внимания и уважения к себе. Это нормально.

– Н.Р. Этот общественный запрос будет выполнен, как думаете?

– В.М. У Путина есть две перспективы. Либо меняться вместе с обществом, ситуацией и вступить в авангарде этих изменений, либо «заморозить» историю. Оба варианта возможны, просто второй, думаю, плохо закончится.

© 2012, «Новый Регион – Екатеринбург»

 

Записей не найдено.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Конференция «Тоталитаризм: история, память, практики сопротивления» в НИУ ВШЭ – Пермь: впечатления участников
| На «Артдокфесте» покажут «От рабства к свободе» — документальную картину о любви и борьбе евреев в брежневском СССР Вот что было до и после событий, про которые рассказано в фильме
| "Дай списать, фашистка"
Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)
История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
Информация по спецпоселениям ГУЛАГа в г. Чусовом и Чусовском районе Пермского края, существовавших
в 1930-1950-е годы

| Меня спас Вагнер
| Без права переписки
| Главная страница, О проекте