Люция Барташевич: Старые фотографии


Автор: Люция Барташевич

Источник

19.04.2018

Братьев было четверо: старший Пётр, 1901 г. р., мой отец Александр, 1902 г. р., Иван, 1904 г. р., и самый младший Михаил, 1910 г. р. В печально памятные годы Большого террора по каждому из них проехало «Красное колесо».

Младшего из братьев, Михаила, приговорили стандартным решением Особой тройки – как очередного участника контрреволюционной шпионской организации. Доказательств, как во всех подобных случаях, никаких. Основание для вынесения приговора одно: поляки, даже в том случае, если они русские, – шпионы. Братья, все четверо, во время следствия утверждали, что они русские, по-польски не говорят, с Польшей никаких отношений не имеют, мать у них русская; отец, умерший в 1932 г., действительно, поляк, но что же с этим поделать?!

Мне казалось, что добавить к сказанному нечего. Но со старых любительских фотографий, уцелевших с 30-х годов, сделанных отцом (он и снимал, он и проявлял негативы – тогда это был хлопотный и длительный процесс, свидетелем которого была и я), на меня смотрели любимые лица. Я почувствовала: никуда от прошлого мне не уйти.

Две фотографии мною особенно любимы.

…Из тёмной глубины рельефно выступает привлекавшее меня с детских лет лицо дяди Миши. Думаю, фотография сделана отцом в Ленинграде. Миша часто приезжал к нам и со своей скрипкой иногда выступал в кинотеатре «Молния» на Петроградской стороне перед началом сеансов (видимо, подрабатывал). На фотографии он сосредоточен и серьёзен, но обычно был весел, артистичен, любил музыку, хорошо рисовал, особенно удавались ему карикатурные изображения. Мама иногда подшучивала над его легкомыслием, которое, скорее всего, шло от молодости и открытости характера.

Вторая фотография сделана папой в Новой Ладоге, куда летом мы ездили всей семьёй к бабушке, Анне Ильиничне. Во дворе её дома около сарая расположились мои дяди: Петя, Миша, Ваня (на его плечах сижу я – он особенно любил со мной возиться). Солнечный день, свободные позы трёх молодых мужчин, весёлая игра солнечных бликов, под деревом затенённый уголок двора… Почти идиллическая картина…

Братья Пётр, Михаил и Иван Бартошевичи с племянницей Люцией. Новая Ладога

Страшно подумать, что всё это вмиг может быть разрушено. Пройдут какие-то год-два… Оставшись одна, бабушка последовательно будет получать известия о гибели своих сыновей. Мама, высланная вместе со мной в Кустанай, ничем не могла ей помочь. Отпустили её лишь через 10 лет. Свиделись мы в 1947 г. Сейчас никого из семьи, кроме меня, нет на свете. Но вечно жив неразрешимый мучительный вопрос – зачем и кому всё же это было нужно?

Люция Александровна Барташевич
С.-Петербург

Михаил Иосифович Бартошевич расстрелян по так называемому Списку польских шпионов № 74. В предписании на расстрел значится 8-м из 40 приговорённых к высшей мере наказания.

Александр Иосифович Бартошевич расстрелян по так называемому Списку польских шпионов № 45. В предписании на расстрел значится 47-м из 100 приговорённых к высшей мере наказания. Все считаются расстрелянными 20 декабря 1937 г.

Красноармеец Иван Иосифович Бартошевич убит 10 марта 1943 г. в бою под Синявином, неподалёку от родных мест. Он помянут как Барташевич в 15-м томе Книги памяти «Ленинградская область, 1941–1945»

Страницы на сайте проекта «Бессмертный барак»:

Бартошевич Иван Иосифович

Бартошевич Михаил Иосифович

Бартошевич Петр Иосифович

Бартошевич Александр Иосифович

Барташевич Люция Александровна

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| В Перми восстановлена уничтоженная вандалами табличка «Последнего адреса»
| Прагматика памяти
| Как литовцев в Сибирь депортировали
Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы
Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)
Чтобы помнили: трудармия, лесные лагеря, Усольлаг
| Добрых людей больше
| «Это действительно трагедия страны»
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus