«К нам приходят узнать о судьбе прадедов»: разговор с новым главой «Мемориала»


Автор: Наталья Джанполадова

Источник

26.03.2018

Новым председателем правления Международного общества "Мемориал" избран Ян Рачинский. Такое решение правление организации приняло 22 марта. "Мемориал" остался без руководителя в декабре 2017 года – после смерти одного из основателей общества Арсения Рогинского.

Материалы из архивного дела "Трудовой крестьянской партии"

Ян Рачинский состоит в "Мемориале" с 1988 года. Сейчас он руководит созданием электронной базы данных жертв политических репрессий в СССР, которая насчитывает более трех миллионов имен из всех регионов России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, некоторых областей Украины. По словам Рачинского, точное число жертв политических репрессий до сих пор неизвестно. В 1990–1995 годах Рачинский участвовал в правозащитных миссиях в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Чечне.

По словам Яна Рачинского, в настоящий момент важно говорить не только о современных репрессиях, но и привлекать внимание к событиям прошлого, поскольку недавний столетний юбилей ВЧК показал, что "никакого осмысления" истории не произошло, и "самую кровавую из всех спецслужб в истории продолжают называть патриотической".

В интервью Радио Свобода Ян Рачинский подробнее рассказал о своих планах на посту председателя правления "Мемориала":

Ян Рачинский

– Эта процедура не такая частая, – рассказывает Рачинский о выборах председателя "Мемориала". – До последнего года избирали Арсения Борисовича Рогинского. Тут у нас не было никогда никаких сомнений, поскольку это был человек совершенно уникальный и, к сожалению, совершенно незаменимый. В силу сложившихся печальных обстоятельств нам нужно было найти кого-то, кто сможет в какой-то мере выполнять функции, хотя бы часть тех функций, которые выполнял он. После обсуждения остановились на моей кандидатуре, что, конечно, после Рогинского очень трудно, поскольку такое сравнение вряд ли кто-то может выдержать. Но тем не менее, работа продолжается таким образом.

– Как вы видите работу "Мемориала" дальше?

– У нас все-таки организация не лидерская, при том что Арсений Борисович был несомненный лидер, но у нас очень большая степень автономии и отделений, и проектов, и людей. Все знают, что они должны делать, что они хотят делать. Это не нуждается в подталкивании и руководстве. Пока что я просто хочу попытаться войти в курс всего того, что делал Арсений Борисович, и уже исходя из этого, строить какие-то дальнейшие планы совместно с коллегами. Арсений Борисович был генератором новых идей, это одно из его важных качеств. Теперь эти идеи мы будем придумывать совместно. Пока никаких существенных изменений у нас не предполагается.


Панегирики ВЧК, звучавшие к 100-летию этой организации, показывают, что никакого осмысления во властных эшелонах не произошло


– Учитывая в целом политический контекст, может быть, у вас есть какие-то идеи о каких-то новых проектах или как-то больше вкладывать, например, в проблему политических заключенных?

– Этими проблемами мои коллеги довольно много занимаются – проблемами политзаключенных в современной России, собственно, не только в современной России, но и на постсоветском пространстве тоже, и проблемами задержаний на общественных акциях – проект "ОВД-Инфо". Это проект, которым руководит Григорий Охотин, член нашего правления. Мне представляется не менее важным и привлечение внимания к исторической составляющей. Потому что хотя и был установлен в прошлом году памятник жертвам политических репрессий, велик риск того, что это будет трактоваться как окончание темы, а не как открытие. Собственно, панегирики ВЧК, звучавшие к 100-летию этой организации, показывают, что никакого осмысления во властных эшелонах, во всяком случае, не произошло, и эту самую кровавую из всех спецслужб в истории продолжают называть патриотической и прочими лестными эпитетами. К сожалению, трудно какие-то конкретные рецепты тут предложить... У нас есть планы о разных изданиях. Мы продолжаем работу над составлением списка жертв репрессий и будем продолжать. Мы готовим к изданию тот труд, который Арсений Борисович не успел до конца завершить по статистике по 447-му приказу – это одна из главных массовых операций эпохи Большого террора. Будем пытаться всячески напоминать людям о происшествии. Собственно, интерес к этой теме растет. Сейчас все больше людей, которые приходят к нам, чтобы узнать о судьбе своих уже прадедов и прабабушек. Думаю, что этот интерес будет расти.

Памятник жертвам политических репрессий "Стена скорби" в Москве


Людям все чаще отказывают в информации, требуя от них подтверждения родства


– Как я понимаю, вы сейчас руководите еще проектом по созданию электронной базы данных жертв политического террора. Вы продолжите этим заниматься?

– Да, конечно! Собственно, у нас председатель – это общественная должность. У нас нет освобожденных руководящих работников. Так что, естественно, я буду продолжать заниматься этим. К сожалению, это сильно осложняется тем, что доступ к архивам весьма ограничен в России. Потому продолжение этой работы затруднено. К сожалению, вместо того чтобы эти архивы открыть и создать федеральную программу увековечивания жертв репрессий, мы видим скорее противоположную тенденцию, когда людям все чаще отказывают в информации, требуя от них подтверждения родства, даже в случаях, когда речь идет о делах столетней давности практики, 1919–1920 года. Эта проблема, к сожалению, усугубляющаяся.


 Изоляционистские настроения и создание образа врага – это, к сожалению, опасная тенденция


– Как вы считаете, чего стоит ожидать, особенно после президентских выборов, в контексте давления на "Мемориал"? История с "иноагентами" и ситуация с Оюбом Титиевым, с Юрием Дмитриевым? С вашей точки зрения, дальше будет хуже?

– Довольно давно, к сожалению, взят вектор достаточно неутешительный, хотя я все-таки рассчитываю на то, что в деле Дмитриева будет вынесен оправдательный приговор в виду полной несостоятельности и бредовости обвинений. С Оюбом Титиевым, как и с любым делом в Чеченской республике, поводов для оптимизма гораздо меньше. Что касается развития ситуации: да, боюсь, что будет очень трудно преодолеть инерцию этих стереотипов, когда виноватых ищут в ком угодно, но только не в собственных ошибках. Изоляционистские настроения и создание образа врага – это, к сожалению, опасная тенденция, которая имеет стремление к самораскрутке. Есть китайская пословица: кто ездит верхом на тигре, не может слезть. В общем, сейчас для наших властей уже просто трудно отказаться от этой линии, которую они сами себе навязали, а в какой-то степени, может быть, и сами себя убедили, как в детском стишке про бяку-закаляку – я сама из головы ее выдумала, я ее боюсь. Похоже немножко на то, что происходит с нашими властями: сначала они придумали, воспроизвели жупелы советской пропаганды, а теперь в известной степени, похоже, сами в них уверовали, – заключает Ян Рачинский.

Историко-просветительская и правозащитная организация "Мемориал" была учреждена в январе 1989 года. В октябре 2016 года Международное общество "Мемориал" было внесено в список НКО – "иностранных агентов".

 

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Календарь Пермского «Мемориала» на 2019 год готов!
| Если мы не будем заниматься прошлым, оно будет заниматься нами. Как прошли «Гражданские сезоны» в 2018 году
| Конференция «Тоталитаризм: история, память, практики сопротивления» в НИУ ВШЭ – Пермь: впечатления участников
Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)
Что отмечено на Карте террора и ГУЛАГа в Прикамье
По местам спецпоселений и лагерей ГУЛАГа
| «Не для того везли, чтобы освободить…»
| «Нас, как собак, покидали в телегу…»
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus