Одна война – разные истории


Автор: Роберт Латыпов

Источник

07.05.2018

Выставка «Разные войны» рассматривает различные прочтения истории Второй мировой, предлагаемые школьными учебниками / Ирина Кашталян, Ирина Вершинина

Уже несколько лет в городах Европы, в том числе в России и Германии, можно увидеть выставку «Разные войны», которая показывает различные подходы к восприятию и отражению истории Второй мировой войны через сравнение школьных учебников. «МНГ» приводит выдержку из экскурсии.

Роберт Латыпов:

Почему «Разные войны», я думаю, понятно. В каждой стране своя интерпретация прошлого. Почему школьные учебники? В них в концентрированном и обобщенном виде дается история страны, которую хотят передать молодому поколению. Для анализа мы отобрали национальные школьные учебники истории, утвержденные государственными органами и изданные в 2004–2014 годах. Мы – это небольшой международный коллектив, в который вошли представители шести стран – Италии, Литвы, Польши, Германии, Чехии и России. Поэтому на выставке представлен анализ учебников этих стран.

Выставка состоит из двух частей. Первая – тематическая – разбита на шесть блоков. Среди них блоки, посвященные договору о ненападении, жертвам войны, насильственным переселениям, блоки «Холокост», «Последствия войны» и «Память о войне». Другая часть выставки – национальная. Отдельные блоки по шести странам показывают сюжеты, подчеркивающие национальное своеобразие интерпретаций прошлого этой войны.

О Холокосте

Тема Холокоста, геноцида народов отражена во всех учебниках. Например, в Чехии упоминается о жертвах среди еврейского народа. Но подается это так, будто Холокост был где-то там – в Польше, Литве, России, но, скорее всего, не в Чехии. Так и называется стенд – «Холокост где-то там».

В российских учебниках продолжается советская традиция, когда говорится прежде всего об истреблении советских граждан, среди которых были представители разных национальностей, в том числе и евреи.

В польских учебниках тема Холокоста является одной из ключевых. Это вполне объяснимо, если учитывать масштабы геноцида, который был устроен на территории Польши – там погибли около 3 млн евреев. Есть даже попытка рассмотреть это страшное явление и с позиции отношения к нему самих поляков. Даже упоминается такое явление как «шмальцовничество» – это когда некоторые поляки скрывавшихся евреев шантажировали и выдавали гестаповцам. Есть такая цитата в учебнике: «Для выживания одного еврея в немецкой оккупации требовалась помощь большого количества, обычно десятков, людей. При этом всего один шмальцовник мог отправить на смерть многих евреев и тех, кто пытался им помочь».

В немецких учебниках тема Холокоста также ключевая. В них четко прослеживается вина всей нации, потому что виновата не только власть. И в документах, которые дают на разбор ученикам, подчеркивается, что в этих процессах участвовали и сами простые немцы, что они не жили в сторонке, ничего не понимая и не видя. Например, приводятся письма обычных людей, которые жили недалеко от Бухенвальда. Когда туда пришли освободители, мирные жители делали вид, что ничего не знали о концлагере и его узниках. Но сохранились письма, которые они писали в 1942-м, 1943-м годах. Из них видно, что они знали, какие жуткие вещи происходят, что там расстреливают и сжигают. Они завозили продукты в этот конц­лагерь. Они прекрасно понимали, что происходит, как происходит и что конкретно делают немцы, и по отношению к кому они это делают.

О последствиях войны

Существуют разные оценки последствий войны.

В российских учебниках делаются два основных акцента: огромные потери и создание биполярного мира. Немецкие учебники больше говорят о четырех «Д» – денацификации, демилитаризации, демократизации и децентрализации. Все было сделано для того, чтобы уничтожить нацистский аппарат, нацистскую идеологию, чтобы не было никакой возможности восстановления гитлеровского политического режима.

Польские и литовские учебники с сожалением говорят о том, что эти страны были тройными жертвами. Сначала их оккупировал один агрессор, потом другой, потом снова первый и, в конце концов, их окончательно оккупировали. Страны описываются как жертвы. Говорится об уничтожении национальной культуры, русификации в советский период, массовых депортациях, которые были масштабными для таких маленьких государств.

О немецких учебниках

Немецкие учебники лично для меня – это некий эталон. Там поднимаются очень тяжелые темы. Учебники помогают молодым немцам понять, где мы сейчас и какими вопросами следует задаваться. Упор делается на то, чтобы ученики сами анализировали исторические документы. Например, они анализируют Mein Kampf, речи Геббельса. В немецкой историографии одним из главных, поворотных моментов самой войны является Сталинградская битва. Ученикам предлагается проанализировать письмо немецкого солдата из этого окружения. По сути, это прощальная записка. Солдат пишет: «Масштабной битвы не будет. Не жди объяснений сложившейся ситуации. Требуй их от того, кто за это в ответе». Уроки в Германии построены на анализе этих источников.

Есть, конечно, небольшой элемент национальной гордости, когда говорится о сопротивлении. Фотография небольшой студенческой группы «Белая роза». Они занимались распространением листовок. Группа мало что успела сделать. Все они были расстреляны. Несмотря на пытки, никто никого не выдал, никто не признал себя виновным.

О российских учебниках

В наших учебниках что-то сохранилось с советских времен. Так, если говорится, что 1 сентября 1939 года Германия напала и захватила большую часть Польши, то 17 сентября, когда советские войска вошли в Польшу, мы «присоединили» к себе земли. Чувствуете разницу? Такие риторические приемы почти всегда присутствуют в наших учебниках. Сохранился советский нарратив, когда говорится не «Вторая мировая война», а «Великая Отечественная война».

Тем не менее появились и новые темы. Например, роль православной церкви. В советских учебниках об этом даже не упоминалось. Нет ничего о том, что в 1943 году произошло примирение советского руководства с православной церковью и т. д. Сейчас про это написано довольно много.

Появился раздел, который рассказывает о славной работе советской контрразведки. Вот учебник для 10 класса, который вышел в 2016 году, поэтому он не вошел в наш анализ. Даже по оглавлению видно, что про войну рассказывается на 72 страницах. Шесть из них посвящены контрразведке и разведке. Там Рихард Зорге, СМЕРШ и т. д. Почему такое внимание органам безопасности? Делайте выводы сами.

Не могу не отметить опасную тенденцию в ряде российских учебников, в которых, по сути, начинается линия оправдания сталинских депортаций и снижения ответственности руководства страны за подобные преступления.


 

Персона

Роберт Латыпов

Историк, координатор пермской инициативной группы «Молодежный Мемориал» и рабочей группы «Историческая память и просвещение» при Гражданском форуме «ЕС – Россия», которая подготовила и с 2015 года проводит выставку «Разные войны». В 2018-м ее экспонирование в России осуществляется при поддержке немецкого Фонда Фридриха Науманна.

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Табличка, в которой отражается «сегодня». 20 ноября в Музее архитектуры открывается экспозиция, посвященная пятилетию проекта «Последний адрес»
| О дискуссии вокруг Стены памяти в Коммунарке
| Кто и зачем ставит памятники Сталину в России
Без вины виноватые
Информация по спецпоселениям ГУЛАГа в г. Чусовом и Чусовском районе Пермского края, существовавших
в 1930-1950-е годы

Ссыльные в Соликамске
| «Нас, как собак, покидали в телегу…»
| Добрых людей больше
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus