Размещение спецпереселенцев в Чердынском районе в 1930-1934-е годы


Автор: Александр Чернышов

20.02.2020

21 февраля 2020 года исполняется 90 лет со дня прибытия в 1930 году первого эшелона на станцию Соликамск с «раскулаченными» крестьянами. Всего в феврале-марте 1930 года на станцию Соликамск прибыло не менее четырёх эшелонов, в которых депортировали не менее 5 тысяч человек.

Количество переселяемых в начале 1930-х гг. на Урал «раскулаченных» семей зависело, как правило, от потребностей местных предприятий в рабочей силе. В результате фактического провала планов освоения лесных богатств Северного Урала и Тобольского Севера силами завербованных рабочих леспромхозы, промыслы и другие предприятия этих районов влачили жалкое существование и десятки тысяч дешевых рабочих в лице «раскулаченных» и депортированных были для них спасением. Архивные фонды хранят многочисленные заявки леспромхозов и других хозяйственных организаций на присылку сотен и тысяч «кулацких» семей, организацию трудовых лагерей на подведомственных территориях.

С начала 1930 года эти заявки стали активно исполняться. За первый год «раскулачивания» в 31 районе Уральской области (1) (в основном на Севере) была расселена 31851 кулацкая семья (всего 134421 человек, из них трудоспособных – 56685, детей до 16 лет – 48491). Принять такой контингент, разместить, обеспечить продовольствием, одеждой, обувью ни местные власти, ни хозяйственные организации были не в силах. Этот год был самым трудным для спецпереселенцев и их семей.

Верхне-Камский округ (2) должен был принять в феврале-марте 1930 года 10 тысяч семей (около 50 тысяч человек). Планировалось разместить их в основном в Чердынском и Ныробском районах. В Чердынском леспромхозе планировалось разместить 5500 семей (около 27500 человек). Спецпереселенцев по мере возможности старались изолировать от местных жителей, селили в деревнях небольшими отдельными группами во избежание «контрреволюционной агитации». Многие люди, перенесшие изнурительную дорогу, не выживали здесь, в необустроенных жилищах, в холодную северную зиму. Местные власти в спешном порядке вели подготовку к принятию переселенцев. Необходимо было подготовить гужевой транспорт, решить вопрос с питанием на первое время, вопрос размещения спецпереселенцев и т.д.

На местных жителей Ныробского района, к примеру, легли нелегкие обязанности в связи с прибытием спецпереселенцев:

  1. Конвоирование этапов и охрана спецпереселенцев в ночное время;
  2. Гужевая повинность по перевозке больных, детей, имущества спецпереселенцев;
  3. Выпечка хлеба для спецпереселенцев. Ныробский район – территория северного завоза продовольствия, здешнему крестьянину самому трудно жилось.
  4. Размещение по домам, а если не хватало места в домах, то размещали в банях.

В течение февраля-марта 1930 года в Ныробский район планировалось разместить 4 тысяч семейств спецпереселенцев. В архиве есть много таких документов о расселении: «Разместить в домах по 20 человек, в клубе – 100 человек, в банях – 5-6 человек» (3).

Всего Чердынский леспрохоз планировал принять, как сказано выше, 5500 семей, и построить для этого 26 поселков, в каждом из которых размещалось бы от 20 до 600 семей переселенцев.

План маршрутов перемещения «раскулаченных» из Соликамска в Чердынь

Представляем сведения из рассекреченных архивных документов, в которых представлены планы маршрутов людей с прибывших составов – отдельно для обозов с семьями и имуществом ссыльного «кулачества», и отдельно прохождения пеших этапов ссыльного «кулачества» по тракту «Соликамск – Чердынь».

21 февраля в 17 ч. 48 мин. (удивляет точность!) планировалось прибытие первого эшелона с ссыльным «кулачеством» на ст. Соликамск.

Расписание прохождения обозов с семьями и имуществом ссыльного «кулачества» по тракту Соликамск – Чердынь.

Ст. Обоза

Движение обоза

Время движения обозов

1-я партия

Число, месяц

часы

минуты

Соликамск

Прибывает

21.02

17

48

Выгрузка

21.02

2

00

Выбывает

21.02

19

48

Татарская (перевалочный пункт)

Прибывает

22.02

3

48

Отдых

22.02

2

00

Выбывает

22.02

5

48

Чердынь

Прибывает

22.02

13

48

Примечание: погрузка… в течение 2 часов. Обоз проходит по тракту «Соликамск – Чердынь» из расчета 6 км /ч … (4).

 

Расписание прохождения пеших этапов ссыльного «кулачества» по тракту «Соликамск – Чердынь»

Наименование

Станция

Этапа

Движение пешего этапа

Время движения обозов

1-я партия

Число, месяц

часы

минуты

Соликамск

Прибывает

21.02

17

48

Выгрузка

21.02

3

-

Выбывает

21.02

20

48

Село В-Мошево

Прибыв.

22.02

3

18

Привал

22.02

3

-

Выбывает

22.02

6

18

Татарская (перевалочный пункт и сдача этапа Чердынскому конвою)

Прибывает

22.02

11

48

Отдых

22.02

3

-

Выбывает

22.02

14

48

Село Губдор

Прибывает

22.02

20

48

Привал

22.02

3

-

Выбывает

22.02

23

48

Чердынь

Прибывает

23.02

6

18

Примечание: Этапы проходят по грунтовым дорогам из расчета 4 км/ч… (5).

 

Но 21 февраля 1930 года эшелон с «раскулаченными» крестьянами опоздал почти на 2 часа, т.е. прибыл в 19 часов 25 минут, а вместо планируемых двух часов на разгрузку потрачено 7 часов 30 минут, т.е. разгрузка была завершена к утру 22-го февраля (6).

 

Вот выводы председателя ОкрИКа Михалевского и распоряжения по организации очередного эшелона 23-25 февраля 1930 года

 

Чердынский РИК тов. Первову

Копия тов.. Заразилову

23.02.1930 г. 17 час.

По полученным данным перевозка первого эшелона из Татарской до Чердыни прошла не организовано. Мобилизованные Вам лошади являлись с запозданием, что задерживало отправку из Татарской высылаемых. Предлагаю принять меры к изжитию… неорганизованности и дать в новый комплект 1050 лошадей. Дальнейшая перевозка в ближайшее время: 26.02 эшелон 1600 чел., в Татарскую прибудет 27-го к 12:00. 28 февраля 800 ч., 02.03 1500 чел.

Предлагаю все прибывшие эшелоны в Татарскую обеспечить своевременно лошадьми. Если для Вас недостаточно будет 1050 лошадей, предложите от имени Окрика Ныробскому РИКу дать необходимое кол-во лошадей. Ответственность возлагается на Вас персонально (на Первова).

Председатель Окрика Михалевский (7).

 

План расселения ссыльного «кулачества» в округе

План строительства поселков по Верхне-Камскому округу

Чердынский ЛПХ:

наименование поселка

домов

семей

Байдач

75

300

Семь Сосен

50

200

Фадино

50

200

Ланциус

25

100

Вижай

150

600

Валай

50

200

Усть-Шумиха

100

400

Усть-Унья

25

100

Анель

38

150

Усть-Манежная

62

250

Дия

38

150

Усть-Сысой

50

200

Ильинское

50

200

Юговож

50

200

Сорожье

50

200

Среднее

50

200

Синяк

50

200

Колчим

25

100

Цепель

50

200

Пульт

50

200

Осиновка

50

200

Кушка

50

200

Сулымка

25

100

Франц.визер

75

300

К. Печера

82

330

Усть-Язьва

5

20

ИТОГО:

1375

5500

 

Все эти планы, с прибытием первых переселенцев в конце февраля-начале марта 1930 году были нарушены, так как возникло много трудностей: нехватка подвод для транспортировки переселенцев, багажа, продовольствия и т. д. Вместо 5500 семей, которые планировали принять и разместить в Чердынском ЛПХ, к апрелю 1930 года прибыло 3783 семьи (18931 человек). Первоначально, спецпереселенцы были вывезены гужевым транспортом со станции Соликамск и размещены в Чердыни, Покче и Аниково. В первую очередь, дальше на Колву, Березовую, в имеющиеся жилые бараки на лесоучастках, отведенных Волгокаспийлесом (трест, с которым был заключен договор на расселение переселенцев, трудиспользование и т.д.), были отправлены трудоспособные переселенцы в количестве 5700 чел. Дорога явилась очередным испытанием. Через каждые 50 километров – остановка на 5 часов. Остановки были организованы чаще всего биваком, т.е. на голом снегу. По воспоминаниям очевидцев, после такой остановки около 10-12 человек оставалось лежать бездыханными. Хоронили людей прямо в снегу. Людей в дороге кормили мерзлым хлебом, который нужно было оттаивать перед едой на костре.

Семейства же оставшиеся в Чердыни, Покче, Аниково отправили на Колву, Березовую лишь в мае 1930 года, в основном по «большой воде» на пароходах и баржах. Часть спецпереселенцев была отправлены гужевым транспортом.

Спецпереселенцы сами строили себе бараки на 200-250 человек. В бараках было холодно и сыро, так как строили на мерзлом грунте. Ставили внутрь две печки-буржуйки, нары. Позднее строили дома на две семьи. Так образовывались спецпоселки.

 

План строительства спецпосёлков, составленный ориентировочно в марте-апреле 1930 года, т.е. когда прибыли первые эшелоны «раскулаченных» (конец февраля-начало марта 1930 года) (8).

Наименование учлеспромхозов

Наименование поселков

Семей

Человек

Тулпанский

Шанежная

150

750

Емжач

100

500

Кумай

150

750

Аныль

200

1000

всего

4

600

3000

Корепинский

Вижай

350

1750

Кременная

200

1000

Валай

150

750

Ланциуж

100

500

Всего

4

800

4000

Бондюжский

Бабиха

100

500

Лопья

150

750

Деревня Кубарки

100

500

Тимшер

150

750

Кельтма

100

500

всего

5

600

3000

Верх-Язьвинский

Тулымка

100

500

Осиновка

100

500

Кабакаиха

-

-

Колчим

100

500

Цепел

100

500

Всего

5

400

2000

Ныробский

Байдач

150-300

750

Фадино

150-200

750

С. Цепия

200

1000

Всего

3

500

2500

Чердынский

Булатово

100

500

Котомыш

100

500

У-Язьва

20

100

Всего

3

220

1100

неразбр

Малиновка

100

500

Веслян

100

500

Зырянская изба

200

500

всего

3

400

1500

ИТОГО

27

3520

17000

Примечание: по мнению «Мемориала», на основании имеющихся архивных документов можно предположить, что именно вышеприведенный список спецпосёлков был окончательно «утвержден» и явился планом к действию.

 

Карта размещения спецпосёлков треста «Волгокаспийлес». В источнике указана дата «Не ранее 10 мая 1930 года» (9).


Строительство спецпосёлков в 1930 году по сути было сорвано. Вот как об этом писал в отчете Уральский облисполком:

При перевозке гужем закончить переселение в Чердынский леспромхоз возможно в течение июня-июля. Таким образом, лучшие месяцы для строительства не смогут быть им использованы.

Для обеспечения всех переселенцев жильем несмотря на представленные заявки, средств до сих пор от Воглокаспийлеса не получено. Ввиду этого Президиум Окрика для форсирования строительства решил на первый год ограничиться строительством простых зырянских изб, причем леспромхозами намечена половина изб одноквартирных, в половина двухквартирных.

Для обязательного вселения рабочих средств должны быть отпущены средства немедленно, т.к. в ином случае ставится под угрозу выполнение плана зимних заготовок (некуда будет зимой селить сезонных рабочих – крестьян).

Вопрос о строительстве спецпоселков постоянно обсуждался в райисполкоме в течение 1930-1933-х годах.

 

Первые годы спецссылка испытывала множество трудностей в обустройстве переселенцев. К февралю 1931 года в Уральской области самими ссыльными было построено 115 спецпосёлков (6213 изб), в которых разместились 18639 семей (74556 человек). Остальные 13212 семей (59865 человек) были размещены в ближайших к месту работы деревнях вместе с коренным населением (в 508 деревнях размещались от 4 до 150 семей в каждой). Совместное проживание спецпереселенцев с «вольными» совершенно не устраивало власти, которые стремились максимально изолировать «кулачество».

Рассекреченные архивные документы раскрывают трагическую картину условий жизни и труда спецпереселенцев. По данным на февраль 1931 года, в посёлках на каждого приходилось 0,91 м2 жилой площади. У спецпереселенческих семей практически не было и перспектив на улучшение условий быта: согласно «директивам» они изначально лишались самой возможности «хозобрастания». Ограбленные при «раскулачивании», они подвергались всяческим притеснениям и в местах ссылки – зарплату (1/2 того, что получали «вольные» рабочие из-за увеличения норм выработки для спецпереселенцев на 50 %) выдавали не полностью (только на содержание комендатур – поселковой, производственной) каждый поселенец отчислял 25% заработка, были и другие поборы и повинности. Скудный, голодный продовольственный паек рабочему-спецпереселенцу выдавали только при выполнении норм выработки.

За счет «кулацкой» спецссылки население некоторых районов Северного Урала увеличилось более чем в два раза. При этом прежней оставалась численность медицинского персонала, больниц, медпунктов, школ, учреждений культуры. Невероятная скученность спецссыльных в избах и бараках, голод и холод, моральный надлом приводили к массовым эпидемиям болезней, высокой смертности, особенно детской. По данным органов ОГПУ и облздравотдела, только по 6 округам Уральской области с 20 февраля по 1 июня 1931 г. свыше 25,9 тыс. больных спецпереселенцев обращались за медицинской помощью в амбулатории. Следует учитывать, что «посетить» амбулаторию ссыльный мог далеко не всегда и далеко не в каждом поселке. В спецпоселках амбулаторий и медпунктов в 1931 г. вообще не было. Эпидемические заболевания (сыпной тиф, скарлатина, дизентерия, грипп, малярия) распространялись среди спецпереселенцев очень широко, зачастую формируя эпидемиологическую картину целого района.

Политика в отношении кулаков, спецпереселенцев в области их воспитания и «перевоспитания» резко отличались от лозунгов. К весне 1931 года лишь 15,5% детей спецпереселенцев были «охвачены» школьным обучением. Учились только дети из тех семей ссыльных, которые были размещены вместе с коренным населением. В спецпосёлках в 1930/1931 учебного года не было ни одной школы и ни одного учителя.

Что касается взрослых переселенцев и молодёжи, которую надо было «отслоить от стариков», то им, кроме платных курсов ликбеза и «Красных уголков», в «программах развития образования и культуры» на 1930-1932 гг. не предназначалось ничего.

Массовое переселение «раскулаченных» семей прекратилось только с середины 1931 года, когда постановлением СНК СССР от 19 мая ОГПУ предлагалось отдельные контрреволюционные элементы в деревне изымать в порядке индивидуального ареста.

В 1934 году положение спецпереселенцев немного улучшается благодаря «работе по освоению спецссылки» сотрудниками НКВД по Свердловской области:

 

В результате такой работы «проведена частичная перегруппировка ссылки путем изъятия от одних хозорганизаций, не желающих осваивать ее, и передачи другим (в промышленность и на новостройки).

Ликвидировано по области до 60 поселков, не имеющих перспектив к хозяйственному закреплению и оседанию ссылки. Этим самым устранены допущенные в 1930/31 гг. ошибки территориального расселения ссылки».

Большое количество лесных спецпоселков, выстроенных в годы 1929-1931, не имеют достаточных перспектив для хозяйственного развития, в частности организации сельхозбазы. Особенно это относится к тем поселкам, которые выстроены на болотах или песках, в местах максимального отдаления от райцентров и при полном отсутствии подъездных путей к ним. Многие поселки расположены в таких точках, куда можно попасть только в половодье или санным путем. В смысле продовольственного снабжения эти поселки пользуются северным завозом (районы: Ныроб… Кр.Вишера…). Поэтому и была взята ставка на ликвидацию таких поселков.

Внешний вид лесных трудпоселений производит далеко не отрадное впечатление. Благоустройство поселков полностью не закончено…

Большая часть домов в полуразрушенном состоянии, крыши протекают, окна наполовину забиты досками из-за отсутствия стекла, зимних рам нет, печи разваливаются и т.д. Во многих поселках до сих пор сохранилось жилье барачного типа.

О внутреннем благоустройстве жилищ не приходится говорить.

 

Срыв и невыполнение программы по строительству и благоустройству поселков объясняется по вине самого Наркомата, потому что кредиты им были спущены только в 3 и в начале 4 квартала, т.е. на исходе строительного сезона и начала развертывания осенне-зимних лесозаготовок, когда все трудоспособное население поселков занято на прямом производстве.

За три с половиной года спецссылки более 50% переселенцев либо сбежало, либо умерло.

Только по одному «Западолестресту» убыль ссылки составляет 56% (за 3,5 года). Вот данные бегства и смертности по отдельным районам деятельности «Западолеса»:

Чердынский район – было передано 20.323 чел, из них бежало – 7993, умерло – 4.182 (убыль 59,9 %),

Ныробский район - было передано 12.184 чел, из них бежало – 2474, умерло – 3.853 (убыль 51,9 %),

На 1934 год спецпоселки в Чердынском районе-Чердынский ЛПХ (возможно, что список поселков не полный), как бы «утвержденные», т.е. они в 1934 году продолжили существовать.

Лобырь, Елва, Булатово, Совхоз «Лесоруб», Мель, Данилов Луг, Глубокая, Новина, Окчим (возможно, Акчим) – Красновишерский ЛПХ, Сава – Чердынский ЛПХ, Усть-Улс-Красновишерский ЛПХ (10).

О состоянии спецссылки в Красновишерском ЛПХ  по состоянию на 20.06.1934

Гостиный Остров, Усть-Горевая, Золотанка, Вая, Шудья, Вёлс, Приисковая, Двадцатка, Песчанка, Дресвянка, Чурочная, Волынка, Рутчер, Мясная, Н.-Родник, Якуниха, Усть-Вильва (11).

Ныробский район (возможно, что список поселков не полный), как бы «утвержденные», т.е. они в 1934 году продолжили существовать. Вижаиха, Ныроб, Богатырево, Новый Путь, Осиновский, Совхоз «Колвинец», Вижай, Аныль, Шалинская (возможно, «Шанежная»), Вилькино, Низменская (возможно, «Низьвенская») (12).

К сожалению, более полный список спецпосёлков Чердынского и Ныробского районов на 1934 год пока не найден.

Большинство из вышеперечисленных населенных пунктов уже прекратили свое существование.

 

Примечания:

  1. Уральская область – с 1923 г. по 1934 г. существовала Уральская область в центром в г. Свердловске, которая объединяла уральский регион, в том числе нынешнюю территорию Пермского края.
  2. Верхне-Камский округ – с 1923 г. по 23.07.1930 г. Уральская область была поделена на округа. Верхне-Камский округ с центром в г. Соликамске объединял нынешние районы: Чердынский, Красновишерский, Соликамский, Усольский.
  3. ГАПК. Ф.р-625. Оп.1. Д.3. Л.24. Протокол заседания чрезвычайной тройки при Тулпанском участке на 10.02.1930 г.
  4. МБУ «Архив г. Соликамска» Ф.160. Оп.1. Д.25. Л.31.
  5. МБУ «Архив г. Соликамска». Ф.160. Оп.1. Д.25. Л.32.
  6. МБУ «Архив г. Соликамска». Ф.160. Оп.1. Д.25. Л.48.
  7. МБУ «Архив г. Соликамска». Ф.160. Оп.1. Д.25. Л.35.
  8. ГАСО. Ф.р-88. Оп.21. Д.51. Т.3-4. Л.157.
  9. ГА РФ Ф.р-393. Оп. 43 а. Д. 1796. Л. 64.
  10. ПермГАСПИ. Ф.200. Оп.1. Д.619. Л.10об,11.
  11. ПермГАСПИ. Ф.849. Оп.1. Д.439. Л.6,8,10,13,14,16,18,20,22,23,25,26,28,29,30, 31,33.
  12. ПермГАСПИ. Ф.200. Оп.1. Д.619. Л.10об.
Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Спецкомендатуры... для и против своих
| «Он воспринимает происходящее по-мужски. Но все же надеется на справедливость» Катерина Гордеева поговорила с адвокатом Юрия Дмитриева, которому опять продлили срок содержания в СИЗО
| XХ Всероссийский конкурс исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век». 2020-2021 гг.
ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ В ПРИКАМЬЕ 1918-1980е гг.
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
Ширинкин А.В. Мы твои сыновья, Россия. Хроника политических репрессий и раскулачивания на территории Оханского района в 1918-1943гг.
| «У нас еще будут хорошие дни»
| Мама верила, что он невиновен
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus